Гадания на Послании

Послания президента к Федеральному Собранию - тема особенная, очень-очень деликатная. Лично у меня к ней отношение просто трепетное. Уже в самом названии жанра - «послания» - слышится что-то апостольское и евангельское. Только здесь адресатом являются не коринфяне, фессалоникийцы и какие-нибудь ефесяне, а депутаты и сенаторы. Цвет нации. И от того, как они поймут то, что им послано, зависит, без преувеличения, многое.

В своём выступлении Дмитрий Медведев сказал про три простые вещи. Во-первых, про то, что всё в мире стало настолько взаимозависимым, что локальных проблем и локальных конфликтов уже не будет. Агрессия Грузии против Южной Осетии и мировой финансовый кризис - две стороны одной медали отсутствия работающей системы коллективной безопасности. Во-вторых, президент России определил стратегическую задачу выстраивания в России собственной финансовой архитектуры, основанной на национальной валюте и национальных ценных бумагах. В-третьих, было сказано о необходимости корректировки российской политической системы. Если с первым и вторым всё более или менее ясно, то третий пункт не на шутку взволновал федеральные и региональные политические элиты. На первый взгляд, предлагаемые изменения носят косметический характер: увеличение срока полномочий президента и Государственной думы, выборность сенаторов в регионах, право партий участвовать в процедуре назначения губернаторов, наделение партий, набравших на выборах от 5% до 7% голосов, возможностью получить в нижней палате парламента соответствующее число депутатских мандатов. Однако напряжённая реакция зала во время оглашения президентом этих пунктов недвусмысленно показала, что «косметическим ремонтом» дело может и не обойтись. Пауза, сделанная Дмитрием Медведевым для ответной реакции присутствующих, на пару секунд затянулась. Первым два-три раза хлопнул в ладоши премьер-министр, дав сигнал, что можно (нужно?) аплодировать. Аплодисменты не заставили себя долго ждать. Но пауза, по большому счёту, осталась.

Эксперты пока никакой ясности не внесли. Все комментарии по поводу предложенных новаций свелись к древним методам гадания. Авгуры от политологии ограничиваются пространными комментариями о необходимости придания российской политической системе дополнительных гибкости и обратной связи с народом. Сами сенаторы и депутаты предпочитают просто повторять сказанное президентом в микрофоны и камеры. Их глубокомысленный и слегка озадаченный вид наводит на размышления о том, что кто-то из них в скором времени может не вписаться в предлагаемую де-факто Дмитрием Медведевым модель государственной просвещённой бюрократии. Региональные политические тяжеловесы молчат. Говорим меньше, чем думаем, думаем меньше, чем говорим. Остаётся только гадать.

Виктор ПИЛИПЕНКО