Музей одной восковой фигуры

По понедельникам в этом музее выходной. По крайней мере, так гласила табличка на входной двери. Однако на мой риторический вопрос: «а вы, правда, сегодня не работаете?» мне дали сразу два неожиданных ответа. - «У нас отключили свет», а затем - «если вы очень хотите, то работаем». Молоденькая девочка с бейджиком экскурсовода на блузке недоверчиво осмотрела меня, приняла 75 рублей за входной билет и повела вниз по совершенно темной лестнице

Частный музей Сталина на Мамаевом кургане - загадочный объект. Расположенный в одном здании с кафе, крохотной гостиницей и сувенирной лавкой, он словно создан для публики, тоскующей по железной руке усатого генералиссимуса: почти в самом центре Волгограда и, одновременно, вдалеке от людных мест. На входе - металлическая плита с цитатой отца народов о своей посмертной славе: мол, на мою могилу нанесут кучу мусора, но ветер истории развеет ее без следа. Осмотр экспозиции прояснил эту сентенцию окончательно.

Копии документов на стенах, подарки вождю от братских и дружественных народов, парадный портрет в полный рост. История обороны города и коллизии двух его переименований, фотографии демонтированных памятников и лица партийных деятелей, благополучно расстрелянных в годы окончательного утверждения властной вертикали.

В качестве кульминации - комната, где за низеньким, но массивным письменным столом купеческого стиля стоит Сам. По легенде, именно за этим столом в 1918 году Коба вынашивал гениальные военные планы по истреблению классового врага на просторах царицынских степей. Второй (тоже по легенде) подлинный экспонат - серебряный футляр для спичек с изображением Кремля. Вот, в общем, и все.

Речитатив экскурсовода местами достигал 200 слов в минуту, поэтому на исторические медитации времени не осталось. Ей так хотелось поскорее назад - на свет и свежий воздух, что у меня просто не хватило духа задержать ее своими вопросами. Но по пути наверх один я все-таки задал. Оказалось, что паломники в это заведение ходят негусто. В самые лучшие дни -20-30 человек. Постояльцы из гостиничных номеров этого же здания, да любопытствующие волгоградцы, заехавшие в кафе с романти- ческим названием «Блиндаж».

Похоже, что ветер истории, о котором тов. Сталин так складно завернул, сдул не столько мусор с его могилы, сколько интерес к нему самому. И через полвека оказалось, что культ личности - штука очень парадоксальная. Там, где возникает культ, исчезает сама личность. Остается лишь восковая кукла, напоминающая живым о миллионах умерших.

Виктор ПИЛИПЕНКО.