Чайная ложечка зависти

На этой неделе читала студентам лекцию на тему того, как освещать социальную проблематику, и обнаружила, что советы - универсальны, а методика позволяет объяснить, почему некоторые события получают негативную оценку, другие позитивную. А почему хорошие новости умирают на месте, а плохие распространяются со скоростью пука и звука - это уже давно известно.

Так вот, рано или поздно журналисту приходится писать о чём-то хорошем. Например, о благотворительности. И как решить, о чём действительно стоит рассказать, а о чём лучше промолчать? Как определить, с каким типом благотворительности он имеет дело? Она же бывает разная. Иногда - с далеко идущими, например, политическими планами. Иногда это банальный бартер с властью: мы вам фонтанчик починим, а вы нам за это участок под застройку послаще и подешевле подберите. Изредка встречается реликтовый вид - благотворительность ради собственного удовольствия, спокойствия и прочих неконвертируемых в наличные вещей. Где что? Разница между тремя видами кроется в соотношении сделанного - сообщённого - выигранного. Вот, скажем, наглядный пример из опыта «Деловой России». Почему раздача колясок родителям двойняшек вызывала ядовитые комментарии, а спонсирование духового оркестра по выходным на набережной - нет? Потому что в первом случае был персонифицированный пиар, во втором - безличный. В первом случае - ограниченный круг получателей благ (и родителей, и пиар-персон), во втором - неограниченно широкий. То есть сделанное и выигранное решительно перевесило сказанное. Допустим, мы выбрали доброе дело, о котором хотим рассказать. Что рассказывать, как? Пускать розовые слюни по поводу того, какие они все хорошие - да кто это будет читать? Если вдруг и прочтут - так не поверят. Скорее уж наоборот. И тоже есть методика. Рассказывать о благотворительности и меценатстве с позиции «Опыт»: именно как об опыте, который может быть тиражирован. Если кто-то дал денег на храм и золотую табличку на нём, что тут тиражировать, кто это сможет повторить? А вот если банк предлагает потратить на благотворительность те копеечные остатки на счетах, которые не могут быть сняты через банкомат, - это уже опыт, который можно и повторить.

Опять получается вполне универсальная методика, подходящая для всех хороших дел. Вот, например, бывший вице-губернатор Галина Хорошева со своим союзом комсомольцев наконец реализовала давнюю мечту и посадила вишнёвый сад на Мамаевом кургане. Можно повторить? Можно. Если захотеть. Хотя и не обязательно на кургане, других хороших мест полно. А вот губернатор Анатолий Бровко побывал внутри Родины-матери - можно повторить? Теоретически-то да, а практически - нет, административного ресурса не хватит. Так что не зря в блоге губернатора в ответ на вопрос читателя, как туда попасть, тут же от души посоветовали: стань губернатором или президентом. Поэтому что нам остаётся? «Завидовать будем», - как в известном анекдоте. Причём каждый в меру своей злобности. Или не в меру.

Взять, к примеру, партийные проекты «Единой России»: хорошая ведь штука, правда? Чем плох тот проект, в рамках которого в стране открывают физкультурно-оздоровительные комплексы? Только одним: неповторимостью. Нельзя скопировать и сделать так же, только, может быть, лучше. Можете себе представить ФОК от КПРФ? Или от «Справедливой России»? Вот и я нет. Что остаётся? Завидовать. И возмущаться: чего они опять своих флагов везде навтыкали, можно подумать, члены партии скидывались на строительство. Если немножко подумать, то придётся признать, что, даже не скидываясь, свою роль они сыграли - и сыграли хорошо. Строить ФОКи и бассейны по всей стране одновременно не получится. Где-то раньше, где-то потом, а где-то совсем-совсем потом. И за то, что мы оказались не в этой грустной третьей категории, кое-кому стоило бы сказать спасибо: Тому, кто ходил по коридорам, просил, убеждал и, может, даже канючил: ну пожалуйста, ну давайте у нас, в Волгоградской области... Кстати, этот опыт бюджетного фандрайзера тоже заслуживает тиражирования. Фандрайзер - это профессия, а значит, методика сбора денег на благотворительные, социальные проекты. А раз есть методика, значит, можно научиться. Между прочим, житейское наблюдение: люди, которые не тратят на благотворительность, охотно рассуждают о том, что это - особое состояние души. Те, кто тратит, спрашивают о технологии: как просить, что говорить, как пережить отказ. Недавно читала о человеке, который, получив очередной отказ, утаскивал у несговорчивого собеседника чайную ложечку: так у него было ощущение, что он не совсем зря приходил. Психику свою опять же берёг от чрезмерной перегрузки. Чем не методика? Можно перенять. Если нам не в лом таскать в карманах чужие чайные ложечки.

Анна СТЕПНОВА