Вечный залог

Ассоциация банков Волгоградской области и Главное управление Банка России провели совместное совещание, на котором обсуждали, казалось бы, специфические банковские вопросы. Однако все четыре пункта повестки дня так или иначе были связаны с тем, что в условиях кризиса банкам приходится работать иначе, чем в стабильные времена, иначе реагировать на изменившуюся обстановку в стране и в регионе. В том числе и криминальную.

Первая тема - повышение эффективности реализации службой судебных приставов заложенного имущества - обсуждалась по инициативе приставов. Заместитель главного судебного пристава по Волгоградской области Эрнест Велиев и замначальника территориального управления Федерального агентства по управлению госимуществом Игорь Сафонов обратились к банкирам с предложением радикально снижать стоимость заложенного имущества, которое в связи с непогашением кредита выставляется на продажу. Э. Велиев напоминает, насколько сложно в нынешних условиях реализовать заложенное имущество. По существующим правилам, снижение цены от стартовой допускается не более чем на 25%. Но даже с такой скидкой залог не удаётся продать. Это создаёт большую проблему для госорганов: и приставы, и сотрудники агентства расходуют бюджетные средства на реализацию неликвидного имущества, ведь в связи с кризисом цены на недвижимость резко упали, и покупателей находить очень сложно. Как пояснил И. Сафонов, из переданного на реализацию имущества на сумму 280 млн рублей удалось продать только на 415 тыс. 280 млн - эта сумма примерно соответствует кредитному портфелю среднего банковского филиала. Если залоги продать не удалось, можно считать, что одно банковское учреждение стало банкротом. В других регионах России, как говорят гости совещания, банки нашли выход в привлечении оценщиков, которые на стадии реализации залога оценивают его по той цене, по какой его реально продать на сегодняшний день. Э. Велиев и И. Сафонов предложили банкам обращаться в суд не только за признанием права реализации залога, но и за определением реальной его цены на сегодняшний день, а не на момент выдачи кредита. Если у рынка есть интерес к выставленному на продажу залогу, цена в ходе торгов поднимется, и интересы банка не пострадают. Говорили и о том, что банки-взыскатели должны проявлять больше активности в возбуждении уголовных дел против своих недобросовестных должников: мысль о неотвратимости наказания очень способствует желанию погасить кредит. Председатель правления НОКСС-банка Виктор Синюков обратил внимание на другую сторону проблемы: сложности с поиском имущества должника, особенно если это имущество находится в другом регионе. По его мнению, эта проблема в большей степени требует согласованных действий банков и госорганов, чем любая другая. Есть у банкиров и вопросы к самой службе приставов. Президент Русского Южного банка Татьяна Гунькина сказала, что ей не понятен механизм движения документов в этой структуре: найти свои документы о возбуждении исполнительного производства, понять, на какой стадии они находятся, как их продвинуть, подчас невозможно. Однако она пообещала поручить своей юридической службе подготовить ей информацию по поднятому на заседании вопросу, чтобы понять, насколько эта проблема актуальна для её банка. И посочувствовала приставам по поводу того, что их персонал получает маленькие зарплаты: «Думаю, у вас проблем не меньше нашего». Это замечание вызвало всеобщее оживление.

Банкиры очень внимательно выслушали аргументы Э. Велиева и И. Сафонова, однако согласия на какие-то резкие меры не дали. Как пояснил «ДП» председатель Ассоциации волгоградских банков Роман Беков, установление цены залога - результат компромисса между банком и заёмщиком, и в случае чрезмерной активности банка в сбивании цены залога клиенту банка тоже может быть нанесён ущерб. А ни один банк в этом не заинтересован. Есть и другая - деликатная - сторона проблемы: большинство банковских учреждений региона - филиалы, головные офисы которых внимательно следят за тем, чтобы на местах не проводили слишком либеральную финансовую политику. Если руководство филиала резко снижает цену залога, головной офис может заподозрить его в сговоре с клиентом, который выкупит собственный залог по льготной цене, а убытки повиснут на банке. Поэтому принять решение, устраивающее всех, в такой ситуации сложно. По второму вопросу - о соблюдении требований по перевозке и инкассации наличных денежных средств - выступил заместитель начальника ГУВД по Волгоградской области - начальник милиции общественной безопасности Иван Нечаев. Он познакомил банкиров с криминальными сводками последних месяцев, напомнив о самых громких и дерзких преступлениях - таких, как кража банкоматов. В апреле из магазина в Тракторозаводском районе Волгограда увезли банкомат «Газпромбанка». Банкомат был оборудован сигнализацией, но сотрудники частного охранного предприятия (ЧОП), отвечавшего за его сохранность, обратились в милицию примерно через час после преступления. Это не единственный случай похищения банкоматов в Волгограде. В марте неизвестные украли с территории завода аппарат «Райффайзен-банка», из колледжа унесли банкомат «ВТБ-24». Немало таких случаев и по России: кризис приводит к обострению криминальной ситуации. Другое громкое преступление последних дней - нападение на машину, в которой везли 16 миллионов рублей зарплаты для работников предприятия «Нефтезаводмонтаж». Машину обстреляли, однако водитель сумел уйти из-под огня. Правоохранительные органы отмечают, что в данном случае нужно говорить не только об организаторах и исполнителях преступления, но и об ответственности руководства предприятия, не позаботившегося о профессиональной охране при перевозке такой крупной суммы. И. Нечаев постарался убедить банкиров (а через них - и клиентов банков) не полагаться на собственные службы безопасности и частные охранные предприятия, а пользоваться услугами настоящих профессионалов - Росинкассации и вневедомственной охраны.