Реформа навсегда

В администрации Волгограда проходит кадровая реформа, вызывающая живое любопытство тех, кто о ней слышал. Слышали немногие. Глава Волгограда Роман ГРЕБЕННИКОВ согласился рассказать «ДП» об этой реформе, однако беседу начал с вопроса.

Ведущий специалист по пылесосу и тряпке

- Штат мэрии самая важная тема? Или есть более серьёзные?

- Наверняка есть, но на эти более серьёзные темы мы с вами говорили уже не раз, и совсем недавно подводили итоги 100 дней вашего пребывания на посту.

- Мне не нравится говорить о вещах, которые находятся в стадии осуществления. Я привык говорить о сделанном. Так и проще, и честнее. Реорганизация не завершена, есть планы ликвидации дублирующих и нефункциональных подразделений, а также перевода муниципальных служащих в статус работников муниципальных учреждений - МУ. Причина проста: статус муниципального служащего даёт большие гарантии профессионального и пенсионного характера, которые ложатся бременем на бюджет. А нам этот статус не позволяет эффективно управлять персоналом. Администрация города, как и области, впрочем, - чрезмерно громоздкая структура. И во многих муниципалитетах - а я сейчас эту практику изучаю - собственно чиновников не более 300-400 человек, а все остальные - это работники МУ: дирекции по строительству, МУ благоустройства и так далее. Что же у нас? Возьмите, например, департамент муниципального имущества - там чуть ли не все, от руководителя до технички, - муниципальные служащие. Секретарь - это не просто секретарь, а консультант; уборщик на должности специалиста. Вот это и создаёт впечатление раздутого аппарата. Хотя, возможно, именно такое количество людей и нужно для выполнения этих обязанностей, но они должны работать в иных условиях и ином статусе.

- От переименования статуса суть не меняется: получающих зарплату из бюджета меньше не станет.

- Это не так. Оплата в МУ должна больше соответствовать трудовым вложениям. И в администрации есть уровень, на котором служащие должны получать много, но и вкалывать много. Например, начальник правового управления администрации уходит с работы в 11 вечера вместе со мной. А зарплата такая же, как у чиновника, который уходит с работы в 4-5 часов, если мы недоглядели. Это неправильно. Теряется смысл поощрения муниципальных служащих. А по большому счёту это дискредитация муниципального управления. Провести эту реформу не получится быстро. А её смысл можно будет оценить только потом, когда ситуация изменится. Сейчас в администрации профессионалов мало, а привлечь их нельзя, потому что в бизнесе зарплата совсем не такая, как здесь. Несмотря на то, что расходы бюджета на зарплату вроде бы велики, она размазана, как...

- Как каша по подносу? Еды много, а ложка по дну шкрябает.

- Вот именно. Я не призываю увольнять всех подряд, но работа подразделений администрации должна стать эффективной. Неправильно нагромождать в департаменте городского хозяйства большое количество чиновников, правильно - спустить часть функций в муниципальное учреждение соответствующего профиля. Это первое. Второе. Надо убирать дублирующие подразделения. Например, я не вижу необходимости в параллельном существовании департамента экономики и комитета по промышленности.

- Это вообще невозможно понять, поскольку рычагов влияния на промышленность у вас нет. - Именно поэтому принято решение о ликвидации департамента промышленности. Я не понимаю, зачем нам комитет по транспорту и связи, если транспортом в городе занимается департамент городского хозяйства. Причём я хочу не только сократить штаты до варианта 300-400 «белых воротничков», но и добиться ломки представлений о муниципальной службе как синекуре.

Звуки МУ

- Что принципиально поменяется в работе, если человек станет называться не служащим, а сотрудником МУ? Он будет так же получать зарплату из бюджета, и она не будет зависеть от конечного результата его труда. Вы сможете платить больше за количество обработанных бумаг, но не за рост, например, объёмов производства в подведомственной отрасли.

- Упаси нас бог от того, чтобы они получали доходы не из бюджета. А выгода для города безусловно есть: гораздо проще скорректировать работу сотрудника МУ, нежели работу чиновника. Кроме того, правка 131-го закона добавляет нам функций, приходится создавать новые подразделения, что удобнее делать в режиме МУ. Например, мы должны создать службу для аварийно-спасательных работ на Волге. Раньше этим занимались областные власти, теперь мы, «спасибо» федеральным законодателям. Мы теперь отвечаем и за бомбоубежища, и за многое другое, чего раньше в ведении муниципалитета не было. Намного проще менять принадлежность ведомства и его функции, если мы имеем дело не с подразделением органа власти, а с МУ. У сотрудников МУ не будет таких социальных гарантий, как у чиновников, и в будущем бюджетных средств на их содержание будет уходить меньше. Вы заставляете меня говорить о вещах, которые нам только ещё предстоят. Я бы предпочёл говорить о сделанном.

