Бумажные деньги

По объёмам привлечённых в экономику Волгоградской области инвестиций 2007 год выглядит неплохо. По предварительным данным обладминистрации, в регионе освоено 58,7 млрд рублей против 48,6 млрд в 2006 году. Рост в сопоставимых ценах составил 7% (в 2006 году по сравнению с 2005 годом - 3%). К разработке месторождения калийных солей в Котельниковском районе приступила компания «Еврохим». Долгосрочные инвестиционные программы продолжались на Волгоградском нефтеперерабатывающем и Волжском трубном заводах, фабрике «Реемтсма-Волга», в компании «Сады Придонья». Значительные объёмы инвестиции по традиции освоили энергетики. Однако инвестиционный потенциал промышленно развитой да к тому же обладающей рекреационным потенциалом Волгоградской области значительно богаче, и перечнем реализуемых проектов отнюдь не ограничивается. «ДП» инспектирует несбывшиеся региональные инвестпроекты.

Золотой водовод

Статистика 2007 года могла бы быть ещё убедительней - региональные власти надеялись, что в конце года частные инвесторы приступят к строительству 15 мясо-молочных животноводческих комплексов. Под свои проекты они должны были получить госгарантии из регионального бюджета. Областная дума не сразу, но поправки в бюджет приняла, дело же застопорилось на этапе получения банковских кредитов. По версии обладминистрации, банки-контрагенты тянут с оформлением документов и не слишком готовы принимать эти самые госгарантии. Экономические причины чаще всего и выступают тормозом в реализации заявленных инвестпроектов. Речь о торговом комплексе МЕГА (инвестор - шведская компания ИКЕА) в регионе начали вести в октябре 2003 года - тогда в Волгоград впервые приехали представители компании. Пять лет понадобилось на поиски вариантов снижения пугающей инвесторов цены присоединения к инженерным сетям. Цена вопроса сначала составляла больше 200 млн рублей, позже при личном содействии губернатора была снижена втрое. На днях, по сообщению обладминистрации, генералитет российской ИКЕА приезжал в город и пообещал начать строительство в октябре 2008 года и закончить в 2010-м.

Мега-проект бальнеологического санатория международного класса на озере Эльтон имеет чуть меньшую по срокам, но не менее драматичную историю. Региональные власти регулярно вывозят его на международные и российские инвестиционные форумы, отчитываются о проявленном интересе - со стороны австрийцев, итальянцев, израильтян и даже лично Михаила Зурабова, на тот момент возглавлявшего Минзравсоцразвития РФ. Интерес есть, а реальных инвесторов - нет. Знающие люди говорят, что в ТЭО санатория заложены пара миллиардов на строительство нового водовода и подъездной дороги. Область, мол, хочет попутно решить вопросы жизнеобеспечения соседних поселений. А инвесторы такое золотое обременение потянуть не готовы. На недавнем губернаторском часе Николай Максюта прокомментировал специально для «ДП»: «Мы уже готовы строить на Эльтоне комплекс на 200 человек, сейчас объявили тендер на его проектирование. Там пациенты будут лечиться за счёт бюджета. А рядом, как мы планируем, австрийцы построят свой высокотехнологичный и дорогостоящий коммерческий санаторный комплекс». Кстати, неподъёмное коммунальное обременение - главный тормоз на пути комплексной застройки крупных городов Волгоградской области, о чём «ДП» писало уже не раз.

