«Не можешь заорать - хотя бы промолчи»

Экспертный совет по анализу коррупциогенности нормативно-правовых актов начал работу в Волгоградском региональном отделении организации «Деловая Россия» в начале года по инициативе члена совета ВРО «ДР» Леонида Семергея. Зачем создан совет и что удалось сделать, Леонид СЕМЕРГЕЙ рассказал «ДП».

Закрыта идеальная ловушка

- На днях в Волгограде произошло, на мой взгляд, недооценённое общественностью событие мощной антикоррупционной направленности: с городских улиц исчезли знаки, ограничивающие скорость сверх определённых правилами дорожного движения для населённых пунктов. И дежурства в кустах с радарами во многом утратили смысл. Как вы, Леонид Васильевич, оцениваете это с точки зрения своей общественной работы?

- Думаю, это большое событие, поскольку наличие этих знаков в местах, где они совершенно не нужны, конечно, создавало почву для коррупции. Могу привести примеры. Часть проспекта Ленина от ЦПКиО до Мамаева кургана: жилья там нет, детских учреждений тоже. На время футбола - понятно, нужны временные ограничения. Но в обычное время почему 40? Или подъём по улице Хиросимы от моста до 2-й Продольной - переходов нет, перекрёстков нет, почему 40? Меня самого, раба божия, не раз там ловили. Идеальная ловушка даже для таких дисциплинированных водителей, как я. То, что эти и множество других знаков убрали, - удивительное событие, кому-то за это надо памятник поставить или хотя бы благодарность объявить. Потому что на самом деле введение дополнительных ограничений, усложнение правил - основа для коррупции. Сняли ограничения - и кормушка исчезла. А самое важное в этом событии - то, что это вообще оказалось возможно. Создавая свой совет, мы ставили себе цель - расшевелить общество. Кое-какую работу уже сделали, но столкнулись с необъяснённым пока равнодушием тех, кто в первую очередь страдает от коррупциогенного законодательства, - то есть предпринимателей. Мы обратились в предпринимательские организации с предложением направить нам свои пожелания, обратить наше внимание на те законы и нормативные акты, от применения которых в первую очередь страдают их интересы. К сожалению, результат нулевой. Видимо, люди не соотносят свои реальные ежедневные проблемы с бумагами, с которыми можно и нужно бороться. Ни «Опора России», ни наши с вами коллеги по «Деловой России» не дали ни одного предложения. Хотя история с дорожными знаками ещё раз нас убеждает: можно же!

- Видимо, мало кто верит, что ситуацию можно серьёзно изменить. Кроме того, в ряде случаев процедура представляется неимоверно сложной. Мы с коллегами по «Деловой России» обсуждали интересующую многих тему - правила проведения конкурсов, тендеров на выполнение каких-либо работ. Сегодня закон разрешает учитывать только цены. При этом ценообразование, например, в строительстве регулируется огромным количеством нормативных документов. Получается, что по этим документам высчитывается реальная, обоснованная цена - а потом на тендере её надо за счёт чего-то снижать. За счёт чего? Это или неуплата налогов, или ворованные стройматериалы, или незаконная рабочая сила - пресловутые Равшан и Джамшуд. Плюс ещё один вариант: по согласованию с заказчиком в смету вносятся работы, которых на самом деле нет. А это уже коррупция в чистом виде. Люди же, которые работают честно и качественно, выиграть конкурс не могут. Тема настолько сложна, что вообще непонятно, как к ней подступиться. Понятно, что нужно вносить поправки в федеральное законодательство, а для этого нужна инициатива как минимум областной думы. Нужны серьёзные лоббистские усилия, направленные на Государственную думу... Проще и дешевле всё-таки договориться с заказчиком.

- Администрации как-то находят способ помочь выиграть конкурсы своим предпринимателям, ведь так?

