Любовь и деньги. Часть 2

После выхода колонки «Любовь и деньги» в прошлом выпуске «ДП» заместитель председателя комитета бюджетно-финансовой политики и казначейства администрации Волгоградской области Дмитрий ЗАВЬЯЛОВ обратился в редакцию с предложением продолжить разговор: «Мне ваша статья понравилась иронией, сарказмом в меру. В отличие от ваших коллег, вы не стали никого раздалбливать, а честно признались, чего не понимаете в бюджетном процессе». И мы продолжили разговор.

Дотация и компенсация

- В той публикации речь шла не столько о бюджете, сколько об информационной войне. Мало кому из читателей «ДП» хочется детально вникать в методику построения межбюджетных отношений. Но многих занимают аргументы, которые используются в спорах. Раз уж речь о войне... Патроны должны соответствовать калибру цели: из пушек не бьют по воробьям, а по слону наивно стрелять дробью. А вы объявили, что из-за несогласия муниципалов и областных депутатов платить налог на муниципальное имущество они получат ещё меньше, чем вы им сначала давали, и опубликовали таблицу, из которой решительно непонятно, почему суммы компенсаций районам непропорциональны их расходам на уплату налога.

- Финансовая помощь муниципальным образованиям на 2010 год была заложена на 135% к 2008 году. Но доходы же не растут. Поэтому мы исходили из того, что принятие закона об отмене льгот по налогу на имущество муниципалитетов позволит нам мобилизовать порядка 2 млрд рублей и получить дешёвые бюджетные кредиты в Минфине, тоже порядка 2 млрд, а ещё 0,5-1 млрд рублей - дополнительная помощь федерального бюджета, которая распределяется в середине года. Вот эти 4-5 млрд руб. реально потеряны. В Минфине над нами просто смеются: сами просите помощи, и ничего для этого не делаете, налоговые льготы не отменяете. После того, как непринятие законопроектов лишило нас более чем 4 млрд руб., стали формировать бюджет 2010 года на уровне 2008 года. Зарплаты сохранились, тут уж никуда не денешься. А финансовая помощь пошла в минус на 2 млрд, минус индексация социальной поддержки, финансирование капитальных вложений. Это как раз 4 млрд. Где взять ещё полмиллиарда? Ещё на 1% будем резать все расходы областного бюджета. Вот поэтому та табличка, о которой вы говорите, реальна.

- А давайте посмотрим на ситуацию глазами горожанина. Не финансиста. Вы повысите налог на автотранспорт - я заплачу больше. Муниципалитет заплатит больше налогов - и опять взять ему негде, кроме как с меня. Значит, опять поднимут арендную плату или ещё что-нибудь. А то, что вы, областная администрация, получите 4 миллиарда и распределите их в Алексеевском и Клетском районах, меня не греет. И ваша табличка, которая называется «Расчёт компенсаций», вызывает вопрос. Водитель сбил двух пешеходов, у одного разбиты очки, а другому пришлось ампутировать ногу, при этом за очки заплатят миллион компенсации, а за ногу - тысяч двадцать. Я не понимаю, как компенсация может так сильно отличаться от потерь.

- Область никого не сбивала. Компенсация оплачивается за причинённый ущерб, а здесь ущерба не было. Область предоставляла муниципальному образованию скрытую форму поддержки - налоговые льготы. Но лишь до тех пор, пока эта поддержка не стала наносить нам всем ущерб. Недополученные миллиарды мы планировали распределить между муниципалитетами - в зависимости от бюджетной обеспеченности и других показателей. Если муниципальные образования начнут платить налог на имущество, то все получат дополнительную финансовую поддержку. Так понятно?

- Нет. Почему муниципалитеты по вашей таблице находятся в неравном положении?

- Хорошо, в следующий раз будем писать не о компенсациях, а о дополнительных дотациях.

- Договорились. Так почему же всё-таки в результате сохранения льгот по налогам муниципальное образование теряет разные суммы дотаций?

- Потому что расчёт дотации от размера имущества не зависит.

Баба-яга против

- Так что же вы удивляетесь, что люди против этого нововведения? Налоги платить придётся одним, а дотацию за счёт этого получат другие.

- Сопротивляется только администрация Волгограда.

- Позиция Ассоциации местных властей области не в счёт?

- Это чистая политика.

