Искать не женщину, а деньги

Долгожданная политическая стабильность отразилась и в работе Волгоградской областной думы: 2007 год прожили без скандалов и переворотов. Другая заметная тенденция: дума стала более самостоятельной в определении правил экономической и социальной политики. В уходящем году депутаты не так уж редко спорили с областной администрацией - причём небезуспешно. Отчасти это объясняется тем, что у фракции «Единая Россия» в думе появилось твёрдое большинство. С другой стороны, особенно успешно дума настаивает на своём тогда, когда речь идёт о социальных расходах, это, видимо, значит, что депутаты стали внимательнее к своим избирателям. О кухне регионального парламента «ДП» рассказал председатель Волгоградской областной думы, лидер областной организации партия «Единая Россия» Виталий ЛИХАЧЁВ.

Поспорили и договорились

- Виталий Викторович, дума действительно стала чаще настаивать на своём в спорах с областной администрацией?

- Да, у нас много законов, при принятии которых мы, как вы говорите, настояли на своём. А точнее - договорились с администрацией. Например, при принятии бюджета на 3 года мы договорились о 5%-ном сокращении расходов на аппарат управления администрации, чтобы направить их на культуру.

- 5% - это хорошо?

- 100 миллионов рублей - это совсем не плохо. Из них 30 млн пойдёт на создание и поддержание библиотечного фонда, 70 млн - на ремонт сельских домов культуры. Но пока этих денег в бюджете нет: администрации нужно срочно искать, за счёт чего эти расходы можно урезать, и не обязательно за счёт сокращения штатов. Мы подготовили базу для того, чтобы не с 1 сентября, а с 1 февраля, и не на 7, а на 14% поднять зарплату бюджетникам: почистили Бюджетный кодекс, некоторые другие законы, и сразу после нового года займёмся повышением. Приняли скандальный закон о компенсац ии предприятиям ЖКХ субсидий, которые они предоставляют сельским учителям, которые по закону не платят за коммунальные услуги. Коммунальщикам эти суммы никто не компенсировал. Администрация внесла этот закон только сейчас, а в селе уже идут конфликты: газовики и энергетики грозят учителям отключениями за неуплату. Наш закон обязывает выплатить компенсацию с 27 августа. Хотя, возможно, закон придётся править, потому что там есть сложности: льготы положены учительнице, а у неё же семья, и одно дело, если это несовершеннолетние дети, а другое - если это взрослые дети и муж-фермер.

- А в чём скандальность закона? Во введении задним числом?

- Не только. Прежде по расчётам администрации на это нужно было 150 млн, а теперь - 90 млн. Надо понять, куда делась разница. Есть подозрение, что она где-то вылезет. А вообще дать людям льготу и ничем её не обеспечить - это, сами понимаете, какой скандал.

- Дума приняла закон, в котором прописан новый порядок формирования общественной палаты, но через несколько дней администрация объявила новый состав палаты, сформированный по старому принципу. Кто-то кого-то не услышал?

- Процесс шёл параллельно. Действия губернатора логичны: срок полномочий палаты кончался, и нужно собирать новую. На наш закон он наложил вето, поскольку палата уже сформирована. Логика в этом есть. Депутаты могут и преодолеть вето, но надо подумать о тех людях, которым уже объявили, что они стали членами палаты. По новому закону кто-то из них в палату не попадёт, и всё это может выглядеть не очень красиво. Администрация предложила создать рабочую группу и поискать выход. Я считаю, что компромиссный вариант всегда лучше, чем бескомпромиссный.[//P]

Личное дело губернатора

- Были ли в этом году приняты закон ы, которыми вы гордитесь?

- Гордиться можно социальными законами, но я бы предпочёл говорить об экономике, которая вашим читателям более интересна. Хотя не знаю, можно ли тут чем-то гордиться. Мы очень долго работали над законом о госгарантиях. Имущество области не работает в полной мере: его не закладывают, не привлекают под него кредиты. С приходом в администрацию первого вице-губернатора Александра Шилина тема начала двигаться. Закон о госгарантиях идёт вместе с законом об инвестиционной деятельности: прежде, чем получить госгарантию, нужно пройти через инвестиционный комитет, доказать, что твой проект действительно принесёт области ощутимые результаты и может быть в числе приоритетных. Потом включается закон о госгарантиях. Вы, наверное, знаете, что в качестве обеспечения этих гарантий предлагается, на мой взгляд, очень сложный залог - строящийся мост через Волгу.

- И что, есть желающие взять? Мне кажется, это страшный сон инвестора оказаться владельцем такого объекта.

- Пока тема только обсуждается. Там много сложностей. Когда Шилин собирал банкиров по этому поводу, они подтвердили, что это интересно. Но когда дошло до дела, начали вспоминать долгую и трудную историю с областными гарантиями заводу «Сарепта», бояться и сомневаться... Мы пошли навстречу их пожеланиям. В итоге схема выглядит так. Когда проект, прошедший инвестиционный комитет, признаётся приоритетным, и дело доходит до госгарантий, контрольный пакет создаваемого предприятия передаётся созданной областной администрацией управляющей компании. Она контролирует ход реализации проекта, расход средств и так далее. Мы не будем давать гарантию под весь проект сразу. Например, строительство животноводческого комплекса в рамках нацпроекта стоит 0,5 млрд рублей. На все полмиллиарда гарантии не будет. Проект разбивается на очереди. Построили первую - заложили, получили кредит, вернули гарантию, взяли новую - для второй очереди, и так далее. На мой взгляд, продумано всё, чтобы бюджет никоим образом не пострадал. Прорабатывали и реализацию продукции. Договорились, что все участники создадут АО, которое построит перерабатывающий комбинат. Им не придётся конкурировать между собой. Общими усилиями они могли бы создать федеральный брэнд - такой, как «Сады Придонья».

