Обед отдали врагу

Летняя засуха и пожары серьёзно подорвали здоровье аграрного сектора. Погибший урожай зерна, масличных и овощей, нехватка корма для скота накладывают отпечаток на рыночную стоимость продуктов сельхозпроизводства и те продукты, что из них производятся.

Повышение неизбежно

Аналитики и игроки зернового рынка констатируют, что в связи с пережитыми этим летом природными катаклизмами цены на зерно усиленно растут. Особенно сильно - в регионах, переживших засуху, и в Сибири. Например, с весны этого года в Сибири и Поволжье цены на пшеницу выросли почти вдвое. По мнению генерального директора ООО «Агроспикер» Виталия Шамаева, виноваты в этом природа и аграрная политика страны. Но если цены на зерно не повышать, то СХП страны массово обанкротятся. Так, сейчас мировая цена на пшеницу более 8 тыс. рублей за тонну, в то время как на внутреннем рынке цены поднялись только до 6 тыс. рублей. - Селян пригласили в рыночную экономику, не дав никаких знаний о рынке. В итоге за свой добросовестный труд они получили лишь кучу долгов, - сказал В. Шамаев. - Это мошенничество в отраслевых масштабах реализовано в рамках действующей аграрной политики России. Кредитный портфель СХП с долгами за много лет уже нельзя обслуживать на дешёвом зерне, а банки лишь предлагают отсрочку, но не списывают кредиты. Таким образом, размер кредитного портфеля и параметры зернового рынка не дают возможности производить в России дешёвое зерно. Получается, что производители пытаются выжить, но государство им этого не даёт, административно занижая цены на зерно. Какие будут последствия, очевидно - отсутствие гарантии на новые кредиты и на отсрочку по прошлым банковским займам, отсутствие залоговой базы, а сбыт зерна в новом сезоне не гарантирован из-за ограничения рынков. Где брать прибыль для покрытия убытков прошлых лет и когда она будет - непонятно. Гречишный кризис уже, как известно, проявился: гречка подорожала или вообще исчезла с прилавков. Дело в том, что производство гречихи в этом году составляет меньше 1% от сбора всего зерна. - Лишних площадей под эту культуру обычно не сеют, поскольку излишки рынком не востребованы, а госзакупок этого зерна нет, - продолжает Виталий Шамаев. - Гречиха обычно растёт сама по себе и от погодных рисков не защищена. В этом году самые негативные прогнозы начали сбываться уже в мае-июне, когда волгоградские пчеловоды остались без гречишного мёда. При этом спекулянты намного раньше среагировали на ситуацию и успели загодя скупить свободные объёмы. Теперь цены будут высокими. Импортировать этот продукт нельзя из-за низкого производства в других странах, или можно, но очень дорого и в ограниченных объёмах. А цена на остатки российской гречки в магазинах будет стремиться с ценам на импортную. По словам Виталия Шамаева, на внутреннее потребление в этом году зерна хватит, но текущая аграрная политика усиливает риски продовольственной безопасности на ближайшие годы. Уже сегодня крайне важно думать о том, сколько зерна у нас будет через 1-2 года.

Молочные слёзы

Плачевная ситуация складывается не только на зерновом, но и на молочном рынке. По словам его игроков, рост цен на молоко начался ещё весной и продолжался всё лето. В конце августа рост вроде бы приостановился, рынок замер в ожидании, но уже с начала сентября цены снова поползли вверх. Называется дефицит продуктов, которые по контрактам недопоставляют производители, - в районе 40%. Хотя в реальности, говорят, он достигает 60%. Из 20 наименований товара одной компании на полке может быть представлено всего 6, а чтобы занять пространство, коробки и бутылки раскладывают в один ряд. Кто повышает цены? С одной стороны - фермеры, которым нужно хоть немного заработать, чтобы заготовить на зиму корма для скота. Но после засухи накормить животных стало непросто, поэтому уже сегодня многие перевели коров. Людям в деревне стало выгоднее пойти в магазин и купить пакет молока, чем содержать собственный скот. С другой стороны - цены повышает переработчик. Молока нет, производить не из чего, а количество людей на заводе и их рабочее время остаётся прежним. Растут издержки, и чтобы их компенсировать и сохранить рентабельность, они вынуждены поднимать цену на свою продукцию. - Производители делают попытки уменьшить цену, сокращая посредническую цепочку между собой и потребителем, - прокомментировал генеральный директор ООО «Новая Линия» Николай Лукьяненко. - Они стараются освобождаться от «серых» дистрибьюторов, открывают свои официальные представительства непосредственно в регионах. Это позволяет не только контролировать цены, но и исключить несколько посреднических звеньев, что, в свою очередь, уменьшает цену конечного продукта на полке на 10-50%. Но тут свой вклад в повышение вносят сетевые магазины: сначала отказываясь принимать товар у производителя по выросшей цене, а затем устанавливая выгодную только себе наценку на продукцию. Большинство местных торговых сетей ведут открытую игру и огромных наценок на молочку не делают. Но есть и такие игроки местного сетевого ритейла, которые позволяют себе накидывать 75% от цены поставщика. - Приходится писать письма о недопустимости таких торговых наценок, но в ответ получаем: ребята, это наша политика, как хотим, так себя и ведём, - говорит Н. Лукъяненко. - Они по-своему правы - тем более, если продукт всё же продаётся. Только вот выжить в таких условиях непросто и производителю, и дистрибьютору. Вести дела в убыток не хочется, да и невозможно. Так, 10 июля ОАО «Волгомясомолторг» из-за убыточности полностью прекратило производство молочных продуктов. Полностью отказавшись от производства сметаны, кефира, простокваши, творога и других кисломолочных продуктов, предприятие пытается выжить за счёт мороженого, пельменей, вареников, горчицы и майонеза.

