Каприччос на набережной

Каприз, так с испанского переводится название серии офортов Гойи, самый известный из которых дал название выставке в зале Волгоградского музея изобразительных искусств на улице Чуйкова «Сны разума». Зрелище не для слабонервных: атмосферная музыка, оформление экспозиции в душевном стиле святой инквизиции и 80 листов с композициями, на которых изображены люди, но нет ни одного человеческого лица.

Каждый офорт Гойи сопровождается где вольной, а где и фривольной интерпретацией Дали, и ко всему этому добавлены ещё текстовые расшифровки замысла того и другого. Каждая такая пара (офорт Гойи и литография Дали) вкупе с комментариями искусствоведов задаёт зрителю столько вопросов, что поневоле начинаешь сожалеть о неразвитости в России-матушке рынка услуг психоаналитиков. И таких пар восемь десятков.

Выйдя через пару часов на свежий воздух, моя спутница в ответ на приглашение выпить чашку кофе твёрдо сказала: «Нет, спасибо. А вот от таблетки анальгина я бы не отказалась». Признаться честно, мне тоже было не по себе, хотя ещё в детстве я случайно умудрился осилить биографический роман Фейхтвангера «Гойя» с этими самыми картинками, вполне подходящими для иллюстрации наиболее жутких сцен гоголевской повести «Вий».

Всё-таки с большими художниками не шутят. Особенно когда они ходят по двое. Да ещё в компании с комментариями. Чревато.

И если вы ещё не были на этой выставке, но уже заинтригованы и вознамерились приобщиться к высокому искусству, рискну дать несколько советов во избежание тяжёлого нервического расстройства.

Первое. Познакомьтесь сначала с Гойей заочно. Тем более, что офорт в репродукции не сильно отличается от оригинального оттиска. А краткое знакомство с его весьма яркой биографией укрепит вас в намерении знакомства личного.

Второе. Гойя в первую очередь известен своими страшноватыми офортами. Но в мадридском музее Прадо есть немало жанровых картин и портретов его кисти, на которых вы не увидите ничего ужасного. То есть рисовать он всё-таки умел.

Третье. На литографии Дали надо смотреть особенно осторожно: через несколько лет после этой серии работ гениальный до безумия Сальвадор окончательно спятил.

Четвёртое. В картинах Гойи никакой мистики. Это едкая социальная сатира на нравы Испании конца XVIII столетия. Глядите внимательнее можете разглядеть многих известных российских (и даже волгоградских) деятелей.

И, наконец, пятое. Самое главное. Сходите сначала на выставку сами, а уж потом тащите туда своих друзей. А то мало ли что

Виктор ПИЛИПЕНКО