Зерно как казино

Цены на зерно нынешнего урожая уже превысили прошлогодние на треть и останавливаться в росте не собираются. Невысокий валовый сбор в основных зерновых странах, снижение урожайности, небольшие переходящие запасы, активный экспорт ситуация напоминает 2003 год, когда высокие цены позволили крестьянам не только отбить кредиты, но и инвестировать расширенное воспроизводство. Одно плохо повышения цен на продовольственные товары россиянам не избежать.

Продать нельзя хранить

Сезон 2003-2004 годов сельхозпроизводители вспоминают с удовольствием. Тогда в России собрали рекордно низкий урожай (67,2 млн тонн зерна), который еще на 7 млн тонн сократился из-за экспортных поставок. Крестьяне заработали уже на текущих ценах, а сохранившие зерно до зимы получили дополнительную прибыль и инвестировали ее в обновление парка сельхозтехники, приобретение высококачественных семян. В 2004 году урожай российского зерна составил 78 млн тонн. Хозяйства меньше заработали, меньше инвестировали, меньше купили сельхозтехники. Рекордно низкие летние цены страды 2005 года (2,5 тыс. за тонну продовольственной пшеницы) в конце декабря едва-едва пошли вверх. Но к марту опять упали. Первый заместитель руководителя комитета по сельскому хозяйству и продовольствию Волгоградской обладминистрации Алексей Ишкин характеризует прошлый год как провальный и считает причиной низких цен на зерно сговор зерновых трейдеров. Эксперт-аналитик аграрных рынков компании «Гелио-Пакс» Виталий Шамаев говорит: «Кризис на рынке зерновых и масличных в 2005-2006 годах не позволил сельхозпроизводителям рассчитаться по кредитам и модернизировать производство. За год долги сельхозорганизаций по кредитам и займам возросли со 141,1 млрд рублей до 187,4 млрд рублей».

Нынче все по-другому. Цены на зерно урожая-2006 растут почти ежедневно. В мае за тонну волгоградской пшеницы 3-го класса давали 3,5 тыс. руб., в сентябре 4,2 тыс. Эксперты «ДП» называют общемировые причины ценового роста: завышенные ожидания урожая-2006 (ждали больше, чем нынешние 73 млн тонн), рано объявленная государством цена интервенции и главное снижение общемирового запаса и погодные проблемы в основных зернопроизводящих регионах: Аргентине, России, США и Украине. Согласно сентябрьскому отчету Минсельхоза США в мире ожидается недобор пшеницы в размере 22 млн тонн это 20% от мировой торговли. Сейчас спрос определяется экспортом. В Волгоградской области, как и на других региональных рынках, крестьяне зерно по привычке придерживают, ожидая еще более высоких цен. Экспортеры ждать не могут им надо выполнять форвардные контракты. В итоге цена предложения растет, а продаж мало. Алексей Ишкин прогнозирует, что цена будет расти еще долго и может достигнуть 5 тыс. руб. за тонну: «Держать зерно трудно крестьянам надо расплачиваться по кредитам. Но если есть возможность, надо везти зерно на хранение, брать складскую справку, под нее получать новые кредиты, возвращать старые и ждать». Виталий Шамаев не совсем согласен с ним: «Рынок имеет свой потолок цены в зависимости от баланса спроса и предложения зерна внутри страны и на мировом рынке. В этом сезоне Россия сохраняет экспортный потенциал по зерну в пределах 10 млн тонн. Если цены внутреннего рынка не будут соответствовать мировым, то экспортный потенциал реализовать не удастся: российское зерно останется невостребованным на мировом рынке и пополнит переходящие запасы на внутреннем. В результате аграрии существенно потеряют в деньгах. Пожадничав сегодня, сельхозпроизводители рискуют вернуться на цены до 3 тыс. руб. за тонну завтра, когда баланс спроса и предложения будет другим. В 2003 г. экспортного потенциала «на бумаге» не было внутреннее потребление было выше производства, а экспорт 5,6 млн тонн состоялся за счет близлежащих к портам регионов. Мировые цены тогда тоже были на высоком уровне».

