Уроки осетинской трагедии

О произошедшем в Южной Осетии говорить или писать что-либо без эмоций трудно, почти невозможно. Но сделать это необходимо потому, что в современном мире войны начинаются не из-за обид, не из-за амбиций, и отнюдь не от фанатизма. Сегодня войны продумываются в чистых и светлых кабинетах, просчитываются на много ходов вперёд, готовятся с учётом множества факторов. И одерживает победу тот, кто морально и интеллектуально готов к затяжному противостоянию.

Россия выиграла первое сражение, одержала первую победу. И победа эта не только военная, но и нравственная. Спасены были сотни тысяч человеческих жизней в Южной Осетии и Абхазии. Но при этом надо понимать - самое тяжёлое впереди. Нет, речь идёт не о предстоящих переговорах, и даже не о будущем статусе пока непризнанных государств. Речь идёт о критическом международном положении, в котором находится страна. И чем раньше мы извлечём уроки из случившегося, тем меньше будет жертв.

Урок первый. «Американские «партнёры»

То, что грузинская армия в течение последних лет вооружалась и обучалась американцами - факт очевидный. Но то, что Грузия решится на масштабные военные действия, для многих стало очевидным лишь недавно. Между тем сценарий развития событий был прописан ещё четыре года назад. В 2004 году крупнейший геополитический «сценарист» Збигнев Бжезинский в своей книге «Выбор. Мировое господство или глобальное лидерство» написал прямым текстом: «...Россия проявляет агрессивное стремление монополизировать пути международного доступа к энергетическим ресурсам Туркмении и Казахстана. Только через несколько лет, после завершения финансируемого США строительства трубопровода Баку-Джейхан, Азербайджан и его закаспийские соседи получат независимый канал связи с мировой экономикой. До тех пор эта территория будет уязвима для происков России и Ирана». В одном абзаце всё расставлено по местам без излишних дипломатичностей: Россия - не только враг Америки, но и серьёзная помеха в выстраивании экономического базиса проекта, который сам Бжезинский называет «глобальным лидерством западной цивилизации». По пути Грузии идёт и Украина. И в настоящее время Америка готова к реальному использованию армий этих государств в своих интересах. Примечательно, что за двадцать дней до нападения Грузии на Южную Осетию, 18 июля, Джордж Буш в своём ежегодном обращении заявил, что «в ХХ веке зло советского коммунизма и германского фашизма было побеждено, и свобода распространилась по миру с появлением новых демократий». Позже, 26 июля МИД России на это сравнение отреагировал и дал ему негативную оценку, но вряд ли тогда кто-то предполагал, что президент США фактически начал антироссийскую артподготовку общественного мнения, вслед за которой последовали залпы из установок «Град» по Цхинвали. Убеждать американских политиков, увещевать и взывать к их здравому смыслу - дело бесполезное, поскольку на кону - нефть и политическое господство в регионе. Для США Грузия - ключевой плацдарм перекачки ресурсов Азербайджана, Казахстана и Туркмении в обход России. А Россия для США - серьёзная помеха. Надо учиться мировой шахматной игре. И обыгрывать.

Урок второй. «Содружество» независимых государств

Нас н-и-к-т-о не поддержал. В критический момент стало совер шенно наглядным, что СНГ - призрак. Ни один из глав государств в дни тяжелейшей дипломатической борьбы в Совбезе ООН и других международных инстанциях даже в мягкой форме не выразил солидарности с позицией России и не осудил действия Грузии, а МИД Украины вообще выступил против нас. Невольно на память приходит известное высказывание Александра III о том, что у России только два союзника - её армия и флот. Но это очень горькое и опасное высказывание. Во-первых, потому, что военно-политические союзники у России тогда, в ХIХ веке, всё-таки были. А во-вторых, потому, что в ХХI веке политическая изоляция России - это верная смерть. Государству, даже наполовину не обеспечивающему себя продовольствием и промышленными товарами, с неразвитой инфраструктурой, с гигантской территорией и малочисленным населением (в два раза меньше, чем, например, в Индонезии) в глобальной экономике не помогут ни армия, ни флот. И именно этого добиваются сегодня «партнёры». В такой ситуации надежда может быть только на выстраивание новой внешнеполитической стратегии, основанной не столько на принципах экономического «прагматизма», сколько на принципах языковой, культурной и межэтнической интеграции с соседями. Чрезмерный коммерческий «прагматизм» в отношениях с сопредельными государствами привёл к тому, что в Грузии жители моложе 25 лет уже практически не знают русского языка. Зато знают английский в объёме, достаточном для прочтения маркировки на оружии натовского образца. Конечно, можно в этом обвинять и Гамсахурдию, и Шеварднадзе, и безумного Мишико. Но что сделали российские политики для того, чтобы грузинский народ не пошёл за сладкими обещаниями Саакашвили и его американских советников «жить в Европе»? Запретили «Боржоми» и «Киндзмараули»...

