Вон из цикла

Накануне Дня народного единства по инициативе Волгоградского отделения клуба «4 ноября» в Волгограде прошло совместное заседание политических клубов «Единой России». Историческое событие, которое легло в основу этого праздника, положило конец Смутному времени в России, став началом её становления как суверенного государства. Этот исторический урок проанализировали учёные, общественные и политические деятели. Заседание напоминало учёный совет: впервые в таком собрании учёные выступали больше политиков. Что те и другие сумели объяснить друг другу?

Гражданину и князю

Председатель Волгоградской областной думы, секретарь политсовета регионального отделения партии «Единая Россия», сопредседатель отделения клуба «4 ноября» Владимир Ефимов привёл данные опросов общественного мнения, показывающие, что за несколько лет существования Дня народного единства всё больше россиян стали считать этот день настоящим праздником: в 2009 году 45% опрошенных собирались отмечать именно этот праздник. Депутат Волгоградской областной думы Александр Бирюков считает, что людям надо больше объяснять, что это за день, как его праздновать. Главная заслуга князя Пожарского не в том, что он собрал ополчение, а в том, что он сумел объединить людей. Участвовавшие в дискуссии учёные напомнили, что надпись на известном памятнике в Москве начинается всё-таки не с князя: «Гражданину Минину и князю Пожарскому», - написано там. И в этом главный урок той модернизации. Ректор Волгоградской академии госслужбы, д. и. н. Игорь Тюменцев, завкафедрой социологии Волгоградского госуниверситета к. ф. н. Михаил Анипкин, профессор Волгоградского филиала Российского государственного торгово-экономического университета д. ф. н. Геннадий Слышкин говорили о том, что главный урок тех исторических событий, который мы должны извлечь для себя сегодня, - это взаимодействие власти и общества. Модернизацию, которая не учитывает народ, общество, оборачивается в лучшем случае застоем. Член совета Волгоградского отделения клуба, заведующий кафедрой ВолГУ д. и. н. Иван Курилла считает, что Россия находится на развилке между очередной попыткой авторитарной модернизации и необходимостью модернизации демократической. Первый вариант возвращает страну в «петровский цикл» (государство остаётся единственным субъектом модернизации, и как только оно ослабляет давление, тут же обнаруживается отставание в развитии), второй же вариант даёт шанс из этого цикла вырваться. Он напомнил о реформах эпохи Николая I и Александра II. Чтобы ликвидировать технологическое отставание России, Николай I начал строить железные дороги. А Александр II пошёл дальше и отменил крепостное право. Вот такие исторические уроки модернизации в России.

Но для этого нужно несколько шагов, начиная с политической реформы и возвращения возможности политического представительства для тех, кто, как и он сам, не видит ни у одной существующей партии готовности и желания учитывать его интересы и потребности. По его мнению, модернизация требует улучшения человеческого капитала. В том числе и на региональном уровне - необходимы меры, направленные на то, чтобы «из региона не утекали лучшие». Главная задача - создание возможностей для качественного образования, поддержка науки областными властями. По его мнению, начав проект «Сколково», федеральная власть показала понимание недостаточной роли науки, образования в развитии страны. «Проблема в том, что это не в Волгограде. С помощью Сколково утечку умов из страны мы предотвратить можем, но утечка мозгов из Волгограда будет продолжаться». Его поддержал проректор ВолГУ, д. э. н. Василий Тараканов. По его мнению, региональной власти необходимо лоббировать создание в Волгограде хотя бы одного исследовательского университета.