- Однако более важную тему для разговора найти трудно. Управление у нас строится по принципам снежного кома. Отдел не справляется - создаём новый, а там люди загружены не вполне, они придумывают новые функции и зону ответственности, чтобы оправдать своё существование. Потом выясняется, что существующими силами с таким объёмом работы не справиться, и надо создавать новый отдел Чтобы остановить этот вал, нужна большая политическая воля и много сил.

- По крайней мере, понимание, что нужно менять, уже есть. Вот пример. У нас в каждом районе работают МУ ЖКХ, но к благоустройству немало вопросов. При этом часть работ финансируется из бюджета, другая часть эксплуатирует тарифы. Почему и то, и другое должно быть в одних руках? Разделение потребует управленческих расходов, но в сегодняшнем виде МУ ЖКХ не должны существовать вообще. Если обслуживанием жилья занимаются управляющие компании, то МУ ЖКХ должны быть сведены к паспортному столу и координации работы этих компаний. Пока процесс преобразований в ЖКХ не дошёл до нужной стадии конкуренции и саморегулирования, нужно контролировать качество услуг, иначе муниципалитет вообще не будет видеть, что происходит, да и население тоже. Проблемы есть, например, с ТСЖ. Оно пять лет отлично жило, а потом потекла крыша, и пока деньги шли только на зарплату, всё было хорошо, а когда дело дошло до ремонта потёкшей крыши, так денег, оказывается, нет, они идут к нам. Этим нужно заниматься. Но это касается денег, поступающих от тарифов. Ваш дом собрал эти деньги - ваш и потратил. А там, где тратятся бюджетные деньги, нужен иной подход. Муниципалитет должен выступать заказчиком благоустройства, вне зависимости от того, сколько денег собрали в том или ином подъезде, поскольку эти деньги от уплаченных всеми нами налогов. Я думаю, нам придётся создавать отдельные МУ благоустройства, сокращая при этом в целом численность МУ ЖКХ районов. Аналогичные проблемы и в других сферах. Много дублирования в департаменте здравоохранения и райздравах, структурах образования, культуры, здесь нам предстоит сокращение штатов, поскольку культуры у нас всё меньше, а чиновников всё больше. Процесс будет долгим. Я вообще не уверен, что он может когда-то совсем закончиться: муниципальное управление не может обходиться закостенелой структурой.

Один на три года

- Ладно, давайте сменим тему. Какое же направление работы представляется вам более важным?

- Пусть не более важным, а более срочным. Вот только что закончили совещание с ООО «ЖЭК» - обсуждали, как оформить возврат муниципалитету контроля над жилищно-коммунальным хозяйством города. Оно, как известно, состоит из сетевого и жилищного комплексов, так вот жилищный мы берём на себя: к концу подходит оформление документов по передаче в муниципальную собственность ООО «ЖЭК». Муниципалитет на этапе становления управляющих компаний должен взять на себя эксплуатацию жилого фонда. «ЖЭК» занимает около 78% рынка. Но пока в его капитале, как и в капитале его учредителя - ЗАО «РЭС», нет доли города, и город сейчас не управляет ни жилым фондом, ни сетями. Поэтому мы меняем эту ситуацию.

- 78%? А куда же смотрит антимонопольная служба?

- Куда... Я получил от них письмо, в котором сообщается, что меня оштрафуют за то, что без согласия их службы и без конкурса был пролонгирован договор с ЗАО «РЭС». Куда они смотрели год-два назад? Выборы состоялись 20 мая, я вступил в должность 29-го, после присяги, а договор должен был быть расторгнут или пролонгирован с 1 июня. Я должен был за три дня подготовить и провести конкурс? Я поручил юристам ответить, что в то время городом управлял не я. Если они этого не знали, мы им расскажем. Нет, у нас на самом деле есть серьёзные подвижки, например, по регламентации земельных отношений. Обещанное нами положение об удовлетворении заявок инвесторов за 148 дней внесено в городскую думу. Принят бюджет на три года, я считаю, это хорошо.

- Неужели городская дума могла его не принять?

- Накануне выборов у депутатов всегда активность выше, и критики больше. Мы учли процентов 90 поправок депутатского корпуса, тем не менее сумев провести свой подход, а он состоит в том, что бюджет должен быть реалистичным. Мы снижаем с 10 до 3% к 2010 году дефицит, мы заложили в расходную часть очень обременительные для нас вещи, например, подготовку к проведению земельных аукционов. Город к ним был не готов, и сейчас мы пытаемся это наверстать, чтобы в 2008 году получать реальные деньги.