Политика и геополитика vs инвестиции

С геополитическими проблемами столкнулись заявители ещё одного мега-проекта - интермодального логистического терминала на базе Волжского речного порта. Первым о его создании в 2003-2004 году заговорил волгоградский предприниматель Юрий Скороходов, получив контрольный пакет акций ОАО «Волгоградский речной порт», в составе которого работает Волжский порт. Потом идею подхватили региональные власти и стали искать инвесторов сами. Постепенно масштаб проекта сократился - речь стала идти лишь о строительстве современного бизнес-центра, и только потом, бог даст, и центра логистического. Инвесторов пока так и не нашли, но проект считается актуальным. Губернатор поясняет инвесторов не будет, пока правительство не решит, по какому пути пойдёт вторая ветка Волго-Донского канала - через южные республики России и Казахстан, или через территорию Волгоградской, Астраханской и Ростовской областей. Бывает, громко объявленные проекты закрываются на стадии более детальных просчётов. В 2005 году на базе завода «Каустик» его владельцы, группа компаний «Никохим», вместе с бельгийской компанией «Сольвейг» задумали построить завод по производству поливинилхлорида и каустической соды. Предприятие собирались ввести в строй в 2008 году и по выходу на плановые мощности занять треть рынка соды в России. Но внимательно посчитали экономику и решили, что выгодней строить на заводе «Никохима» в Нижнем Новгороде. Зато на том же «Каустике» в максимально короткие сроки задумали и реализовали другой проект. Вместе с энергетиками запустили ТЭЦ-3 и значительно удешевили для себя электроэнергию. По-прежнему недоинвестированной остаётся сфера жилищно-коммунального хозяйства крупных городов. О планах по строительству мусороперерабатывающих и мусоросжигающих заводов в Волгограде, Волжском и Камышине говорят давно - заводов нет и в помине. А проблема, по мнению экологов, обостряется с каждым днём. О полумиллиардных инвестициях в ЖКХ Волгограда заявляла в 2004 году компания «Волгоградские коммунальные системы», которая была арендатором всех муниципальных коммунальных сетей. Позже, отвечая на вопрос, а где же инвестиции, генералитет компании объяснял: сети отданы в аренду на один год, а чтобы окупить инвестиции, нужно иметь подтверждённую аренду на более долгий срок. Кстати, на прошлой неделе право аренды волгоградских коммунальных сетей мэрия выставила на конкурс. Пять операторов претендовали на право 15-летней аренды и при этом заявили свои инвестпрограммы - от 0,7 до 2,4 млрд рублей. Посмотрим, станет ли увеличение срока аренды стимулом для серьёзных инвестиций в ЖКХ. Препятствием для реализации инвестпроекта по строительству магниевого завода, заявленного в конце 2004 года компанией «РУСАЛ-Бишофит», стала неопределённость с его будущим местоположением. Сначала землю выделили в Городищенском районе. Но заволновалась общественность, её поддержали экологи. В конце прошлого года региональные власти заговорили о том, что завод можно построить на территории волгоградского «Химпрома». Экологи поддержали эту идею - они считают, что приход серьёзных инвестиций на химзавод позволит попутно решить накопившиеся там проблемы с охраной окружающей среды.

Бишофит, тыквеол, нардек

На этом заводе, кстати, собираются перерабатывать бишофит. Тот самый бишофит, с которого начиналась история волгоградских инвестпроектов. Тогда, в середине 90-х годов прошлого века, Волгоград как родина финансовых пирамид был наводнён свободными деньгами. И тогда же была озвучена первая тройка главных инвестпроектов - бишофит, тыквеол, нардек. Прошло больше 15 лет - бишофит и нардек в регионе пока в проекте. И только тыквеол и другие продукты из семян тыквы компания «Европа-Биофарм» развивает на свой страх и риск - продаёт их в России, Польше и Бельгии. А по итогам недавней «Зелёной недели» в Берлине договорились на поставки в Германию. Порой приоритетной задачей оглашения инвестиционных планов может быть лишь PR - с прицелом на различные целевые аудитории. Когда тот же Юрий Скороходов параллельно с планами по строительству интермодального терминала говорил о возможном строительстве четырёх судов класса «река-море», о совместном с Волжским трубным заводом проекте по перевалке труб большого диаметра - это прежде всего было обращение к федеральным властям, которые владели 25%-ным пакетом акций порта. Мол, смотрите, пришёл серьёзный инвестор, он знает, что делать, для полной уверенности ему не хватает лишь выкупить пакет акций у государства. Госпакет остался непроданным, проекты - нереализованными. Похожая ситуация - с волгоградским «Химпромом» и международным аэропортом «Волгоград». Часто меняющиеся собственники завода в общем были готовы его проинвестировать. То собирались запустить крупное производство антипиренов в альянсе с «Трансгазом», то добывать рассол, обеспечив сырьевую независимость от «Каустика», то производить чешуированный каустик. Нынешние владельцы говорят о производстве модного поликремния и собираются делать сырьё для солнечных батарей. Но с этими проектами они обращаются прежде всего к государству, которое так и не желает расставаться с контрольным пакетом акций предприятия. Столь необходимые для экономики и престижа Волгоградской области проекты реконструкции аэропорта уже давно озвучивают непосредственно региональные власти. При этом они давно и безуспешно просят Минтранс РФ продать пакет частному инвестору или передать его в региональное управление, чтобы можно было развивать объект. Итог тот же: нет эффективного собственника - нет реконструкции. Заявленные планы - строительство логистического хаба, пассажирского и грузового терминалов, создание производственной базы по обслуживанию самолётов - остаются лишь мечтами. Надежда есть только на совместный проект с РЖД - через пару лет пустить электричку из центра города в аэропорт. К другой целевой аудитории обращались проекты известных волгоградских предпринимателей. Бывало, когда в городе начинались разговоры о проблемах в той или иной бизнес-империи, их владельцы начинали активно пиарить свои инвестиционные планы. Так было с Олегом Михеевым, который обещал застроить придорожными гостиницами автодорогу «Волгоград-Москва». Похожим образом действовал Николай Волков, который собрался на базе своего моторного завода организовать производство стройматериалов, автобусов, автомобилей и двигателей.