В выигрыше

Кто же выигрывает в этой ситуации? В этом вопросе мнения экспертов разделились. Одни уверены, что лучше всех себя чувствуют сетевики, устанавливающие свои цены на товары. Другие - что выигрывают спекулянты, третьи - что плохо сегодня всем без исключения. Николай Лукьяненко убеждён, что создавшаяся ситуация не выгодна никому: - Никакой сверхприбыли ни у кого нет - ни у селян, ни у молокопроизводителей, ни у сетевых компаний, - сказал он. - Если бы продавались реальные объёмы, то она могла бы быть, но продукции просто нет. О выгоде для селян вообще говорить не приходится. На вырученные деньги с трудом смогут заготовить корма, чтобы продержаться зиму. Если и это не удастся, скот придётся вырезать. Виталий Шамаев считает, что зарабатывают на волатильности рынка только спекулянты, в то время как аграрный сектор ловит только малую часть той прибыли, которую даёт рынок. Он не может ловить пики рынка, поскольку связан по рукам и ногам кредитами, сроками передачи по договорам законтрактованной продукции и пр. По мнению генерального директора «Волгомясомолторга» Петра Савенкова, на повышении цен выигрывают сетевики. В любом случае прогнозы на ближайшее время и следующий год звучат неутешительные. Игроки молочного рынка прогнозируют ещё больший дефицит продукции. Ведь традиционно максимальное падение количества молочки в продаже приходится на ноябрь-февраль. - Молоко будет, но цены на него повысятся настолько, что население просто не сможет его купить: пришёл, посмотрел на цены - и свободен, - считает П. Савенков. - В результате потребление молока сократится в лучшем случае вдвое, а возможно, и ещё больше. Хотя полностью с прилавков оно не исчезнет - из-за расслоения между бедными и богатыми. В стране в любом случае останутся люди, которые смогут купить. Да, из-за засухи обязано подорожать зерно, молоко и подсолнечное масло, но под шумок, за компанию может подорожать что-нибудь ещё. Например, услуги ЖКХ, тарифы на связь, перевозки, электроэнергию, газ и пр. - Рост цен имеет под собой чисто экономическое обоснование, - сказал В. Шамаев. - Высокие цены компенсируют аграриям упущенную выручку за продукцию вследствие уменьшения её объёма. Сегодня цены на зерно, несмотря на двукратный рост, не обеспечивают этого. А те отрасли, которые не пострадали из-за засухи, не имеют оснований для повышения цен.

Мнение

Генеральный директор Финансовый брокер «Август» Карэн ТУМАНЯНЦ:

- На мой взгляд, ажиотаж, связанный с подорожанием продукции сельского хозяйства, в значительной степени создан не совсем умелыми действиями государства. Запрет на вывоз зерна и обещания отрегулировать ситуацию внутри страны, но при этом отказ делать интервенции из зернового фонда, - это очень странно. Сидеть на зерне, платить за каждый день его хранения в элеваторах, тратя бюджетные деньги, и наблюдать, как на него растёт цена... Эти меры несколько неадекватны. Тем более что убытки терпят также сельхозпроизводители в Краснодарском и Ставропольском крае, где не было засухи. Но и они не могут продать своё зерно. Надеюсь, в конечном итоге здравый смысл возобладает. Кроме того, мне кажется, что сокращение урожая в стране не настолько сильное, и рано или поздно зерно всё-таки начнёт поступать на рынок. Поэтому, я думаю, ажиотаж спадёт, и темп роста цен замедлится.