- Я наблюдаю бюджетный процесс в Волгограде с 1990 года. Каждый год всё идёт по одной схеме: сначала много драматизма, ведь денег ни на что не хватит, бой за каждый миллион... А к середине года план сбора доходов перевыполнен, откуда-то пришли дополнительные поступления... Почему действительность всегда превосходит смелые ожидания составителей бюджета?

- Не всегда. Городской бюджет дефицитен, и хотим мы того или нет, мы работаем с кредитными ресурсами. Может быть, по факту мы и проинформируем депутатов о том, что перевыполнили план по сбору доходов. Но часть этих доходов мы должны израсходовать на выплату долгов по кредитам, взятых не нами, по облигационным займам, выпущенным тоже не нами. 2008 год в этом смысле будет трудным. Это год становления аукционных торгов, выплаты долгов за прошлые периоды, становления новой городской думы. С другой стороны, 2008 год будет годом значительно большего, чем прежде, освоения федеральных ресурсов. Мы научились работать с федеральным бюджетом.

Бизнес нужно тоже щадить

- На фоне дефицита бюджета и перечисленных трудностей городские власти сокращают программу приватизации, собираясь получать доходы от коммерческого использования недвижимости. Но это будут скромные доходы.

- Зато надолго. Нам, конечно, не хочется терять эти 400 млн рублей арендных платежей каждый год. Да и не надо. Перейти к продаже права аренды земли? Мы собираемся это сделать. Но и здесь есть предел. Нам важно сохранить то, что имеем. Для любого хозяина это очевидно. И мы пойдем по пути организации акционерных обществ, которые будут получать доход от городской собственности в интересах города. Юристы говорят, что такое право у нас есть. В конце концов, если это нужно населению, а доходы бюджета ему безусловно нужны, мы найдём законный способ это сделать.

- Город по-прежнему владеет достаточным объёмом недвижимости, позволяющим влиять на ценовую ситуацию на рынке?

- Если бы этого не было, то никто бы не задавал вопросов о методологии определения ставок аренды земли и помещений. А нам приходится каждый раз доказывать, что наши ставки обоснованы. И мы их не задираем, потому что действия муниципалитета должны и для бизнеса иметь щадящий характер, ведь он тоже несёт социальную нагрузку, а малый бизнес особо нуждается в поддержке муниципалитета.

- Социальная направленность бизнеса - вопрос спорный. Это или прибыльное дело, или предприниматель пытается повесить расходы на муниципалитет, который, получается, должен как-то дотировать некие виды бизнеса.

- Для меня это тоже спорный вопрос. Да, есть отношение к муниципальной собственности как к чему-то халявному. Но есть и объективные вещи. Например, парикмахерская на улице Библиотечной очень нужна живущим там людям. Поддержка такой парикмахерской - не вполне рыночный подход, но я считаю его правильным.

- Определить, какой бизнес социальный, а какой - нет, вы можете только на глазок, по ощущениям. Может, пора искать более внятные стимулы для предпринимателей? Тем более, что в нашей стране левая рука бьёт правую: вы убеждаете предпринимателя повысить зарплату, а для налоговой службы - это повод покопаться в прошлом компании, поискать там сокрытые доходы, за счёт которых зарплату и повысили. И всё, на что вы уговариваете, им категорически невыгодно.

- Давайте будем реалистами: в наших руках есть инструмент - ставка арендной платы, им мы и будем пользоваться. Мы можем, конечно, мечтать о микрокредитах, о фонде поддержки, собственном банке - но всё это вещи заоблачные. Мы упустили время. В других городах это сделали лет десять назад, и мы уже не вернёмся назад. Нам нужно идти вперёд, искать современные и технологичные механизмы льготирования. Например, при условии повышения зарплаты и соответствующего увеличения платежей в бюджет - снизить коэффициент ЕНВД или ставки аренды. Мы готовы выйти с таким предложением в гордуму. Но это надо серьёзно прорабатывать. Мои помощники - Игорь Комлев от «Опоры России» и Петр Беляков от Ассоциации защиты бизнеса - этим и заняты. Судьба идеи будет зависеть от работоспособности этих людей.

- Вас не смущает, что защитой бизнеса часто занимаются люди, которые сами не многого добились в бизнесе?

- Зато они помогают наладить контакт с той средой, которая их выдвинула. Это первое. Второе. Для консультаций у меня есть прямые контакты с общественными организациями, в которых я состою, - «Опора России», «Деловая Россия», а также с предпринимателями, с которыми я хорошо знаком лично. И третье. Мэр города обязан уметь находить со всеми общий язык ради дела. Ради дела мне нужно взаимодействовать с предпринимательскими кругами, и я это делаю.

Анна СТЕПНОВА