КПД по закону

Пристрелка закончена: с 2011 года в России начинается первый этап одной из главных программ модернизации экономики страны. К 2015 году переход на энергоэффективный путь развития экономики должен быть завершён, а энергоёмкость ВВП - снижена не менее чем на 7,4%. Переход потребует денег. Но не только. О том, что ещё придётся сделать в ближайшее время, «Деловому Поволжью» рассказала член экспертного совета комитета по энергетике Госдумы РФ, генеральный директор группы компаний «Комплексэнергосервис» Ольга ЛУКЕРЧИК. Продолжаем разговор, начатый в статье «Энергия аудита» («ДП» N 37).

Закон и под законом

- Ольга Николаевна, в ноябре вы участвовали в работе круглого стола по энергосбережению в комитете Госдумы по энергетике. Комитет предложил дополнить ФЗ-261 конкретными разъяснениями, что понимать под энергосбережением для линий электропередач и трубопроводов, как рассчитывать энергосбережение при производстве электрической и тепловой энергии. Почему уже стоит вопрос о доработке закона?

- Все участники этой встречи - представители как ключевых министерств и ведомств: Минэнерго, Минрегион, ФАС, так и инфраструктурных организаций рынка, крупного бизнеса, считают, что закон «Об энергосбережении» - это действенный механизм модернизации экономики и формирования сознания потребителей энергоресурсов, но закон надо дополнять целым рядом нормативных документов. Их и готовят законодатели и профильные министерства с учётом опыта, замечаний и предложений региональной власти и бизнеса. В ближайшем будущем стоит ждать более полусотни подзаконных актов, в их числе не менее десяти постановлений правительства РФ. Дополнений требуют и прежде принятые законы «О теплоснабжении» (ФЗ-190) и «Об электроэнергетике» (ФЗ-35). Потребуется принять закон об энергоэффективности и энергосбережении в ТЭК. Этот законопроект уже несколько лет находится на рассмотрении в Госдуме, но пока не удаётся консолидировать предложения в едином формате. И, конечно, особо остро стоит вопрос о механизме софинансирования региональных программ (президент назвал этот принцип в числе основных для выполнения программ энергосбережения). Здесь требуется узаконить и пояснить порядок получения госгарантий. Нужно формализовать решение на уровне Минфина, чтобы определить, в каких объёмах, например, возможно финансирование госгарантий по кредитам на приобретение энергоэффективного оборудования для промышленности и энергообъектов, по кредитам энергосервисным компаниям, чтобы осуществить проекты в бюджетной сфере и ЖКХ. По предварительным оценкам того же Минфина, до 2020 года планируется выдать кредитов на 300 млрд рублей.

- Какие изменения для рядовых граждан принесут поправки?

- Я бы отметила важную тенденцию, проявившуюся на круглом столе в Госдуме. Руководитель департамента Минрегионразвития Ирина Булгакова сказала, что ведомство готовит свои предложения, поскольку стимулы нужны не только для того, чтобы внедрить приборы учёта в жилых домах, но и поддержать практику добросовестных платежей. Статистика министерства свидетельствует о проявлении ряда остросоциальных проблем. Например, во многих городах после установки счётчиков стало ясно, что 60% населения переплачивает за тепло. Зато 40% платят значительно меньше, чем потребляют. Следовательно, будут поправки в Жилищный кодекс: нужно срочно совершенствовать механизм защиты малоимущих, чтобы дать им, например, возможность реструктуризации долга по оплате услуг ЖКХ, облегчить доступ к дешёвым кредитам - на тот случай, если платежи по приборам окажутся выше прежних - по нормативам.

Задание для губернатора

- Обычно, когда регионам дают задание составить какую-то программу, её оперативно переписывают с документов прежних лет. Вы знакомы с содержанием региональных программ?