Россия должна вкладывать десятки и сотни миллиардов рублей в развитие политических и культурных связей со своими соседями. Или эти же миллиарды позже придётся вкладывать в войну, восстановление городов и сёл из руин, похоронные пособия. Где взять эти миллиарды? Для страны, которая умудрилась потерять в одночасье около $50 млрд на ипотечном кризисе в США (а по неофициальным данным - до 100 миллиардов) - это не вопрос. Вопрос - как слезть с нефтяной иглы и начать реальное возрождение российской экономики и культуры, дружественных отношений с бывшими республиками СССР.

Урок третий. Экономический

Уже в первый день войны рост доллара на мировых биржах и резкое падение российских голубых фишек показали, что ставку делают не на нас. На мировом рынке уже сформировался рефлекс, что прямая или опосредованная военная агрессия с участием США приносит последней немалые финансовые дивиденды и укрепляет финансовые позиции. Да, американская экономика в кризисе, да, доллар дешевеет, но, как говорил Марк Твен, «слухи о моей смерти сильно преувеличены». Главный финансовый актив США это глобальное лидерство, преимущество инициативы, первого хода, и этот актив Америка умеет использовать, не гнушаясь разжиганием локальных конфликтов и войн. А Россия связана по рукам и ногам. И отнюдь не дипломатическими соглашениями, не опасениями быть изгнанными из «большой восьмёрки» (чего уже сейчас громогласно требует претендент на пост президента США Маккейн), и даже не опасениями окончательно распрощаться с мечтой о вступлении в ВТО. Россия не имеет необходимой свободы манёвра по другим причинам. Первая - наши нефтедоллары, вложенные в американские и европейские финансовые институты, счета в которых заморозить легче лёгкого. И когда в российских газетах пишут о трубе, с помощью которой мы якобы легко покажем «кузькину мать» если и не Америке, то уж Европе точно, почему-то забывают, что деньги от этой трубы в основном лежат не у нас. И работают они не на российскую экономику, а на экономику США и Западной Европы. Вторая причина - наша гордость, наши крупные и мелкие олигархи и прочно сросшийся с ними российский политический истеблишмент. Где находятся их недвижимость, немалая часть активов и прочие атрибуты «запасного аэродрома»? - вопрос риторический. И в критической международной ситуации все лондонские особняки, яхты и банковские счета могут, как в сказке, в полночь превратиться в тыкву. А от респектабельных российских господ попросят подробного отчёта о происхождении доходов. Достаточно вспомнить печальную историю с бывшим министром атомной энергетики Георгием Адамовым или антикоррупционные чистки на испанском побережье. А если ещё припомнить куршавельский анекдот с Михаилом Прохоровым, то всё встанет на свои места: русские мутные капиталы и русских нуворишей терпят, но всё с большим трудом. Оказывается, что в таком деликатном вопросе, как вопрос международного статуса и роли России, уже сложно определить грань между государственными интересами и интересами коммерческими. И если на проведение такой черты не хватит политической воли, то мы по-прежнему будем продолжать гордиться купеческим размахом корпоративных вечеринок сырьевых монополистов и сетовать на нехороших соседей, которые норовят недоплатить за газ. Но тогда не надо пенять батьке Лукашенко, что во время миротворческой операции в Южной Осетии он отчего-то промолчал. Бизнес так бизнес.

Урок четвёртый. Политический

В ликвидации произошедшей катастрофы российские политические лидеры выглядели достойно. И Медведев, и Путин, и Лавров, и Чуркин, и военные. Россия не опустилась до антигрузинской истерии. Тандем «Путин-Медведев» выдержал первое серьёзное испытание на прочность. Но впереди - испытание более серьёзное - на прочность российской государственности. И для этого надо твёрдо усвоить первые три урока.

Виктор ПИЛИПЕНКО