Когда губернатор долдон

Элита политическая, экономическая, профессиональная и творческая Именно о ней шёл разговор на первом заседании политического клуба действий «4 ноября», которое одновременно с «Бизнес-саммитом на Волге» прошло в Волгограде. В центре внимания собравшихся было отношение общества к элите и проблемам формирования такой элитарной прослойки общества, которая смогла бы отвечать на стоящие перед страной вызовы («ДП» 37). В качестве докладчиков в Волгоград прибыли руководитель отдела социологических исследований Института общественного проектирования (ИнОП) Михаил Тарусин и генеральный директор Всероссийского центра исследований общественного мнения (ВЦИОМ) Валерий ФЁдоров. Их выступления вызвали интерес и острую полемику, но в рамках регламента заседания эксперты смогли лишь обозначить проблему. Специально для «ДП» В. Фёдоров и М. Тарусин рассказали то, что не прозвучало в их выступлениях.

Кто мы и куда идём

- Тема, которую мы хотим донести до волгоградцев, - это кадры для власти, - рассказал о цели визита в Волгоград В. Фёдоров. - Мы хотели бы поговорить с умными людьми о том, существует ли элита в России, и если да, то что она из себя представляет, какой должна стать, надо ли её менять и каким образом.

- А кого, на ваш взгляд, можно отнести к элите?

М. Тарусин: Элита - это социальная группа, которая создаёт общественное пространство и наполняет его общественно значимыми смыслами. А эти смыслы пробуждают творческую и интеллектуальную энергию общества, что позволяет решать фундаментальные задачи развития страны, помогает ответить на самый главный вопрос: кто мы, куда мы идём и что нам надо.

В. Фёдоров: Есть два принципиальных подхода к вопросу, кого следует относить к элите. Первый - элита, это те, кто стоит у рычагов власти. Не обязательно политической, но и, например, культурной. Элита в шоу-бизнесе - это Пугачёва (смеётся). И Галкин! А элита экономическая - Фридман, Потанин Противоположный подход: элита - это лучшие в своём деле. Элитный столяр, элитный банщик, художник, мыслитель, политик... Задача в том, чтобы совместить эти два подхода, чтобы лучшие в качественной элите занимали первые места и в элите руководящей.

- Но как это сделать? И что новая элита может изменить в нашем не совсем здоровом обществе?

М. Т.: Одна из самых главных задач - ротация элит. Люди, которые сегодня находятся во власти, начинают напоминать касту, закрытую для обновления. А проблемы перед страной стоят настолько сложные, что для их решения нужны люди с новым инновационным мышлением. Как правило, они находятся вне властной элиты, но должны войти в неё и сформировать из своей среды корпус истинной национальной элиты. А почему эти механизмы обновления сегодня не работают, вот в этом и надо разбираться - и нам, исследователям, и тем людям, которые озабочены этой проблемой.

В. Ф.: Многие вообще отрицают существование в России элиты. Причём на самом высоком уровне. Вице-премьер Сергей Иванов в своё время говорил, что в России нет никакой элиты. И его можно понять. Люди, которые занимают руководящие посты, смогли удержать страну от распада, в этом и есть их определённое достоинство. Но теперь перед Россией стоит другая задача - задача инновационного развития. К сожалению, нынешняя элита к решению таких вопросов не привыкла. Она не знает, как это делать. Поэтому и возникла проблема обновления с учётом изменившихся условий.

Клуб как диагноз

- Но ведь с этим рано или поздно сталкивается любая страна. Это же не чисто российская проблема...

В. Ф.: Это так. Но если Россия не найдёт в самое ближайшее время цивилизованные пути обновления элиты, то у н её остаётся два нежелательных варианта. Первый - страна впадает в застой и откатывается, потому что при нынешней динамике мирового развития стоять на месте - это путь назад. Второй вариант - приходит жёсткий правитель, который сносит устаревшую, окостеневшую и не отвечающую новым вызовам элиту. Причём жесточайшим способом.

- Как Сталин?

М. Т.: Уничтожение старой большевистской гвардии руками новых выдвиженцев... В какой-то степени - да.

В. Ф.: Именно потому необходимо найти правильные, цивилизованные механизмы обновления элиты. И если они не будут найдены, обновление всё равно произойдёт, но жёстким и болезненным образом.

- На каком же уровне должна идти инициатива по смене или ротации властных элит?

М. Т.: На всех. Но поскольку на местах у нас всегда смотрят на Красную площадь, то движение с головы можно считать приемлемым.

- Насколько различаются между собой элиты разных регионов, и с чем это связано?

М. Т.: Действительно, качество региональных элит различное. И часто это зависит не от географического положения региона или его экономического состояния, а от личности руководителя: кто губернатор, кто мэр... Если это современные мыслящие люди, они создают вокруг себя интеллектуальную, творческую, свободную атмосферу. В ней легко себя чувствуют люди инновационного склада. В регионах, где люди не боятся высказывать своё мнение, где идёт живое обсуждение, настоящие дискуссии, - там формируется настоящая элита. А есть другие примеры, когда в кресле губернатора сидит этакий долдон, который всего боится. Там соответственно создаётся атмосфера страха. Кстати, этот фактор влияет и на работу нашего клуба. Мы проводим заседания в разных городах, и сразу же всё становится ясно - кто-то из приглашённых с испугу вообще не пришёл, кто-то начинает говорить о том, какая у них замечательная администрация, как у них всё хорошо. То же самое можно сказать и про общественные палаты: если они прикормлены или задавлены местной властью, то вместо того, чтобы контролировать администрацию, они будут упиваться слиянием с ней в дружеском и творческом экстазе. И мне сразу делается скучно: клуб в этом регионе работать не будет.

