Банкоубежище

«Талантливому руководителю кризис даётся для того, чтобы решить накопившиеся проблемы», - сказал, как припечатал, главный редактор «Известий» Владимир Мамонтов на конференции «Российский банковский сектор: ответы на глобальный вызов». Эту конференцию Альфа-банк проводит уже третий год подряд, собирая банкиров, экономистов и журналистов. Если первые два года конференция проводилась во вполне мирное время, то теперь в воздухе витает ощущение грозы, - но только не в этом зале: Альфа демонстрирует уверенность в том, что банковский сектор из кризиса выйдет ещё краше прежнего, как в сказке про конька-горбунка: искупался Иван в трёх котлах - «И такой он стал пригожий, что ни в сказке не сказать, ни пером не написать!». Правда, царю в той сказке и одного котла хватило: «Два раза перекрестился, бух в котел - и там сварился!» Говоря языком современного экономиста: институциональные проблемы царской власти привели к коллапсу всей системы.

Вернуть доверие

С точки зрения президента Альфа-банка Петра Авена, в экономической ситуации в России нет ничего ни страшного, ни опасного: макроэкономические показатели стабильны, сохраняется большой профицит федерального бюджета, поскольку Россия конвертировала дорогую нефть в стабилизационный фонд. Однако экономический рост в России в значительной мере базировался на росте потребления и кредитовании. Но ипотека, с которой, собственно, всё и началось, в России не превышает 3% ВВП, а потому не может оказать серьёзного негативного влияния на экономику страны в целом. Тем не менее, инвестиционный рост замедляется, что выражается, например, в снижении цен на недвижимость (но это даже правильно, так как наша недвижимость - одна из самых дорогих в мире), а ограничивающим фактором стала цена кредита. Сокращается и потребление: так, впервые за последние годы снижаются продажи автомобилей. Тем не менее, с точки зрения П. Авена, население сейчас нуждается не столько в материальной, сколько в психологической поддержке - именно в таком ключе он рассматривает решение государства поднять лимит страхования вкладов. А вот решение вливать деньги в экономику через госбанки у него большого энтузиазма не вызывает: госбанки получают их «бесцельно», нет гарантий, что они действительно пустят их в реальный сектор. Энтузиазм вызывает другое: на конференции руководство банка не скрывало, что готовится к приобретению слабых банковских бизнесов, особенно в регионах присутствия Альфы.

Свою долю оптимизма донёс до участников конференции и помощник президента России Аркадий Дворкович. Он уверен, что до конца года в России удастся создать новую систему рефинансирования, потому что федеральные власти занимаются сейчас не просто спасательными мерами, а формированием долгосрочной финансовой политики. Из его слов следует, что новые правила формирования резервов банков, оценки залога и другие новации последнего времени не должны быть отменены, когда ситуация успокоится. «Самый дорогой актив банка в период кризиса, - его репутация, - считает А. Дворкович. - Поэтому мы должны восстановить доверие к банкам, у которых хорошая репутация». И вообще: шанс выжить должен быть у всех финансовых институтов, у которых, кроме хорошей репутации, была ещё и не слишком агрессивная политика, и неважно, большой это банк или малый, поскольку небольшие банки занимают свою нишу на рынке, выполняя свои функции вполне успешно. Кроме того, власти намерены сгладить последствия финансовых трудностей в реальном секторе: в первую очередь речь идёт об обрабатывающей промышленности, строительстве и розничной торговле, то есть тех секторах экономики, которые росли за счёт займов, а не от доходов от дорогих энергоресурсов. «Наша идеология - чтобы банки поверили, что это надёжные заёмщики, а мы постараемся снизить риски кредитования этих отраслей государственной поддержкой», - пообещал помощник президента. Ипотека получит новый импульс, и это позволит вновь кредитовать строительство, в некоторых отраслях государство может поддержать своими средствами рефинансирование внешних, а может быть, и внутренних долгов компаний. Национализация как следствие этих мер поддержки - нормальная и временная мера. И ещё раз: «Каждый, кто дорожит репутацией и стремится к стабильности, будет иметь шанс не только выжить, но и приобрести», - обещает А. Дворкович.

Крикунов - на мороз

Вскоре после своего оптимистично-успокаивающего заявления он покинул конференцию, и к трибуне вышел любимец региональных журналистов - научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин, начавший с того, что нынешний кризис - фундаментальный, и он надолго, поскольку связан с глубинной структурной перестройкой экономики. Индустриальная мощь, всегда размещавшаяся на Западе, сместилась в другие страны. Американская и британская экономики превратились в лаборатории, испытывающие на себе, что такое экономика знаний. Структура мировой экономики не готова к подобным экспериментам, и кризис - это форма адаптации к новой реальности. В доказательство Е. Ясин приводит замеченный лет пять назад факт: в другие времена быстро растущие цены на нефть привели бы к спаду мировой экономики, но теперь мировая финансовая система научилась нивелировать подобные факторы и переносить события во времени. Это тоже звучит вполне оптимистично, хотя потом оптимизм пропадает: говоря о возможных мерах решения глобальных экономических проблем, Е. Ясин приводит пример «Молодой гвардии». Эта организация, как известно, предложила бороться с кризисом в России путём отлова и высылки мигрантов. «Боюсь, что-то подобное, хоть и не такое одиозное, будет предложено и экономике, - говорит Е. Ясин. - Пока реакция наших финансовых властей состоит в копировании западных мер, хотя у нас - при инфляции в 14-15% - те же меры работают совсем иначе».