Мэр уехал - проект закрылся

PR-проектом можно считать и идею экс-мэра Волгограда Евгения Ищенко благоустроить Центральную набережную. Для сотрудничества позвали известного французского архитектора Жана Мишеля Вельмонта. Его проект презентовали в 2004 году - французский архитектор предложил развернуть город к Волге, дополнительно озеленить набережную, построить на ней конгресс-центр, зелёный театр, гостиницы, место для встреч, спортивные площадки, бассейн и многое другое. Мэр уехал - про проект забыли. Из наследия Евгения Ищенко - планы по застройке поймы реки Царица. В этой рекреационной зоне волгоградцам обещали торгово-развлекательные центры, аквапарк и зоопарк. Похожий пример из сферы политики, только более мелкого масштаба - в период предвыборной кампании будущий депутат гордумы Александр Галда придумал развернуть на базе принадлежащего ему завода в Советском районе выставку инвестиционных технологий. Её провели один раз, потом Галду избрали депутатом - и проект закрыли. Сегодня А. Галда уже экс-депутат, и опять претендует на место в гордуме. Так что проект вполне могут возродить. Одновременные заявления сразу нескольких потенциальных инвесторов о планах выйти на определённые рынки - верный признак инвестиционной привлекательности и высокой рентабельности этих рынков. В таком случае интрига лишь в том, кто будет первым. Так, никто не сомневается, что рано или поздно Волгоград начнут застраивать гостиницами различной звёздности. Или что в Волгограде и Волжском обязательно начнут строить жильё целыми микрорайонами. Или что в области построят завод по производству биотоплива и современные животноводческие и маслоэкстракционные комплексы. В 2007-2008 г. список масштабных волгоградских инвестпроектов пополнился. «Никохим» совместно с Волгоградским нефтеперерабатывающим заводом предлагают создать на базе завода «Каустик» нефтехимический парк. На базе Волжского завода «Волжанин» рассматривается возможность создания машиностроительного парка. О строительстве цементных заводов ведут речь в Камышинском и Ольховском районах, о логистическом центре «Междуречье» - в Городищенском районе. Понятно, что проработка и запуск этих и других многомиллиардных инвестиционных проектов - дело совсем не быстрое. Однако хочется надеяться, что им не суждено затеряться в истории или войти в разряд вечных, но не реализуемых проектов.

ЦИТАТА:

Н. В. ГОГОЛЬ, отрывок из поэмы «Мёртвые души»:

Один бог разве мог сказать, какой был характер Манилова. Есть род людей, известных под именем: люди так себе, ни то ни сё, ни в городе Богдан, ни в селе Селифан, по словам пословицы... ...Иногда, глядя с крыльца на двор и на пруд, говорил он о том, как бы хорошо было, если бы вдруг от дома провести подземный ход или чрез пруд выстроить каменный мост, на котором бы были по обеим сторонам лавки, и чтобы в них сидели купцы и продавали разные мелкие товары, нужные для крестьян. При этом глаза его делались чрезвычайно сладкими и лицо принимало самое довольное выражение; впрочем, все эти прожекты так и оканчивались только одними словами. В его кабинете всегда лежала какая-то книжка, заложенная закладкою на четырнадцатой странице, которую он постоянно читал уже два года. В доме его чего-нибудь вечно недоставало: в гостиной стояла прекрасная мебель, обтянутая щегольской шёлковой материей, которая, верно, стоила весьма недёшево; но на два кресла её недостало, и кресла стояли обтянуты просто рогожею; впрочем, хозяин в продолжение нескольких лет всякий раз предостерегал своего гостя словами: «Не садитесь на эти кресла, они ещё не готовы»...

Татьяна ТАРАКАНОВА