Тише едешь дальше будешь

- В этом сезоне выиграют не все. Тех, у кого урожай меньше, высокие цены не спасут выручка будет ниже. Выиграют те, кто валовку сохранил, те, кто нормально обрабатывал пары и правильно использовал систему сухого земледелия. Таких процентов 30, подчеркивает особенности нынешней уборки зерновых Алексей Ишкин.

А вот рост цен на топливо, газ и электроэнергию особенными не назовешь они сопровождают каждую уборочную. Специалисты называют ситуацию, когда тонна солярки стоит 17 тыс. руб., а тонна зерна 4 тыс. руб., ценовым диспаритетом. Зато кредиты стали доступней, банки сами к крепким селянам идут, предлагают свои услуги. По мнению «ДП», главной особенностью нынешней страды в Волгоградской области стало отсутствие громких рапортов и привычного пиар-сопровождения уборочной со стороны региональных властей. Не слышно было традиционного «Дадим в закрома Родины 4 млн тонн зерна». Ведь сельское хозяйство сродни казино надо уметь играть. Крестьяне зерно, образно говоря, прячут, а губернатор его показывает. Хочется думать, что в этом году власти услышали сельхозпроизводителей. Виталий Шамаев говорит: «Нужно не за валовкой гнаться, а решать проблемы сбыта зерна, заниматься расширением спроса на него, тогда цены не будут проваливаться. Показателем работы власти должен быть не рапорт о рекордных сборах зерна, а рапорт о состоянии отрасли, ее перевооружении, модернизации, финансовом положении, строительстве промышленных предприятий переработки сельхозпродукции». Алексей Ишкин соглашается, что шумихи стало меньше: «Конечно, губернатор с нами говорит о 4 млн тонн зерна мол, ищите резервы, контролируйте. Но это не самоцель все видим, валовый сбор ниже и в других регионах». Эксперты «ДП» не видят прямой связи между валовым сбором зерна в регионе и ценами на него. - Надо шире смотреть на проблему. Мы в ВТО, несмотря на все сложности, хотим вступить еще и потому, что у России появятся перспективы выхода на мировой рынок зерна. Даже при нынешних мизерных объемах российского экспорта он во многом влияет на местную ситуацию. Баржа на экспорт грузится в Новороссийске, а у нас мгновенно цена поднимается; трейдеры по полям рыщут. В провальном прошлом году стоимость тонны продовольственной пшеницы добегала до 4 тыс. руб. А если границы России откроют и две-три баржи встанут... говорит Алексей Ишкин. - Дело не в валовом сборе, а в экспорте. Ростовская, Краснодарская области, Ставропольский край, как обычно, активно отгружают зерно за рубеж. Нашему региону, являющемуся одним из крупнейших игроков внутреннего рынка, выходить на экспорт мешают более высокие, чем в соседних регионах, затраты на транспортировку зерна. Ситуация этого года такова, что привлекательная цена на волгоградское зерно сложилась именно благодаря экспортной деятельности трейдеров из регионов-соседей, резюмирует Виталий Шамаев. Радующее крестьян дорогое зерно неизбежно вызовет рост цен на муку, потом на хлебобулочные изделия и макароны. Увеличение цен на хлеб больной для России вопрос. Как это было в сезоне 2003-2004 гг., когда ценами на хлеб занимались все от губернатора до прокурора. Вот уже и первый звонок 2006 года прозвенел: волгоградские производители хлебобулочных изделий с 1 октября объявили о повышении цены на хлеб в среднем на 16-20%, объясняя это ростом цен на все составляющие себестоимости хлеба удорожание зерна, горюче-смазочных материалов, а также необходимостью индексации заработной платы рабочим предприятий. И первая реакция из коридоров власти: мэрия Волгограда намерена направить заявления в прокуратуру и антимонопольный комитет с просьбой проверить обоснованность повышения с 1 октября 2006 года цен на хлеб предприятиями-производителями. А розничную торговлю снова просят уменьшить накрутки на булки точно так же, как это было в начале 2004 года.

Татьяна ТАРАКАНОВА