- Или психология? Как глава дотационного района может быть вслух недоволен действиями обладминистрации? Представляю себе эту картину Ладно, давайте на житейские примеры перейдём опять. Жена хочет туфли, муж денег не дал. Она вправе считать, что это её потеря? Но какая же потеря, если туфель не было?

- То есть как областной бюджет эти 2 миллиарда не имел - так и пусть не имеет дальше? Но они реально нужны. У нас бюджет-2010 вырисовывается на уровне 2008 года. Где-то рост неизбежен, например, зарплата в бюджетной сфере с 2008-го выросла почти в 1,5 раза. Откуда брать эти ресурсы? Мы все расходы свели к уровню 2008 года. В том числе и помощь муниципалитетам. Здесь речь идёт не о вертикальном, а о горизонтальном выравнивании. Наша задача была равномерно распределить бремя финансового кризиса между муниципальными образованиями и нами. Как это сделать? Мы предлагали отменить порядок, по которому 10% поступлений подоходного налога остаётся у муниципалитетов. Цель была - сконцентрировать ресурсы в областном бюджете, чтобы их равномерно распределить. Не прошла инициатива. Тут есть и за, и против. В условиях кризиса централизация этих ресурсов в областном бюджете была бы оптимальна. Мы решили: ну что ж, если это вызывает такой огонь критики, поищем другие варианты. Тем более что изъятие этих 10% не влияет на ресурсы, которые мы получим от федерального бюджета. А вот эти налоговые льготы - влияют. Но я уже согласился: в таблице было бы правильно написать не о компенсациях, а о той дополнительной финансовой помощи, которую недополучили муниципальные образования.

- На мой взгляд, если этими материалами вы рассчитывали убедить муниципалов в своей правоте, то эти две колонки просто нельзя ставить рядом. Сопоставление цифр в них сводит на нет ваши доводы. А они безусловно грамотные. Когда две суммы стоят рядом, подразумевается, что мы должны понять, как много мы все потеряли. Но из-за разницы в пропорциях ваши аргументы больше вопросов вызывают, чем снимают.

- У нас во всех дискуссиях возникал вопрос: муниципальные образования будут платить налог на имущество, а как вы им компенсируете это бремя? Мы отвечали: компенсировать будет дополнительная помощь, которая может быть выделена. Собственно компенсация за новые расходы по налогам входит в неё. А как ещё наглядно показать, что тот же Алексеевский район, сохранив налоговые льготы на 5 млн рублей, потерял финансовой помощи 28 млн? У руководителей муниципальных образований сложился стереотип: надо выступать против любой инициативы, которая заставляет тебя платить больше либо сокращает твои доходы. Возможно, это было оправдано в прошлом, позапрошлом году, когда мы находились на пике роста. Сейчас мы убеждаем глав, что ситуация неизбежно будет хуже. Бремя финансового кризиса придётся нести всем. Нам, госслужащим, которым урезали зарплату. Владельцам машин, которые будут платить на 200 рублей больше... Это проблема не межбюджетных отношений, а управления ресурсами. Хороший менеджер познаётся, когда его регион либо предприятие находятся на спаде. Когда всё хорошо, просчёты прикрываются процентами роста. А когда роста нет, вылезают подводные камни. Раз уж мы начали с аллегорий... Когда воды - и денег - много, рифы можно обойти. А когда мало, они очень опасны. И вот интересно, депутаты областной думы говорят: «Мы отстояли интересы Волгограда». А то, что Волгоград не получит субсидию, их не волнует?

- Ох, совсем не хотелось о Волгограде говорить. Боюсь, если начнём, то до утра не расстанемся... Вы сказали о понижении своей зарплаты. А в мэрии говорят: какого чёрта они призывают нас экономить, в областной администрации сколько получали, столько и получают, а у нас все премии и надбавки порубили.

- Областная администрация не повышала зарплату с 2006 года, а городская подняла её за 2006-2008 годы в 1,5 раза. И теперь, когда им эти полтора раза сокращают на 10-20%, им обидно. И мне тоже обидно, что с 1 января понизят зарплату.

- Однако единственная претензия по исполнению бюджета, которую Минфин постоянно предъявляет нашему региону, - это по зарплатам чиновников: они выше, чем федеральные.

