Провал модернизации приведёт к бюрократическому реваншу

Дискуссия клуба «4 ноября» выявила несколько крайне важных обстоятельств, имеющих прямое отношение к обсуждению проекта политической модернизации, заявленного высшими политическими руководителями РФ.

1. Приходится констатировать «модернизационное одиночество» Кремля. За исключением президента РФ Дмитрия Медведева, близкой к нему политической группы, а также, возможно, премьер-министра Владимира Путина, никто из политической элиты России в проекте модернизации не заинтересован. Менее всего в этом проекте заинтересованы актуальные правящие региональные элиты, располагающие основными политическими, организационными и финансовыми ресурсами в субъектах РФ.

2. В этой связи в стране отсутствует «вертикаль модернизации» (по аналогии с вертикалью власти), которая бы связала Кремль как заказчика модернизации и субъект модернизации, которым, по общему мнению участников дискуссии, может являться «средний класс».

3. Отсутствует механизм взаимодействия существующей в РФ вертикали власти (инфраструктуры политического господства бюрократии) с модернизационным проектом, предлагаемым российскому обществу Дмитрием Медведевым и Владимиром Путиным.

4. Второе и третье обстоятельства позволяют констатировать, что в настоящее время между группой заказчиков модернизации и её субъектом доминирует инфраструктурная пустота.

5. В такой ситуации отказ высших руководителей РФ от модернизационного проекта представляется неизбежным, если в течение 2010 года не будет сформирована устойчивая политическая «вертикаль модернизации» (инфраструктура развития). Как возможный вариант этого - в виде политической партии «среднего класса» («партии развития»).

6. Потеря времени и отсутствие инфраструктуры модернизации при сохранении публичного заказа на «новое развитие» неизбежно приведёт к дискредитации самой идеи модернизации РФ. Следствием этого станет либо «отложенная модернизация» (мягкий саботаж проекта развития с постепенным отказом от него), либо стремительное наступление «периода политической реакции» со стороны бюрократического класса, в ходе которого будет дискредитирована идея любых перемен в обществе и закреплена в ещё более жёсткой форме «диктатура директивной бюрократии» (доминирующей частью которой являются коррупционные административные группы).

Таким образом, провал проекта модернизации, запущенного сегодня Кремлём в российское общественное мнение, уже через год способен обернуться «бюрократическим реваншем» со вполне предсказуемыми негативными последствиями для российской политической системы и гражданского общества. Впрочем, бюрократический реванш - это далеко не самое опасное последствие провала проекта очередной российской модернизации. Если ни одна из рассматриваемых сегодня архитекторами модернизации-2009 социальных групп (бюрократия, средний и малый бизнес, интеллигенция) не справится с заявленной Кремлём задачей, не обеспечит «рывок развития», тогда импульс перемен, как и в начале 90-х годов ХХ века, будет перехвачен в России организованной преступностью. Криминальное сообщество (частью которого является коррумпированная бюрократия) уже давно является одним из ведущих акторов политического процесса и экономической деятельности в РФ. «Респектабельный бандитизм», построенный на руинах страны некогда победившего социализма, стал одним из главных итогов провала последней советской модернизации, известной под именем «перестройки». Организованная преступность в России располагает мощными экономическими, организационными и политическими ресурсами, её представители - в отличие от «обычной» бюрократии - социально мобильны, политически активны и отзывчивы на самые дерзкие инициативы. С таким потенциалом - при сохранении общественного запроса на перемены - российская мафия легко может перехватить модернизационный проект у неповоротливой бюрократии и остающегося «классом в себе» малого и среднего бизнеса. В этом случае итогом новой российской модернизации станет ещё большее укрепление политических и экономических позиций криминального класса.

Андрей СЕРЕНКО, главный редактор газеты «Городские вести», эксперт Фонда развития информационной политики