- Не так давно президент сказал, что «качество региональных программ энергоэффективности оставляет желать лучшего». Вероятно, это мнение сформировалось в результате критических выводов рабочей группы по энергоэффективности при президентской комиссии по модернизации под руководством министра Минэкономразвития Эльвиры Набиуллиной. Но в проблеме нельзя видеть только нерадивость региональных чиновников. Есть и объективная сторона. Первый этап реализации ФЗ-261 - создание программ по энергоэффективности в регионах - пройден в отсутствии ключевых нормативных актов, где были бы закреплены показатели энергоэффективности и энергосбережения. В регионах просто не знали рекомендуемых методик, чтобы аргументированно указать, как требуемых результатов можно добиться. Но драматизировать я бы не стала: не было бы политической воли - не случилось бы и реальных действий. А ведь государственную программу в октябре одобрили - с конкретными сроками и солидным объёмом финансирования. Стандартные технические нормативы энергосбережения для сетей, источников электрической и тепловой энергии, оборудования на этапе распределения, передачи и потребления специалистам известны. Конечно, владеют методиками оценки и расчёта энергоэффективности предприятий ЖКХ, сельского хозяйства и промышленного производства не все, а только хорошо подготовленные профессиональные кадры. Не стоит, думаю, здесь объяснять, что такое «тангенс фи» и так далее. Скажу лишь, что для оценки состояния электро- и теплосетей достаточно снять порядка десяти ключевых показателей и сравнить их с существующими стандартами. А в генерации и оборудовании несколько десятков показателей сводятся к одному известному со школы КПД. Стоит сравнить реальные показатели с показателями в паспорте агрегата, чтобы понять, насколько эффективно он работает. Узаконить определённые цифры из справочников - не проблема. Можно будет и пересмотреть их. Это как с бензином: сейчас в Европе обязательный стандарт уже евро-5, а у нас пока планка ниже. По мере технического перевооружения отрасли будем повышать «глубину переработки». Главный недочёт региональных программ энергосбережения - в стратегических подходах. Но после критики президента в некоторых регионах многое скорректировали. Например, в областных схемах развития энергетики появились новые показатели, связанные с увеличением мощностей действующей генерации. В том числе атомных электростанций - до 10% от номинальной, причём коэффициент использования установленной мощности дойдёт до европейского уровня - 87-88%. Или, допустим, учли такой актуальный тренд как необходимость увеличения теплофикационной выработки электрической энергии ТГК за счёт перевода тепловых нагрузок с муниципальных котельных на тепловые электростанции. Так, в крупных городах Поволжья ликвидируются несколько десятков неэффективных котельных, на которых невозможно ввести механизмы энергосбережения из-за старого оборудования. Всё это черты целевой и более продуманной доработки региональных программ. Хорошо отработанные и аргументированные программы по повышению энергоэффективности - у Татарстана, Башкортостана, Красноярского края. У вас, в Волгоградской области цели Программы уже на первом этапе, до 2015 года, не менее амбициозные - снижение энергоёмкости ВРП относительно показателя 2007 года больше, чем на треть - наP 32 процента. Наверное, такая высокая планка ставилась в расчёте, что в регионе размещены большие предприятия нефтепереработки, химии, металлургии и машиностроения, у которых есть средства на серьёзную модернизацию собственных электроэнергетических комплексов. Да и городам можно надеяться на их помощь в реконструкции городского хозяйства. Далеко не у всех регионов есть такой потенциал партнёрских связей с успешным бизнесом.

Спросите иностранного специалиста

- Минэнерго проводит серию совещаний по вопросам формирования технологических платформ в электроэнергетике. Что это такое? /

- Полтора века назад паровые машины были новой технологической платформой экономического развития, потянув за собой в невиданном темпе угледобычу и металлургию. Теперь в роли паровоза выступают альтернативные виды энергетики и газ, потенциальные возможности которого гораздо шире, чем можно реализовать сейчас. Они выступают основой для очередного образа технологических платформ. Прежде всего, конечно, создание новых платформ предполагает развитие энергетики с использованием возобновляемых источников энергии. Тут в центре внимания масштабные проекты с преобразованием энергии ветра, солнца, отливов и приливов. Второе - экологически безупречные источники. Природный газ, кстати, тоже перспективен, не даёт большого выхода парниковых газов. Более яркий и модный пример - водород, который после употребления в качестве топлива распадается на пар и воду. КПД пока слабоват. Недавно на выставке нанотехнологий в Москве это демонстрировалось немецкой фирмой на примере мотоцикла, работающего на водородном топливе. Часа на три хватает заправки, по-моему. Когда плоды науки дают шанс заменить традиционное топливо или технологию с возможностью реального использования извлекаемой энергии, да ещё в разы эффективнее, тогда и появляется концепция новой технологической платформы. Только на основе понятной реальной финансовой выгоды. Уже на этапе разработки «платформ», реальных для России, не обойдётся без инвестиций бизнеса.

