Молчание VIP-ягнят

Ни один эпитет для события, произошедшего в ночь с субботы на воскресенье в Волгограде, не кажется достаточно ярким. Шокирующее? Ужасное? Интернет-сообщество «падонков города Иркутска» нашло определение: «Забавное событие в Волгограде». Ну, подонки они и есть подонки... Но как по-разному выглядит событие в кулуарах и в кабинетах. У него три варианта: материалы расследования, сообщения в СМИ и народная реконструкция. Чем тщательнее скрываются первые и скромнее вторые, тем богаче подробностями третья.

В интернет-форумах хлещут эмоции, а сообщения СМИ становятся все мягче. В воскресенье писали, что автомобиль председателя обл-суда сбил женщину и уехал, увезя с собой ее голову. К середине недели трактовка поменялась: сотрудник ГИБДД задержан за наезд на пешехода. Почувствуйте, как говорится, разницу. Да и «ауди» за $100 с лишним тыс., которая сначала была персоналкой председателя, стала служебной машиной суда, на которой ездили его сотрудники, в том числе и председатель. И сколько человек было в машине? Сначала вроде трое: сам водитель, его друг сотрудник ГИБДД, фамилия третьего не называлась в интересах следствия, а сейчас третьего нет. И не ясно, чего ради за рулем машины суда вдруг оказался сотрудник ГИБДД и куда он так торопился. И почему машину с головой обнаружили недалеко от места жительства шефа, а не, например, шофера или в ином месте большого города. И считается ли явка с повинной, если сначала нашли номерной знак, потом саму машину, а уж потом оба водителя пошли сдаваться.

А еще сначала говорили, что председатель облсуда Михаил Коротков спал в машине-убийце на заднем сиденье, потом что он спал дома, а то и был в командировке в Саратове. И пресс-служба облсуда обещает предъявить иски к тем СМИ, которые сообщали, что господин Коротков спал в машине, а не дома. Интересно, конечно, в каком суде это будет происходить и явится ли истец на судебное заседание.

В общем, чем четче отрабатывается официальная версия, тем четче и неофициальная. Можно все списать по обыкновению на журналистов, которые выдают в свет непроверенную информацию, и на «падонков», которые вываливают на интернет-форумы преднамеренно искаженную информацию. Хотя есть мнение, что как раз первое сообщение с места трагедии бывает самым точным: новость прошла куда меньше рук, чем любая последующая. Но это предмет исследований для факультетов журналистики. А вот что заметно молчание самого главного фигуранта дела и политиков, претендующих на статус лидеров общественного мнения. Мне удалось найти лишь два комментария: в «Газете.Ру» отозвались депутат Госдумы Виктор Похмелкин и лидер движения автомобилистов «Свобода выбора» Вячеслав Лысаков.

Казалось бы: над репутацией председателя областного суда нависла страшная угроза. Казалось бы, правильной реакцией было бы его появление на всех телеэкранах в понедельник и во всех газетах во вторник с объяснениями: где был, как оценивает происходящее. Но нет. Хватит с нас и пресс-секретаря. Казалось бы: город взбудоражен трагедией с участием тех органов, которые принято считать право- охранительными. И что? Кому из политиков есть до этого дело? Кому хочется разговаривать с народом, что-то объяснять, обещать профессиональное и честное расследование, кару виновным, сочувствие пострадавшим

Как всегда, на высоте оказался лишь президент, во время своего ежегодного общения с народом сказавший фразу в кон: о необходимости ужесточать наказания за поведение на дорогах. Будто про нас знает. И как же его не любить за это? Надежда наша Жаль, что он один не справится.

История о том, как волгоградская ГИБДД буквально грудью заслонила областной суд, затмила все новости недели. А их было немало. Отпущен из СИЗО ставший кандидатом в Госдуму от «Справедливой России» предприниматель Олег Михеев, причем областная прокуратура при рассмотрении дела о мере пресечения ему настаивала на освобождении из-под стражи. Экс-кандидат в мэры, генеральный директор ПО «Ахтуба» Сакит Аллахвердыев, обвиненный в неуплате налогов своего предприятия, выставил политические претензии, в частности, первому вице-губернатору Юрию Сизову и получил симметричный ответ: не надо прятать свои налоговые проблемы за политическими разногласиями. Еще ФСБ обнаружила, что на волгоградском АО «Химпром» производилось сырье для наркотиков. Впрочем, это опять-таки лишь заголовок. Суть же дела не так интригует: «Химпром» производит крысиный яд, который продается примерно по 1,5 тыс. за кг, а потом сбывается по $5 тыс. за тот же кг, и из этого яда делают тот самый наркотик. Есть и еще куча криминальных новостей с участием фигурантов более мелкого пошиба и правоохранительных органов разных профилей и уровней.

А у меня на этом фоне маленькое открытие. Возможно, я открыла давно открытую Америку, но все же поделюсь. Закончив работу над статьей «Да-нет-наверное» в раздел «Особое мнение» этого номера, продолжала думать на ту же тему: почему в бизнесе уже несколько лет заметно культивируется верность слову, порядочность к партнерам и потребителям, ранее закрытые компании становятся прозрачными, а госслужбы все это не касается? А потому что в бизнесе доверие эффективный инструмент менеджмента. А тот, кто более эффективен, тот и более конкурентоспособен. Конкуренция заставляет быть честными. Если вас обсчитали в магазине, вы пойдете в другой. А если вас обидят гаишники другой ГАИ у нас нет. Вот и объяснение. Между прочим, как выясняется, эффективность честности можно посчитать в рублях и любой другой валюте. И в следующем номере «ДП» я постараюсь это доказать.

Анна СТЕПНОВА