Нащупали дно

Своё видение сложившейся экономической ситуации, перспектив развития банковского сектора в России и мировых валютных рынков высказывает ведущий специалист Альфа-Банка Наталья ОРЛОВА.

Завтра - волна?

- Каково положение и перспективы российской экономики? Что нас ждёт?

- Экономика России нащупала дно. Падение прекратилось. Мы видим и некоторое восстановление роста. Оно связано с тем, что предприятия будут восполнять свои запасы. Падение ВВП в России и в мире в начале года было связано именно с ликвидацией запасов корпоративного сектора. В ближайшие месяцы мы можем увидеть восстановление этих запасов и стабилизацию в промышленном секторе. В России мы видим, что некоторые секторы, как, например, металлургия, пользуются внешним спросом и могут увеличить объёмы выпуска продукции. Тем не менее, в последние годы экономика России росла за счёт потребления, а оно поддерживалось ростом зарплат и розничными кредитами. К сожалению, оба фактора под большим вопросом: смогут ли реальные доходы продолжить рост? Смогут ли банки достаточно быстро восстановить кредитование? В этом смысле перспективы 2010-11 года скорее говорят о возможном росте экономики в пределах 1-2%, но рассчитывать на возврат 8%-ного роста ВВП достаточно трудно.

- Многие ждут второй волны. Хватит ли нам сил пережить её?

- Думаю, что второй волны в российской экономике - в том смысле, в котором её обсуждали весной, - наверное, не будет. Хотя в мировой экономике риск нестабильности не исключается. Мы ведь уже видели две волны: первая - кризис ипотечных облигаций, вторая - общий коллапс. Какой может быть третья волна, предугадать сложно: это может быть нестабильность на валютном рынке, изменения на нефтяном рынке, или просто сжатие ликвидности США.

Смена курса

- Есть ли прогнозы, что девальвация рубля останется такой же плавной?

- Ситуация на мировых валютных рынках крайне нестабильна. В прошлом году доллар за несколько месяцев сильно укрепился, а сейчас снова находится под давлением. Наверное, такая нестабильность сохранится в ближайшие годы. Думаю, Банк России, покупая валюту, постарается сгладить нестабильность курса рубля, но мировые рынки будут диктовать свои тенденции. Нам стоит привыкнуть к тому, что курс будет меняться часто и сильно. Фундаментальный обоснованный курс рубля находится на уровне 30 рублей за доллар. Но, к сожалению, он может как упасть до 25 рублей, так и, наоборот, подняться до 35. Это новая реальность. Многим трудно привыкнуть к тому, что в отличие от 90-х годов, когда курс рубля двигался только в одну сторону - падал, сейчас ситуация в мире другая. Сейчас в США правительство является единственным источником роста для экономики. И финансирует огромный дефицит бюджета эмиссией. Если это и не прямая эмиссия в полном масштабе, то всё равно девальвация доллара. Американской экономике очень трудно вернуться в сбалансированное состояние. А в Европе ситуация обратная: центральный банк Евросоюза не представляет ни одну конкретную страну. Нет такого правительства, которое может заставить Европейский центральный банк существенно ослабить денежную политику. Поэтому доллара становится всё больше, а зона евро остаётся в сжатом состоянии./

Кредитная перезагрузка

- Как скоро могут быть восстановлены темпы кредитования?

- Раньше рост кредитования составлял от 50 до 70% в год. Сегодня вернуться к таким темпам сложно. Сначала банковский сектор должен разобраться с проблемными кредитами, очистить балансы, распродать имущество, которое получил в виде залогов. Должна пройти реструктуризация в реальном секторе, через продажу имущества банками должен сформироваться новый сегмент роста. И когда точки роста определятся, банки смогут подключиться к процессу. Но крайне сложно рассчитывать, что банки могут запустить экономический рост: они всегда выступают как посредники.

- Кто же тогда?

- Это вопрос к реал ьному сектору. При уровне инвестиций меньше 20% ВВП России, конечно, нужен инвестиционный рывок. Либо придут российские капиталы, либо иностранный капитал увеличит объём инвестиций, либо государство запустит инвестиционные процессы. Но в любом случае восстановление темпов роста должно быть сопряжено с ускорением инвестиционного процесса.

- Когда банки повернутся лицом к малому бизнесу?