В. Ф.: Я бы сказал об открытых и закрытых системах, которые формируются в регионах. Открытая система - та, где элита не довольствуется тем, что уже есть, где она устремлена в будущее и понимает, что нынешнее относительное благоденствие по сравнению с 90-ми годами - это не навсегда. Поэтому надо развиваться, а не жить на природной ренте. У таких систем есть потенциал развития. В закрытых системах элита вкушает плоды нефтяного благополучия и главное направление своего развития видит в выпрашивании всё новых и новых трансфертов из федерального центра. Их аргумент - мы сирые, отсталые и убогие. Такие регионы обречены на загнивание и деградацию.

Конкуренция регионов за людей

- То есть из-за разного качества региональных элит регионы по уровню развития всё больше отдаляются друг от друга?

В. Ф.: Да. Это происходит по простой причине: у нас быстро меняется демографическая конъюнктура. В России обозначилась мощная конкуренция между регионами и даже между городами внутри регионов за людей. Огромное число поселений вымирает: там нет людей, чтобы обеспечить нормальную структуру жизни. Процесс начался с маленьких сёл, но постепенно дотягивается и до малых городов. За счёт чего можно выиграть в этой конкуренции? За счёт высокого качества услуг, которые власти предоставляют людям. А наша власть не привыкла предоставлять услуги. Она привыкла быть господином. Властные элиты во многих регионах ещё не уловили, что они лишаются главного ресурса, который они имели всегда и который, казалось, никуда не убежит, - людей. Например, Тюмень раньше не считалась развитым регионом. Она была тыловой базой для освоения Севера. Но в последние несколько лет этот город интенсивно развивается. Тюмень стала догонять северные регионы, которые в своё время получили хорошие нефтяные вливания - Югру, Ямал. А самое интересное, Тюмень стала существенно опережать соседний Курган. И в результате люди стали из Кургана перебираться в Тюмень. Сформировался устойчивый процесс, когда растущие центры вытягивают, как пылесос, людей из застойных регионов.

- А Москва уже утратила монопольную роль такого пылесоса?

В. Ф.: Лет 10 назад считалось, что вся жизнь сконцентрирована в Москве, и все деньги там крутятся. Но сейчас интенсивно развиваются города-миллионники. С другой стороны, и они, и ряд городов поменьше вступают в конкуренцию между собой. Их судьба во многом зависит от того, понимают ли их элиты эту проблему или нет.

B]- Заседание клуба «4 ноября» проводится на одной площадке с «Бизнес-саммитом на Волге». Что вы ждёте от бизнеса?

М. Т.: Умных мыслей. Практически во всех регионах бизнесмены - это самые внутренне свободные и энергичные люди. Они уже почувствовали свободу, а свобода предполагает ответственность. Ответственный человек рано или поздно начинает задумываться о судьбах страны, о судьбах людей. Это как раз тот тип гражданина, который необходим для формирования новой элиты. Про гуманитарную интеллигенцию, людей из власти и медиа-пространства такого сказать нельзя: экономически это очень зависимые категории.

- А как на этом фоне смотрятся волгоградские предприниматели?

М. Т.: Я общался со здешними представителями бизнеса, и они произвели на меня очень сильное и благоприятное впечатление. А говорили мы о том, о чём могут порассуждать умные и ответственные люди за ужином - о судьбе России и о том, как нам её обустроить...

За что в России не любят элиту

Из доклада генерального директора Всероссийского центра исследований общественного мнения (ВЦИОМ) Валерия ФЁдорова:

- Очень яркие цифры даёт сравнение нынешней элиты и той единственной элиты, о которой многие могут судить не по книжкам, а по собственному жизненному опыту, - с элитой советской. Нельзя сказать, что советскую элиту люди вспоминают с ностальгией, нельзя сказать, что это были честные люди, чистые, работающие только на страну. Но вот сухие цифры. Только 20% полагают, что нынешняя элита по сравнению с советской элитой изменилась в лучшую сторону. И вдвое больше считают, что она стала хуже. И почему же она стала хуже? Здесь люди дают точный диагноз. Они считают, что современная элита и более образованная, и более молодая и энергичная, и более открытая новому, более профессиональная даже... Но есть один показатель, который нынешнюю элиту характеризует существенно хуже, чем элиту советскую. Считается, что современная элита при всех её положительных качествах и компетенции всё-таки работает в первую очередь на себя. Говоря проще - на свой карман. Она не работает на общество, на людей, на страну. На весах, которыми общество меряет качество нашей элиты, это перевешивает всё остальное.

Владимир ЕЛЬНИКОВ