Западные страны могут давать своим банкам дешёвые кредиты - они будут использованы по делу. А в России кредит под 8 правительственных процентов - это сигнал к вывозу капитала за рубеж, так как там его можно выгодно разместить. Диагноз - «непроходимость банковской системы». Бюрократические, институциональные препоны не дают этой системе стать проводником денег в реальный сектор. А потому, делает вывод Е. Ясин, «не нужно слушать крикунов из журнала «Эксперт», призывающих потратить стабфонд, потому что мы не умеем эффективно использовать средства, мы только раздуваем инфляцию».

Невидимая в потёмках рука

На этом месте, собственно, можно закрывать блокнот и собираться домой: приехали, как говорится. Создавая стабилизационный фонд, государство исходило из простой логики: из экономики изымались «лишние» деньги, поскольку бизнес не мог или не хотел использовать эти деньги на экономический рост, стремясь лишь к росту потребления. Теперь у государства появился не просто шанс, а уже необходимость показать, как оно использует эти деньги на стимулирование реального роста экономики. Но у государства тоже не получается: на минувшей неделе стало явным то, о чём в кулуарах говорили давно: госбанки, получившие дешёвые деньги от государства, увеличили экспорт капитала за рубеж, а вовсе не кредитование реального сектора собственной страны. На конференции призывали не проводить параллелей между 2008-м и 1998-м: сейчас финансовое положение государства стабильно, и бюджету ничего не угрожает. Однако можно посмотреть и с другой стороны: 1998-й и 2008-й не параллельны, а зеркальны. Тогда государство наделало долгов, по которым заплатил частный сектор. Теперь долгов наделал частный сектор, и расплатится по ним государство. А население в обоих случаях находится в известном положении «то ты меня повезёшь, то я на тебе поеду», платя по счетам снижением уровня жизни.

Между прочим, «крикуны из журнала «Эксперт», в число которых - я потом специально уточнила у Е. Ясина - входит и либеральное крыло «Единой России», и предпринимательские организации вроде «Деловой России», говорят не только о том, что частному сектору нужны дешёвые деньги. Они говорят и о коррупции, и о полумёртвой инфраструктуре, и о многом другом. Впрочем, и Аркадий Дворкович, отвечая на вопрос о перспективах превращения России в мировой финансовый центр, называет ряд условий, первым из которых звучит не устойчивая банковская система (это второе), первое - это судебная защита сделок. То есть эффективная и прозрачная судебная система, то есть неприкосновенность частной собственности. А это уже другой коленкор. Это уже не просто раздача стабфонда - это тонкая настройка экономики, те самые институциональные преобразования, которых бизнес ждёт от президента: он же обещал. Нет причин сомневаться, что к концу года обещанная система рефинансирования будет отстроена заново: если понадобится, в каждом госбанке установят прокурорский пост. Но к тому времени клубок изрядно запутается. Вот, например, ситуация на заводе в одной из самых модных ныне отраслей - производство стройматериалов. Из-за зависшего кредитования на таможне застряла новая производственная линия. Заплатить пошлину за неё нечем. Производство на самом заводе упало за последний месяц на 40%, поскольку упал спрос. Жилищное строительство не то чтобы остановлено, но и не двигается, здесь тоже спад спроса: население ждёт спада цен. И спад уже пошёл, хотя в официальной статистике называют снижение цен на 1-2%, на самом деле, если у вас есть деньги, вы можете купить свежепостроенную квартиру со скидкой в 25-30%. (И покупают. Правда, главной категорией нынешних покупателей жилья называют не олигархов, а чиновников - взятки нужно срочно устраивать, а то инфляция съест.) В такой же пропорции падают и цены на стройматериалы. Это хорошо, если у вас есть деньги, и вы покупаете сейчас, а если вы взяли кредит на большую оптовую закупку месяца два-три назад, - вы в пролёте. Кредит ваш подорожал, а покупка - подешевела.

Конечно, снижение цен в отрасли приведёт к некому оздоровлению. Например, администрация Волгоградской области опубликовала итоги работы строительного комплекса области: в этом году в деньгах объёмы выросли почти на 50%, а в натуре - на 20%. Выросли ли настолько же доходы потребителей этих услуг - большой вопрос. Так что отрасли придётся попрощаться с высокой рентабельностью, а потери сегодняшнего дня, видимо, уже никогда компенсированы не будут. История знает, что такое гибель империи, но гибель экономики - такого ещё не было. На самом пустом месте что-то всегда вырастает. Но сколько времени потребуется на это, сколько усилий... «Невидимая рука рынка» без наводки грамотного управленца будет долго шарить в потёмках. Тем более что выход новых игроков на эти пустые рынки будет осложнён коррупцией, дефицитом земли, налоговым режимом и другими факторами. Издержки населения будут выше, чем выигрыш: высокая по волгоградским меркам зарплата строителей в 20 тыс. руб. (на фоне средней по области около 13 тыс.) не настолько чрезмерна, чтобы можно было, как делает Евгений Ясин, утешаться тем, что зато после кризиса темпы роста производительности труда будут адекватны росту зарплаты, а экономика станет более здоровой.

А у банков - да, у них, по-видимому, всё будет отлично. Несмотря на то, что кризис, вроде бы, финансовый, но на фоне прочих отраслей это прямо-таки тихая заводь. Банкоубежище.

Анна СТЕПНОВА