- Не слишком ли сложная схема?

- Нет. Главное - она на 99,99% исключает невозврат кредита, недобросовестность в отношениях власти и бизнеса.

- До сих пор корпорации, создаваемые областной властью, не были успешными - взять хоть региональную холдинговую компанию «Сфера», хоть Агропромышленную корпорацию...

- Есть отличие. Управляющей компании не ставится задача заработать на проекте. Речь идёт о том, чтобы поднять приоритетную отрасль, сдвинуть проект с мёртвой точки, получить новые рабочие места на селе, новую налогооблагаемую базу для решения социальных проблем того же села. Управляющая компания не будет строить и зарабатывать, только контролировать. Несмотря на все наши усилия, ни одного проекта нам реализовать не удаётся. Привлечённые нами инвесторы начали строить два комплекса, взяли обычные кредиты в расчёте на федеральные кредиты в рамках нацпроекта - с компенсацией процентной ставки... Но сейчас оба комплекса под угрозой банкротства. До конца года крайне необходимо найти выход. Каждый день московский банк говорит: доделайте, донесите, поправьте. У всех нас, кто к проекту причастен, складывается впечатление, что банк не хочет давать деньги. А если мы их не получим, то на многие годы отобьём у бизнеса желание идти в АПК. Хотя мы приложили огромные усилия, чтобы это запустить. Собирали потенциальных инвесторов (сначала их было несколько десятков), убеждали, как это здорово. Согласились единицы, и если всё сорвётся, область просядет глубоко и надолго.

- А в чём же причина?

- У каждого региона своя специфика. Белгородская область - лидер в реализации национальных проектов в сфере АПК. Но там другие стартовые условия: с советских времён там самое современное оборудование и технологии в отрасли. Есть и ещё нюанс... По некоторым данным, губернатор лично заинтересован в успехе, так как аффилирован со строящимися комплексами. Я считаю, это хорошо. Если он связан с казино или публичным домом - это негодяй. А он пытается поднять сельское хозяйство, в том числе и личными вложениями. Аффилированность не всегда незаконна. Главное комплексы строятся.

- Пример семьи Лужковых-Батуриных показывает, что мэру не запрещается жениться на успешной бизнес-вумен. С другой стороны, у нашего первого вице-губернатора тоже есть интересы в аграрной сфере... И что?

- Может, интерес не такой или потенциал В Липецкой области тоже мощное строительство, но там задействованы очень серьёзные бизнес-структуры, например, НЛМК. Может быть, не тех убеждали, может, надо обращаться к более крупному бизнесу. Ну что ж, будем работать дальше. Сейчас ведём переговоры с крупным промышленником, депутатом Госдумы Олегом Савченко. Для нас очень важно, чтобы эти проекты не умерли.

Рубли и процедура

- Изменились ли со сменой городской власти отношения думы и Волгограда? Прежде мэрию упрекали в привычке решать вопросы кавалерийскими атаками. Новый мэр Роман Гребенников - бывший депутат, то есть кухню вроде бы знает. Но всё равно есть ощущение, что для области Волгоград - белое пятно на карте.

- Действительно, отношения часто выстраивались с помощью кулуарных переговоров с депутатами. Завтра принимают бюджет? Так вот мы потихонечку подкрадёмся, договоримся и пролоббируем... Задолго до принятия бюджета финансисты всех муниципальных образований идут в областное казначейство и защищают свои коэффициенты. Причём методика расчёта едина для всех. Мы её приняли после того, как муниципалы написали общее письмо депутатам, что она их устраивает. Теперь по этим правилам живут все муниципалитеты. Но проблема всегда есть и будет, кто бы ни стал мэром. Хотя у Романа Гребенникова больше шансов это понять, потому что он наш соратник, был председателем думы и знает, что набегами не обойтись. Город донор, и он имеет моральное право получать больше, чем сегодня. Но в области, за исключением Волжского и Камышина, все территории дотационные. И там тоже живут люди, и там тоже нужно этот огонёк поддерживать... Перетягивание каната имеет смысл до определённого предела. Кстати, мы принимаем закон о стимулировании муниципальных образований - по этому закону, если собрал больше налогов, то больше и получи.

- Дело не только в бюджете... Областная власть пропагандирует инвестиционный потенциал области, не касаясь Волгограда. Или, например, взять магниевый завод: в Орловке против строительства протестуют власти, население, экологи, а на «Химпроме» готовы принять его на ура. Но областная администрация настаивает на строительстве в Орловке.

- А знаете, почему? Есть огромное желание избавиться от дотационности районов. Если это удастся, город будет получать всё, что он зарабатывает. Значит, нужно строить завод в Орловке, в Камышине, в Михайловке, в Алексеевке... Распределить трудовые и производственные ресурсы так, чтобы зарабатывали все. Всё просто. Если обычно говорят «ищите женщину», то в этих отношениях - ищите деньги. Деньги всему голова.

Анна СТЕПНОВА