Мифы и ритуалы

Заместитель председателя Волгоградского областного совета профсоюзов, зам. секретаря политсовета регионального отделения «Единой России» Татьяна Гусева попеняла интеллигенции за пассивность: «Я никогда не ждала, что кто-то придёт и спросит моего мнения, я всегда старалась донести свою позицию до всех, до кого считала нужным, самостоятельно». Она предложила учёным вступать в партию и продвигать свои идеи и интересы. Это было ответом на выступления И. Куриллы и в большей степени - М. Анипкина. Первый, как уже сказано выше, не видит у «Единой России» интереса к позиции интеллигенции. Второй очень темпераментно высказался о том, что правящие круги вообще не интересуются мнением общества, когда принимают серьёзные решения, например, отменяя выборы губернаторов. По его мнению, движущей силой нынешней модернизации может быть только интеллигенция. Учёные деликатно промолчали в ответ на адресованный им призыв Т. Гусевой «уважать человека труда», хотя могли бы обрушиться с ответной критикой: с каких пор учёный, педагог перестал считаться «человеком труда»? Но не зря на заседании припомнили практику самой пролетарской партии - КПСС, в которой существовали квоты для служащих, то есть той же интеллигенции, ограничивающие её социальную мобильность: не будучи членом КПСС, нельзя было занимать руководящие посты, а вступить тем, кто «из служащих», было очень сложно. Такие привычки трудно изживаются. Тем не менее, в одном Татьяна Гусева была не так уж неправа, но об этом чуть позже. В ходе дискуссии я попыталась выступить посредником между политиками и интеллигенцией, предложив учёным в самой простой и доступной форме объяснить политикам, в чём их выгода от сотрудничества. Политики ориентированы на быстрый результат, и то, что не помогает побеждать на выборах и поддерживать социальный мир в обществе, далеко не всегда бывает ими востребовано. Будет ли интеллигенция голосовать за «ЕР» - большой вопрос, а если переориентировать партийную риторику и стилистику на наиболее образованную часть населения, можно потерять уже имеющийся электорат. Поэтому политикам необходимо объяснить, в чём состоит роль творческих людей, учёных - например, в формировании современных мифов, легенд и ритуалов, объединяющих людей, дающих им ощущение незыблемости бытия и связи с другими людьми и собственной историей. О мифах, кстати, говорил и Геннадий Слышкин: модернизация страны невозможна без новой мифологии. Сам праздник 4 ноября - пример такой модернизации мифов: события 1612 года лишены для нас эмоциональной окраски, но зато есть гордость, что, объединившись, российский народ сумел отстоять свою независимость. Про ритуалы говорила и я: праздник тогда праздник, когда нам понятен связанный с ним ритуал и ясно, что в этот праздник делать. Красим яйца, наряжаем ёлку, кричим на свадьбе «горько», дарим подарки в день рождения... Раньше 1 мая и 7 ноября ходили на демонстрации, а потом - за стол. И 4 ноября станет полноценным праздником тогда, когда мы все поймём, как его праздновать. Ритуалы придумывают и внедряют, как это происходит с днём святого Валентина и хеллоуином, или как делает молодёжная организация «Новые люди» с Днём России и Днём флага России - ищут новые ритуалы и предлагают их людям. Можно ли здесь обойтись без участия образованных людей, знающих историю, традиции народа, разбирающихся в психологии?.. Ответ, по-моему, очевиден. Ритуалы, которые складываются без участия интеллигенции, подчас просто опасны, как, например, традиция в дни значимых футбольных игрищ гонять по городу с флагами под дикие вопли и переворачивать машины в случае проигрыша. Кем формировалась риторика празднования нынешнего 4 ноября в Волгограде? На торжественном открытии скульптурной группы «Казачья слава» говорили об объединяющей роли православия, опустив многоконфессиональность страны. Запустили и ставшую сюрпризом для историков новость о том, что Степан Разин крестился в местном храме Иоанна Предтечи. Да и смысловая нагрузка памятника опять военная: казака провожают в очередной поход. Может, пора уже ему вернуться да хозяйством заняться?.. Эта откровенная апелляция к «православию, самодержавию, народности» плохо вяжется с ценностями, которые декларируются на федеральном уровне в связи с необходимостью модернизации страны. Естественно, интеллигенция это видит. Видит - и что? А и всё.

Тихая оппозиция

У российской интеллигенции тоже есть традиция - не пятнать себя сотрудничеством с властью. Поэтому за участие в круглых столах «Единой России» учёного-обществоведа коллеги могут и осудить. А за невзначай вырвавшееся доброе слово в адрес власти принято извиняться, пока не заклевали. Так что тут Т. Гусева, получается, права: позиция интеллигенции часто выражается лишь в тихом недовольстве. Или - как крайность - в участии в публичных акциях несогласных. Середину обнаружить крайне трудно, и вовсе не потому, что тех же обществоведов не пускают в телевизор, как оппозиционных политиков. Пускают, приглашают и хорошо (то есть простым, не наукообразным языком) написанные тексты готовы публиковать. Но это - не принято, так как может быть расценено как всё то же сотрудничество с властью, чего по умолчанию требуется избегать. Так что говорить, пожалуй, нужно о том, каким образом интеллигенции осознать свои собственные, не власти, а свои интересы, а осознав - выразить и предъявить обществу. Заданный на заседании вопрос о том, зачем политикам интеллигенция, как нынче говорят, остался «не отвечен». Но уже после заседания Иван Курилла в своём блоге несколько вариантов ответов опубликовал, за что ему большое спасибо. Итак, первый мотив: «Благосклонность вышестоящих властей. Она кратковременна, связана с личными склонностями людей наверху, но именно сегодня «наверху» много говорят о модернизации, то есть о науке и образовании - так «ловите момент», «попадайте в струю», покажите, что вы впереди всей страны по модернизации, вкладываете в науку и университеты, и, может, ещё и федеральные деньги на вас прольются, а уж карьерные возможности явно откроются». Второе - будущее собственных детей и внуков: «Понимаю, что многие депутаты хотели бы отправить детей учиться в Москву или за границу, но, насколько я понимаю, - не все. Даже, вероятно, в Волгограде не большинство. Потому некоторые из них «точечно» помогают тем вузам и факультетам, на которых учатся их наследники. Так надо объяснить, что гораздо больший смысл, чем закупка компьютерного класса, имеет поднятие статуса всего вуза, что автоматически сделает его диплом более ценным; усиление в нём научной составляющей - что улучшит качество образования (и привлечёт/удержит лучшую профессуру). Мне почему-то представляется, что (почти) любой депутат уже понимает, что хорошее образование лучше плохого». Свой вклад внёс и блогер semen_serpent, предложивший не изобретать велосипед: «Модернизация означает освоение новых социальных практик, следовательно, условиями модернизации являются: 1) развитие образования (откуда-то же должны приходить люди, создающие/осваивающие всё новые и новые практики) и 2) простор для этих новых практик, то бишь свобода, она же самостоятельность граждан. Если эта банальность будет звучать отовсюду, шансы модернизации хоть как-то, но повысятся». Кстати, на заседании коснулись и бурно обсуждаемого «манифеста» Никиты Михалкова. Хотя, по мнению присутствовавших, обсуждать в нём нечего, член совета Волгоградского отделения клуба, директор НИИ общественных и гуманитарных наук ВАГС Виктор Пилипенко отметил, что этот текст вводит в оборот новый термин: просвещённый консерватизм. И если в этом сочетании слов сделать акцент на первом, то можно надеяться, что инициировавшая этот «манифест» политическая элита созревает для диалога с наиболее образованной частью общества. Очень надеюсь, что это взаимно.

Анна СТЕПНОВА, сопредседатель Волгоградского отделения клуба политического действия «4 ноября»