«Смутное время пережили достойно»

Когда осенью 2006-го Ирину Кареву избрали председателем Волгоградской городской думы, от неё ждали главного: восстановить работоспособность раздираемой конфликтами и склоками думы. И в самом деле: скандалы в зале заседаний на Советской, 9, прекратились. В конце 2007-го, подводя итоги года, она называет достижением муниципальной представительной власти её работоспособность. Как дума распорядилась своим новым активом - умением работать слаженно, Ирина КАРЕВА рассказала «ДП».

- Самое большое достижение - то, что дума наконец сработалась. Дума научилась эффективно и конструктивно работать, депутаты научились друг друга слушать, ушёл болезненный синдром - проговориться, потому что очень хочется. Заседания думы теперь проходят быстро и слаженно, потому что 90% работы проводится на комитетах. Я благодарю коллег за то, что они, несмотря на занятость на своей основной работе, отлично поставили дело. Мы научились совмещать свои профессиональные обязанности с депутатской деятельностью в округе и работой в комитетах. Для того, чтобы заседание думы прошло спокойно и успешно, каждый комитет, готовя то или иное решение, иногда заседает по 4-5 часов. У нас 12 комитетов, и когда депутаты понимают, что каждый вопрос прошёл все 12, понятно, что нет смысла снова что-то обсуждать на заседании думы, все возражения высказаны, все компромиссы найдены. На заседании думы оформляют уже согласованные решения. Меня это очень радует. В уставе города, который мы принимали, полномочия депутата продлены с четырёх до пяти лет, и это, я считаю, правильно: мы на себе почувствовали, что такое депутатские обязанности. В наш состав из прошлого состава думы пришло менее 10%, то есть почти все мы здесь в первый раз, много молодых, но главное, мы научились работать. И теперь очевидно, что пять лет - это тот срок, в который депутат может раскрыться и наиболее эффективно отработать с избирателями.

Немаловажное для меня достижение - то, что дума пережила непростые времена политической нестабильности, судебно-правоохранительных конфликтов... Нас тоже неоднократно пытались втянуть в эти конфликты. Например, когда стоял вопрос о назначении мэрских выборов, нас в чём только не обвиняли: и что мы затягиваем, и что торопимся... Мы выстояли в этот исторический период, хотя он пока не воспринимается нами как исторический, но, я думаю, обсуждать нас будут ещё очень детально, все наши поступки и дела.

Естественно, что эта консолидация и умение работать - не самоцель. Избирателю безразлично, за сколько часов мы достигаем согласия и как именно это происходит. Для избирателя важно то, что согласованность наших действий позволила нам принять несколько очень трудных решений. Мы приняли много социальных программ, но самое сложное было - генеральный план города и план социально-экономического развития на 10 лет. Вдогонку этим основополагающим документам будут приниматься уточняющие и развивающие документы, которых ждут граждане, инвесторы, застройщики. Однако главная работа уже позади. Поэтому продолжение работы над генпланом будет испытанием и для думы будущего созыва, и для администрации города.

Мы приняли трёхгодичный бюджет, пойдя в ногу с федеральной властью. Это потребовало огромных усилий новой команды мэра, они буквально за три месяца подготовили такой масштабный документ. Причём не только подготовили, но и согласовали с депутатами, учли наши замечания. И то, что мы этот бюджет приняли в срок, говорит о многом. В проекте были настолько грамотно расставлены приоритеты, что рассмотрение пожеланий депутатов насчёт конкретных программ и объектов не привело к затягиванию процесса. Каждый из нас, депутатов, естественно, заинтересован в том, чтобы в первую очередь финансировались те проекты, в которых нуждаются его избиратели. И при принятии бюджета каждый из нас стремится это обеспечить. Но если в бюджете приоритеты расставлены понятным для нас образом, мы понимаем: для города в целом важнее закончить какой-то объект. Да, хотелось бы сделать что-то важное для себя, своего округа, своих избирателей, но мы понимаем: то, что делается для города, - важнее.

Видимо, из-за того, что в депутатском корпусе много врачей, у нас исключительно активно шла работа в рамках национальных проектов, особенно по здравоохранению. Мы приняли целый ряд программ и по приобретению дорогостоящего оборудования, и по профилактике социально значимых заболеваний. Занимались мы и повышением оплаты труда педагогов, и вопросами детского питания в школах. Хочу сказать о необходимости преемственности власти. Мне очень хотелось бы в будущем составе думы сохранить наше конструктивное взаимодействие с исполнительной властью, которое у нас наметилось. Обычно в новый состав думы избирается примерно 10% прежнего состава. Но я уверена, что такая статистика - особенность нашей неразвитой демократии. Преемственность - это основа стабильности общества и профессионализма. Я это не придумала и не вычитала в какой-то книжке, это опыт представительной власти разных городов России, причём опыт людей, настроенных не на войны и делёж пирогов, а на конструктивную, созидательную работу.

Сохранить костяк думы - это не моё личное желание, это требование времени. И я очень надеюсь, что избиратели нас в этом поддержат. Опыт жалко терять. Возьмите, например, председателя комитета Михаила Девятова - он замечательно ведёт городское хозяйство. Он выстроил систему отношений, знает отрасль и умеет руководить эффективно. Не побоюсь этого слова - преступно его завтра взять и поменять. Это касается большинства председателей комитетов думы. Отдельная тема в подведении итогов года - это работа с наказами избирателей. В основной массе - это просьбы о помощи муниципальным учреждениям (садики, школы, поликлиники, больницы) и общественным организациям. Второе - это благоустройство придомовых территорий, ремонт подъездов. Третье - материальная помощь. Очень хорошо, что нам дали возможность помогать людям. Кому-то не хватает денег на коммунальные услуги, кому-то на операцию, у кого-то дети... Я не могу спокойно слушать жалобы на то, что тяжело больному человеку, не хватает на лекарства денег, которые ему положены по 122-му закону. Как я могу объяснить, что это федеральный закон, его принимали не мы? Избирателю всё равно, к какому уровню власти я отношусь - федеральному, региональному или муниципальному. Для него я представитель власти, которая ему обещала лекарства - и не даёт. Поэтому фонд, из которого я могу оказать помощь избирателю, - это большое подспорье. Кстати, в думе сложился хороший обычай: депутаты не вмешиваются в отношения коллег с избирателями. Мы уважаем решения друг друга, которые касаются работы непосредственно в округах. Я считаю, это говорит о новом уровне депутатской культуры.

Но поскольку к каждому из нас обращаются с похожими проблемами, у нас есть программы, выросшие из наказов избирателей, это, например, освещение улиц и дворов (программа принята давно, но мы постоянно держим её на контроле, потому что проблема не снимается) или ремонт лифтового оборудования. Ситуация на дорогах очень волнует горожан, и в думе она обсуждается и на рабочих группах, и в комитетах - мы создали межведомственную комиссию по организации пассажирских перевозок, которая должна заняться этой проблемой в комплексе. Тем не менее, я не разделяю мнения, что депутаты не должны выполнять конкретные наказы избирателей. Общегородские, комплексные программы - это очень хорошо, однако они должны идти так, как и идут, - от исполнительной власти. Она с этой задачей справляется. А работа с избирателями - это совсем другое. У каждого из нас их всего по 15 тыс. человек - и мы должны помогать им всем, чем можем.