- ФГУ «Российское энергетическое агентство», Корейская корпорация энергоменеджмента и Корейская ассоциация развития фотоэлектронной промышленности недавно договорились о создании российско-корейского центра по энергетической эффективности и инновациям. В ближайшее время откроется аналогичный российско-французский центр. В планах создание российско-итальянского и российско-японского. Заявлено, что их задача - анализировать причины, препятствующие повышению энергоэффективности в России. А как вы считаете - в чём причины?

- Из основных - плачевное состояние электротехнических комплексов в базовых отраслях экономики, плюс недостаток реальных, весомых для промышленности и населения стимулов к экономии. В том числе и к внедрению энергосберегающих технологий, оборудования с возможностью окупить их не за 50 лет, а как в Западной Европе - за 7-10. Сейчас этот перекос и выправляется. В электроэнергетике процесс идёт быстрее, благодаря внедрению RAB-регулирования, в теплоэнергетике, в ЖКХ - с явным отставанием. Но с этого года отдельные регионы внедряют в ЖКХ долгосрочный тариф (прежде было ограничение до года) с инвестиционной составляющей.

- Какой международный опыт могла бы использовать Россия?

- И технологии, и бизнес-схемы, и - что особо ценно - базу зарекомендовавших себя на практике нормативных стимулов. Этот процесс можно сравнить со становлением ритейла в России. Помните - активно приглашались иностранные специалисты в менеджмент торговых сетей. Совместная работа многому научила. Хотя, казалось бы, внедрить инструкции можно и по справочнику. Но нет, без «производственной практики» при консультанте-иностранце КПД оказывался в большинстве случаев не тот. Живые носители традиций и опыта эффективнее. Что касается конкретных стран, то я бы не стала сейчас делать акцент на какой-то одной. В каждой из развитых держав есть то своё, что нам стоит перенять. Например, механизм гарантированной господдержки энергосбережения. Первым шагом для повышения энергоэффективности в Европе считаются работы по улучшению теплоизоляции зданий, в том числе и жилого фонда. В основе затрат - государственные кредиты. Причём, если ты отчитался, что внедрил энергосберегающее оборудование и технологии, тебе, как владельцу здания, разрешается либо вовсе не возвращать кредит, либо вернуть частично.

Пойдёте в партнёры?

- В октябре правительство одобрило проект государственной программы энергосбережения и повышения энергоэффективности на ближайшие 10 лет. Потратить на неё собираются больше 9 трлн рублей. Большая часть - это деньги из внебюджетных источников. Чем, по-вашему, можно привлечь в эту сферу бизнес?

- Первые 7 млрд из госбюджета запланировано потратить в 2011 году: деньги в основном предназначены для субъектов федерации, которые подготовят качественные проекты энергосбережения в бюджетных учреждениях, в жилищно-коммунальной сфере, на других региональных и муниципальных объектах. Но без участия бизнеса не обойтись. Поэтому президент Медведев уделил столько внимания теме софинансирования как основе реализации изложенных в госпрограмме задач. То есть надо и придётся работать вместе: федеральному правительству, регионам и частным предпринимателям. А ключевые стимулы для бизнеса известны: госгарантии под программу повышения энергоэффективности бюджетных предприятий и ЖКХ, под кредиты на выполнение заказов в сфере энергоаудита и под внедрение сберегающих технологий. Для того, чтобы сотрудничество на основе ГЧП (государственно-частного партнёрства) стало более широким, надо отработать общий формат договора, определить, кто может являться партнёром со стороны государства: только ли губернский уровень или муниципалитет тоже вправе. И обязательно должна быть инвестиционная составляющая в тарифах теплосетей и долгосрочная аренда объектов с укрупнением их уровня, в масштабе границ целых районов и отдельных городов.

Игорь МЕДВЕДЕВ