«И никому не верьте, я - честный человек»

После выхода в «ДП» N 34 статьи «Ресторатор объявлен в розыск» в редакцию пришло письмо от главного героя статьи Алексея Торубарова. «Меня, человека мирной профессии, чьё призвание - вкусно кормить людей, сделали изгоем, мошенником.

Я устал бороться с произволом. Уголовное дело - ЗАКАЗНОЕ. Я предоставил органам все доказательства своей невиновности, это сугубо гражданско-правовые отношения между бывшими партнёрами, но правда им не нужна. Есть заказ - его отрабатывают». Он пишет о том, что все его жалобы спускают тем, на кого он жалуется, и просит опубликовать его версию происходящих событий: «И никому не верьте, я - честный человек, об этом скажут мои компаньоны Беков, Кулешов, Маклаков, Фатыхова. Кстати, подписки о невыезде у меня нет, и обвинение мне не предъявлено, так что розыск - очередная провокация против меня». Российское законодательство таково, что выполняя просьбу своего старого партнёра и друга, редакция рискует сама оказаться участником судебного, а то и уголовного разбирательства. Тем не менее, мы полагаем, что ознакомиться с этой запутанной историей, изложенной из первых уст, не только интересно, но и полезно. Поэтому мы публикуем письмо - но с сокращениями, отчасти продиктованными необходимостью уложить очень объёмный текст в размеры газетной страницы. Я всегда считал, что в моих заведениях, как в сказке про Маугли, - водяное перемирие, когда за соседними столами отдыхают, получают удовольствие и «белые», и «красные», и прокуроры, и жулики, судебные приставы и должники, депутаты и обычные люди. В своё время, уйдя из учительства в бизнес, я никогда не жалел об этом, поскольку обрёл свободу для творчества. Да и считаю, что каждый настоящий бизнесмен - это творец. Он делает свою страну краше, богаче, создаёт рабочие места и при этом ничего не просит у государства. С 1993 года я занимался разными интересными вещами: вёл внешнеэкономическую деятельность с Китаем, Германией, Данией, Гонконгом, Чехией, Турцией. Открывал магазин одежды, парикмахерские, импортировал чешское пиво. Надеюсь, горожане вспомнят по-доброму магазины «Мистер Джинс», «Штайльман», «Премьер», «Шик», пиво «Ходовар», «Цирюльню Ян». Но основными и главными своими творениями считаю рестораны и бары - с 2000 года набралось уже с десяток: «Техас», «Бочка», «Лабамба», «Япона-Папа», «Элвис-Клуб», Пицца-бар, «Вельвет», «СССР», «River Plaza». Отдавал, без преувеличения, все силы и сердце любимому делу, не жалея средств, дабы создать что-то уникальное, красивое, вкусное, а главное - нужное людям. Знающие меня люди скажут: сам ничего не нажил, всё вкладывал в предприятия. Успешные заведения подталкивали к дальнейшему развитию. А развитие всегда требует инвестиций и сплочённой команды, которая готова идти к поставленной цели, невзирая на трудности, долгие сроки окупаемости и риски. Но мне везло на хороших людей. Моими партнёрами и компаньонами были всегда достойные, уважаемые люди, некоторые позже смогли добиться высоких постов в различных структурах государственной власти.