- Они и сейчас относятся к нему с большим интересом. Малый и средний бизнес в этот кризисный период имеет репутацию очень хорошего заёмщика - эти компании достаточно аккуратно относятся к исполнению своих обязательств. Работа российских банков была заточена на кредитование крупных компаний, и уйти из этого сегмента, целиком заместив его кредитованием малых предприятий, очень сложно: объёмы сегментов несопоставимы. Интерес к малому бизнесу, безусловно, есть. Но банки по-прежнему должны работать с крупными заёмщиками.

При какой доле проблемных кредитов банки могли бы более активно кредитовать?

- Сейчас уже не вопрос, каким будет уровень просроченной задолженности. Вопрос в том, что банки не видят хороших заёмщиков. У многих компаний заложено и имущество, и оборотный капитал, у них просто нет активов, которые они могли бы предоставить в залог. А в условиях такой неопределённости банкам трудно кредитовать без залога, хотя это было возможно до кризиса. Банки не берут на себя такие риски не потому, что не хотят, а потому что они - посредники, у них своих денег, как правило, 10%, все остальные - это средства, привлечённые от частных лиц и компаний. По этой причине любой плохой кредит, выданный банком, - это риск частных вкладчиков. Банки, проводя жёсткую кредитную политику, стараются обезопасить свои пассивы и гарантировать вкладчикам возврат денег. Пару лет наш банковский сектор может потратить на разгребание проблемных кредитов. И ещё должны смениться собственники, появиться сегменты роста, чтобы банки могли перезапустить кредитование. Пока они не могут кредитовать, потому что старые заёмщики все закредитованы, все понимают, какие там риски и качество менеджмента. Там уже нет никаких новостей.

- Правда ли, что физические лица лучше выполняют обязательства по кредиту, чем юридические?

- Крупным компаниям проще договариваться о реструктуризации. Они всегда могут договориться и не платить. У них меньше жёстких ограничений, в силу которых они должны выполнять свои обязательства. Мы видим это по поведению ряда компаний по отношению к иностранным инвесторам. И не только в России. Компании объявляют, что у них большой объём финансовой обременённости, устраивают клуб кредиторов, садятся и договариваются. У частных лиц такой возможности нет. Для них потеря заложенного имущества несёт гораздо больший ущерб, чем для компаний. Поэтому физические лица отличаются повышенной платёжной ответственностью.

Сигналы к консолидации

- Можно ли ожидать, что слияния и поглощения в банковском секторе активизируются, или всё уже случилось?

- Сделок было крайне мало. Фактически в России по-прежнему функционирует 1100 банков. ЦБ России недавно озвучил решение об ужесточении стандартов отчётности. Я бы расценивала это как сигнал к тому, что ЦБ готовится к консолидации. Как минимум - даёт банкам сигнал, что они должны готовиться к этому. Ужесточение регулирования означает, что банкам будет сложнее выживать в одиночку.

- Тогда откуда взялось заявление о том, что как минимум 200 банков в ближайшие два года могут исчезнуть? И насколько это будет полезное кровопускание?

- Учитывая, что 200 крупнейших российских банков контролируют 90-95% банковского рынка, исчезновение 200 мелких банков с точки зрения системы в целом не обещает коллапса или кардинального изменения системы. С другой стороны, совершенно очевидно, что крупные банки функционируют в основном в крупных городах, и для ряда регионов консолидация банков может повлечь изменения банковской инфраструктуры. Здесь всё зависит не от числа банков, а от их качества. Если у банков, которые не несут в себе банковских функций - не привлекают депозиты и не кредитуют, будет отозвана лицензия, это не будет большой проблемой и не скажется на системе в целом. Приобретение банков в России - очень трудоёмкий процесс: очень сложно, особенно для крупных московских банков, идти в регионы и анализировать состояние, структуру кредитного портфеля региональных банков. По этой причине мы фактически не видим сделок покупки мелких банков крупными. И вообще процесс консолидации идёт очень медленно.

- Что всё-таки будет дальше?

- Думаю, что для России достаточно существенный риск если не сценария японской экономики, то сценария стагнации. Это напрямую связано с просроченными кредитами, которые сейчас зашивают баланс: банки реструктурируют их, откладывают на будущее в надежде, что заёмщики смогут улучшить своё финансовое положение. Но мы не знаем, что будет в реальности. Японская экономика с 1989 года в течение 6 лет продержалась в состоянии стагнации, и только потом попала в финансовый кризис.

Анастасия КУВШИНОВА