Жук в муравейнике

Отставка мэра Волгограда Евгения Ищенко пока не принята городской думой, но уже ясно, что руководить городом он не будет. Пора подводить итоги его трехлетнего пребывания в должности главы администрации Волгограда. Итоги первые и предварительные: в ходе судебного процесса еще многое станет известно, что-то получит новую трактовку, а некоторые вещи мы сможем оценить позже. Если же говорить об этих трех годах в политологических терминах это попытка построить правый авторитаризм под флагом либеральной революции.

Политическая гибкость Евгения Петровича известна волгоградцам: он появился на местном политическом рынке как депутат Госдумы от ЛДПР, потом была партия «Возрождение», в конце концов, он вступил в «Единую Россию». Волгоград видел Ищенко в диапазоне от левого до правого и обратно. После победы на выборах в 2003-м году Евгений Петрович показал себя приверженцем либеральных взглядов. Разговаривая с предпринимателями, он настаивал на равных условиях для всех, открытом для всех рынке. Лозунги были такие: надо выровнять условия для предпринимателей, арендующих помещения у других предпринимателей, и для тех, кто квартирует у муниципалитета; мэрия должна уйти из коммерческого сектора, оставив МУПы только там, где без них категорически нельзя обойтись. В первые полгода его мэрской карьеры, видимо, так и было, но потом практика стала подтачивать теорию. Обещание открыть рынок Волгограда для всех желающих реально обернулось добровольно-принудительными инвестиционными соглашениями с мэрией. Опросы общественного мнения показывали, что горожане ставят мэру в заслугу открытие новых торгово-развлекательных центров. Но тут его заслуги не было. Как не было вины и в том, что город ставил мэру в упрек: пустил «москвичей». Никаких москвичей он не пустил, и пускать не собирался. Да и своих-то не очень. Вот жители города Волжского могут поблагодарить Е. Ищенко за развлекательный центр «Спутник». Его владелец, Юрий Сударев, вовремя сориентировался, что развиваться в Волгограде не получится, и пошел в Волжский. Вот и ЖБИ-1 начал строить в Городищенском районе. Несколько предпринимателей говорили мне, что от самого ли мэра, или от членов его команды слышали обещания: у тебя не будет здесь бизнеса, если не будешь делать то-то и то-то. Практика, когда власть ставит условия бизнесу, привычна для России. Как Лужков строил храм Христа Спасителя? Предприниматели знали: не дашь денег жизни в городе не будет. И так по всей России. Как Путин построил олигархов, так и местные власти строят предпринимателей того масштаба, который им по зубам. Но эти штучки проходят у власти, если у нее есть неслабая опора. У Ищенко ее не было, точнее, была, но в конфликте с бизнесом она не помощник. Е. Ищенко строил свой правый авторитаризм, опираясь на электорат с левыми взглядами. Чем отличаются правый и левый авторитаризм? По меткому замечанию обществоведа и политолога Эмиля Паина, разница между ними как между Сальвадором Альенде и Аугусто Пиночетом. Отличия в идеологии: религия левых марксизм-ленинизм, лозунги правых всегда похожи на «Вера, самодержавие, народность!». Остальное сходится. В обоих вариантах собственность концентрируется если не в руках власти, то у близких ей структур, плюс карманные СМИ, декоративные парламенты, ручные общественные организации. Вот и в Волгограде было все, как в России, только из-за того, что масштабы меньше, процессы пошли быстрее. Естественно, что у мэра даже миллионного города нет контроля над правоохранительными органами, армией, судами. Опираться он может в основном на некую часть элиты или население. Но опереться на элиту у Ищенко не получилось, самые активные ее представители, как выяснилось, более или менее удачно использовали его одиночество в собственных целях, не обеспечив ему никакой поддержки, скорее наоборот. Всерьез опереться на народ тоже не вышло: Евгению Ищенко претило быть «королем жакерии», хотя в критические моменты он манипулировал коммунальными тарифами или ценами на хлеб. Но критический момент проходил и цены вновь поднимались. Вот так и получилось, что в очередной критический момент союзников у мэра не оказалось. На его защиту встала православная церковь, да и то злые языки говорят, что это после обещания Ищенко проявить неслыханную щедрость, выйдя на свободу. Неприятная особенность всех ручных структур они хорошо работают как в руках создателя, так и в руках любого другого владельца. Правило «опираться на то, что сопротивляется» еще никто не отменял. Но надо ли метить эти три года черной краской? Город ожил и это точно заслуга Ищенко, сыгравшего роль жука в муравейнике. Начавшаяся с приходом Ищенко смена элит это как будто сняли крышку с котла, в котором не варились, а кисли в собственном соку. Одним из следствий стало то, что на общественную сцену вышла целая плеяда ярких женщин: депутат облдумы Татьяна Цыбизова, спикер и депутат гордумы Ирина Карева и Мария Минчева, руководитель гороно Мария Симонова, районные главы Светлана Старунова, Наталья Надежина, Любовь Черкасова простите, если кого не назвала. Некоторые из них уже доказали, что способны играть самостоятельную роль, может, даже лучше, чем при Ищенко, кое-кому это еще предстоит. Но за шанс спасибо.

Анна СТЕПНОВА