Мне везло, каждое новое предприятие становилось успешным. И хотя с каждым годом затраты на строительство увеличивались в разы, а стоимость предприятий становилась долгоокупаемой, я уже не мог остановиться. Идеи фонтанировали и требовали воплощения. Деньги были не целью, а лишь средством достижения цели - открывать и открывать новые, красивые заведения, объединённые общей сетью «Козырная Карта». И всё было бы хорошо, если бы не моя доверчивость, во-первых, и не муниципальная собственность помещений, в которых я открывал рестораны, во-вторых. Как известно, на аукционных торгах орудовала группа «чёрных маклеров», а попросту - вымогателей, которые подавали заявки на торги только с целью вымогать у арендаторов, чьи помещения были выставлены на аукцион, деньги за снятие своих заявок. Если арендатор, желающий выкупить помещение, отказывался, то они искусственно задирали цену так, что бедному арендатору в итоге нечем было платить. Порой цена доходила до 200 тыс. рублей за квадратный метр. Сколько страданий принесли действия этих «чёрных маклеров». Причём об этом знали в администрации города и департаменте имущества, но ничего поделать не могли. Когда в 2006 году было выставлено на торги помещение бара «Бочка» по ул. Советская, 16, я был очень расстроен. Одно из лучших заведений города продаётся как обычный подвал. В этот трудный момент, когда нужно было принимать решение платить вымогателям или, возможно, потерять всё, появился «добродетель» в лице офицера ФСБ Чуманова Андрея, который сказал, что проводится спецоперация по очищению аукционных торгов от криминала, и предложил свою помощь. Я не знаю, выполнял ли он какие-либо спецоперации, но меня он «красиво» развёл на 13,5 миллиона рублей Чуманов объяснил мне, что столь высокая цена за его услуги получилась из-за того, что моя фамилия вызывает большой ажиотаж у жуликов. Когда через пару месяцев на торги было выставлено ещё одно помещение, в котором я только собирался строить ресторан, Чуманов убедил меня никак не афишировать, что это помещение мне интересно. Всем жуликам он скажет, что помещение нужно для его «конторы» и тогда платить никому не нужно. Когда непосредственно перед торгами Чуманов попросил, чтобы помещение было куплено на его человека, чтобы жулики не заподозрили, я согласился. Он пообещал, что помещение сразу же будет переоформлено на меня, давал слово офицера ФСБ. Я как человек старой формации свято верил, что сотрудники ФСБ, КГБ это люди особой категории, честные и порядочные На мои деньги было куплено помещение, а Чуманов исчез, отключив телефон, и я через три месяца обратился с заявлением в ФСБ. Чуманов стал прятаться от своих же, но обещал вернуть деньги, если я заберу заявление. На одной из встреч он передал мне 1 млн рублей и я тут же был задержан сотрудниками ОРБ по ЮФО и препровожден в СИЗО Ростова-на-Дону. Оказывается, Чуманов написал донос о том, что я, предприниматель, вымогаю у него деньги и вообще я все свои рестораны строю на бандитские деньги и имею коррумпированные связи во всех властных структурах. Через двое суток я был выпущен под залог, мне было предъявлено обвинение в вымогательстве. Потребовалось больше года, чтобы все обвинения против меня были сняты. Надо отдать должное руководству ФСБ, которое не побоялось выносить на суд общественности информацию о неблаговидных поступках своих сотрудников, они заняли принципиальную позицию объективно разобраться и наказать виновных. На сегодняшний день следствие по делу Чуманова и его сообщника Глазкова закончилось, им предъявлено обвинение. Но с момента возбуждения уголовного дела обвиняемые используют все возможные способы для моей дискредитации. Мне неоднократно предлагалось смягчить свою позицию по уголовному делу в обмен на спокойствие в жизни и в бизнесе. В случае отказа мне обещали все возможные последствия, в том числе привлечение к уголовной ответственности, лишение меня бизнеса и личного имущества. В конце прошлого года они перешли к реальным действиям. Депутаты Гордумы с подачи Глазкова приняли решение выставить на аукцион помещение ресторана «Мимино». С чего вдруг, когда в городе ничего не продаётся? Мне пришлось отказаться от помещения, а фактически от бизнеса, потеряв огромные средства, вложенные в ресторан. Но самое неприятное: обычные гражданско-правовые отношения между партнёрами по бизнесу выросли в уголовное дело против меня. О возбуждении против меня уголовного дела 14 декабря 2009 года меня уведомили через 3 месяца - 10 марта 2010-го. Ни разу не допросив, ещё через месяц, в апреле 2010-го, переквалифицировали мелкое мошенничество на «в особо крупном размере». Я думал, что это ошибка, но столкнулся с откровенным беззаконием. Я писал жалобы областному прокурору, в Генеральную прокуратуру, ФСБ, ГУВД, Путину В. В., Медведеву Д. А. Из областной прокуратуры пришла отписка, а из всех остальных ведомств ответили, что материалы послали в облпрокуратуру на проверку тем, на кого я жалуюсь. С марта 2010 года пытаюсь попасть на приём к прокурору области, но это невозможно без письменного ответа зампрокурора области. 24 мая я пришёл к нему на приём. Он говорил, что во всём разберётся. Однако спустя три месяца я так и не получил письменного ответа от Ерешкина Н.И., более того, следствие заняло явно обвинительный уклон, игнорируя все мои доказательства невиновности. В настоящее время следователь Шаронов В. В. собирает доказательства о моей хозяйственной деятельности, в том числе связанной с получением кредитов для развития бизнеса. 30 июля 2010 г. возбуждено новое уголовное дело по ст. 201 ч. 1 (злоупотребление служебным положением), которое возбуждается только по заявлению руководителя коммерческой организации или органа, полномочного избрать нового руководителя. А я являюсь единственным участником общества!