- Нас за это ещё и наказывают реальными деньгами. Минфин считает консолидированный бюджет области. И в этих высоких доходах - чиновники не только областной, но и городской администраций, и других муниципальных образований. Почему мы так упёрлись за эти 600 миллионов рублей, на которые администрация Волгограда должна сократить расходы на свой аппарат? Чем не резерв бюджета? Как заставить администрацию привести свои расходы в соответствие? Они говорят: у вас надуманные нормативы, а у нас тут особенности управления. Какие там особенности?

Психология бюджетного секвестра

- В начале года, когда кризис был на пике, и все были в шоке, совершенно естественно было в этот момент секвестировать бюджет по максимуму. Но при этом мы наблюдали вялую дискуссию: Минфин, Минрегионразвития говорили, что дефицит бюджета Волгоградской области может составить 20 миллиардов, а в областной администрации признавали в разы меньше. Почему же вы тогда не секвестировали бюджет под расчёты министерств? Сейчас бы у нас обнаружились дополнительные доходы, которые мы бы радостно делили и всем рассказывали, как мы хорошо поработали.

- Думаю, такой номер не прокатил бы. Ситуация действительно ухудшилась. И в этих условиях говорить, что мы такие молодцы, собрали дополнительные 100 миллионов, обрезав бюджет на 15 миллиардов, - думаю, это стало бы предметом насмешек. Мы поступили иначе. С первых же дней 2009 года руководством было обозначено: финансировать только минимально необходимые расходы, к примеру, капы, имеющие готовность более 80%. По всем остальным платежи не пропускали, не позволяли заключать новые договора. Было очень тяжело. Но зато мы уже к первым поправкам смогли объяснить всем, что этих расходов не будет. Все морально были готовы. Мне кажется, это был грамотный ход. Весь этот негатив скушали мы, финансисты, которые не пропускали платежи. А в думу, в СМИ он не выплеснулся. Но все поняли: ситуация тяжёлая. И поправки прошли достаточно легко.

Теперь они вызывают больше эмоций. Но дискуссии, которые сейчас идут в думе по поводу секвестра расходов, - без агрессии. Все понимают, что расходы сокращать надо. Есть лишь один пункт, по которому сейчас разгорелись дебаты: финансирование Волгограда. Представьте, что вы ребёнку даёте деньги на еду, а он покупает папиросы. Вы дадите ему ещё? Так и мы не готовы давать Волгограду 400 миллионов рублей. Мы им предлагали: за 3 месяца вы делаете это и это, вот это сокращаете, за следующий квартал - ещё. Тогда можно говорить о помощи. А нам говорят: вы лезете в наши карманы. Да никто в них не лезет! Это вы лезете в городскую казну. Мэр обещает, что если ему не дадут денег, то он сделает долги по зарплате. Извините, но на зарплату у вас деньги есть. Почему вы вдруг решили играть на людях? Взяли, получается, их в заложники?

Он, конечно, не один такой. В Даниловском районе нарисовали кучу текущих расходов, и при этом долги по зарплате держат 1,5 миллиона. Мы главе говорим: откажись от этой стройки, от этих текущих расходов. Не хочет. А деньги просит... Ну и что нам теперь, на сметы их всех сажать? У нас в области два или три таких руководителя, и из-за них лишать самостоятельности всех?

- У них, наверное, есть своя правда.

- Правда в том, что бремя кризиса надо нести всем, а попытка свести его на соседа добром не кончится. Согласны?

- И да, и нет. Помните, на заседании думы депутаты допытывались, кому областная администрация покупала квартиры, машины представительского класса, но они ведь так ничего и не узнали. Вы думаете, это ограничивается дискуссиями в думе? Люди искренне не понимают, зачем чиновникам «лендкраузеры». «УАЗ-Патриот» - вот ваш выбор. Тем более в кризис. Это очень публичная тема. Так что бюджет - это не только цифры. Но и откровенный, открытый разговор.

- Так давайте откровенно скажем, что расходы на аппарат управления надо оптимизировать и в областных органах управления. Но отдельные недостатки не могут являться причиной для непринятия ключевых законопроектов. Все муниципальные образования сейчас встали. Мы им разослали письма: финансовая помощь на уровне 2008 года, субсидий - ноль. Мы надеемся, что до конца ноября решение будет принято, потому что после 2 декабря это уже не актуально: налоговые законы должны быть приняты за месяц до начала финансового года. Будем тогда разговаривать с Минфином. Возможно, не в том объёме, в меньшем, но хоть что-то получим.

Анна СТЕПНОВА