Мне известно, что уже неоднократно были попытки возбудить уголовное дело в УВД г. Волгограда, в ГСУ при УВД Волгоградской области. Благодаря тому, что в следственных органах милиции остаются честные сотрудники, объективно разобравшиеся во взаимоотношениях между мной и партнёрами по бизнесу, в возбуждении уголовного дела отказывали из-за отсутствия состава преступления. Кратко поясню о событиях, в результате которых мои бывшие партнёры по бизнесу Левченко А. В. и Железный А. В. вдруг оказались соратниками Чуманова и Глазкова. Оказалось, что адвокат Левченко Васильев И. В. проходит по делу Чуманова свидетелем, а Левченко спустя два года вдруг проявил сознательность и даёт показания по делу Чуманова против меня. Началось всё так. В 2006 году мне поступило предложение от граждан Левченко А. В. и Железного А. В. продать им 50% долей в ресторане «Мимино», «Бочка» и «Япона-Папа». Поскольку ресторан «Мимино» ещё только строился, я получил от них $300 тыс. с условием написать расписки на $150 тыс. Левченко А. В., а за Железного А. В. деньги в сумме $150 тыс. перечислила фирма «Недд маркетинг» в виде займов. После окончания строительства и введения их в состав учредителей эти расписки и договор займа должны были быть аннулированы или отданы мне. Ресторан открыл, доли 50% на них оформил, но расписки мне не вернули. Более того, поскольку я им доверял, по просьбе Левченко А. В., его долю 25% оформил на его мать - Левченко Г. П.

Чуть позже в декабре 2006 года мы договорились о продаже 50% долей за $600 тыс. в ресторанах «Бочка» и «Япона-Папа». Вместо денег мне была предложена квартира стоимостью $500 тыс. и доплата $100 тыс. Взамен меня попросили написать две расписки по $300 тыс. в качестве гарантии, т. к. в учредительных документах номинальная стоимость долей записана всего 5 тыс. рублей, что несоизмеримо со стоимостью квартиры. Также мне было обещано, что после оформления учредительных документов с их 50% расписки будут уничтожены либо отданы мне. Однако после того, как я выполнил все их условия, расписки не вернули. Причём расписку писал на Левченко А. В., а долю по его просьбе оформил на его мать. Когда они решили выйти из состава учредителей всех трёх заведений, то предложили мне выкупить доли назад. Сначала я отказался, т. к. не имел столько средств: 9,5 млн рублей за «Мимино» и 30,5 млн рублей за «Бочку» и «Япона-Папу», т. е. гораздо больше, чем они вложили. Тогда они в ультимативном порядке потребовали, чтобы я выкупил, или они будут требовать деньги по распискам, что они и сделали. Понимая, что из-за своей доверчивости я «попал» с этими расписками, я согласился выкупить у них доли в «Мимино» с рассрочкой на год, что я и выполнил. Несмотря на это, они подали в суд на взыскание с меня денег по всем распискам. В Центральном суде было заявлено, что доли, полученные Левченко Г. П. и Железным А. В. за 2500 руб., - это другие доли, якобы я продал им 50% за 5000 руб., и еще 50% за $600 тыс. Судья не приняла встречный иск, отказала в допросе свидетелей, не вникла в суть спора. В итоге суд принял решение взыскать с меня около 20 млн руб. в пользу Левченко А. В. и Железного А. В., которые через судебных приставов стали выбивать с меня деньги и одновременно продавали мне свои доли ООО «Элвис Плюс», то есть фактически пытались получить двойную плату за одни и те же доли. Что касается выкупа долей в «Бочке» и «Япона-Папе» - я вынужден был согласиться. Я пытался возбудить уголовное дело против них по факту мошенничества, но мне было отказано в Центральном РОВД г. Волгограда по причине гражданско-правовых отношений и посоветовали бороться в суде. В результате переговоров я согласился выкупить доли за 25 млн рублей. Но из-за кризиса банк отказал мне в выдаче кредита, а собственных средств для выкупа у меня не было. Я предложил им расторгнуть договор купли-продажи долей, но они отказались, понимая, что в условиях кризиса ресторанный бизнес стал убыточным, и подали в арбитражный суд иск о взыскании 26 млн рублей за доли по договору купли-продажи. Суд принял решения в их пользу. В настоящее время я обжалую решения в вышестоящих судах Саратова и Казани. Что касается расписок, решением Центрального суда при повторном рассмотрении Левченко А. В. и Железному А. В. в исках было отказано. Областной суд оставил это решение по кассации Железного А. В. без изменения, а по кассации Левченко А. В. отменил решение Центрального суда. Итак, есть два противоположных решения суда: по одному: я ничего не должен Железному А. В., так как оформил 25% доли на него, по другому я должен Левченко А. В. вернуть $300 тыс. с процентами за то, что не оформил долю на него, а оформил на его мать.

Получив по моему заявлению в Центральном РОВД отказ в возбуждении уголовного дела по причине гражданско-правовых отношений, Левченко А. В. и Железный А. В. стали сами писать доносы на меня в городское УВД, ГСУ, где также получили отказ в возбуждении уголовного дела. И всё-таки они добились своего, и теперь пытаются полностью лишить меня бизнеса и, возможно, свободы. Остаётся единственная надежда только на то, что огласка этих событий остановит этот коррумпированный беспредел. Надеюсь на вашу помощь. Я не вижу иного способа и средства защитить свои законные права и интересы, как обратиться за помощью к вам.

Алексей ТОРУБАРОВ