- Да, и это, наверное, неплохо, если речь идёт о предпринимателях, имеющих опыт в строительстве, исправно платящих налоги, участвующих в решении социальных проблем. Наверное, эти заслуги должны учитываться легально, а не на уровне махинаций с правилами и условиями конкурсов?

- Согласен: период работы на рынке, причём на данном локальном, наличие построенных объектов, которые можно предъявить конкурсной комиссии, - это важные вещи. Однако и здесь появляется коррупционная основа: одному члену комиссии нравится качество этой предъявленной постройки, другому - нет. Значит, что - надо возрождать ведомственные РСУ с прежним ведомственным контролем, вымерявшим толщину и количество слоёв краски? Так ведь и строили при советской власти, ни шатко, ни валко, и никакой конкуренции - а куда мы сейчас без конкуренции? Так что тоже не выход. Мой школьный друг, который рабо тает в этой сфере - госзакупок, говорит, что пакет конкурсной документации составлен так, что к нему невозможно придраться. Всегда есть законные основания отказать ненужному поставщику: цвет должен быть не жёлтый, а желтоватый, и вот тут надо вот так, а не так...

- Такой же, но с перламутровыми пуговицами.

- Вот именно. Получается, что конкурс регулируется формальными основаниями, которые могут быть подобраны под конкретного поставщика, и никакого равноправия тут нет и быть не может. Выхода из ситуации я не вижу, кроме, может быть, одного: подбирать на эти посты людей, которые не могут или хотя бы почти не могут поступиться совестью. Хотя это нереально, наверное... Вот за миллион Аня не отдастся, а за десять, может быть, и подумает... Ну или за сто...

- Ой, давайте не будем торговаться!

- Но вы поняли, что я имею в виду? Нужны люди, не готовые продаваться за три копейки. И менять их нужно почаще, и контроль должен быть, настоящий анализ работы, под рентген прессы поставить. Кто-то же должен задавать неудобные вопросы: а почему прошёл этот, а не тот?

Жанна сгорела

- Тут есть ещё одна особен ность. Если вы хотите выиграть конкурс, вы в этом лично заинтересованы, и не поленитесь вступить в переговоры, приложить какие-то усилия, потому что вам ясно, что вы выиграете, и ясно, что выиграете лично вы, а не кто-то другой. А при пробивании какого-то законопроекта усилия будут ваши, а выигрыш получат все - вот оно вам надо?.. Вот и не находится той силы, той боевой группы, которая готова работать в интересах всех. У явления есть и название: проблема безбилетников. За билет платите вы, а едут все.

- Я бы добавил, что есть немало коррупциогенных факторов, которые вроде бы впрямую не затрагивают наших интересов, хотя на самом деле влияют очень сильно. Это полная безотчётность администраций в расходовании бюджетных средств. Никто и никогда не спрашивает, почему на те или иные статьи выделено именно столько средств, сколько выделено. Никому это не надо. Лишь бы не было формальных нарушений при расходовании. Хотя вам и может быть обидно, что ваш налог ушёл на приобретение «ауди-8», а не на что-то более полезное. Но обидно, и только. А плюс к этому - кумовство при распределении должностей, и так далее. Пока пресса почти безгласна и безмолвна, всё это будет процветать. Где же наши Жанны ДАрк?

- Они сгорели. Извините, но пресса - такая же часть общества, не лучше и не хуже. И я тоже задаю себе вопрос: а надо ли мне лезть в дела, которые никому, кроме меня, не интересны? Издатель - такой же предприниматель, как и любой другой, и почему ему должно быть больше всех надо? Почему я должна за своей широкой спиной прятать предпринимателей, которые - если что - за меня вступаться не будут?.. Но давайте вернёмся к работе вашего совета. Что вы сделали за время с первого заседания, которое было, если не ошибаюсь, в январе?

- Вообще толчком для создания нашего совета стало постановление главы администрации области о проведении антикоррупционной экспертизы в органах исполнительной власти. На сайте областной администрации в разделе «Антикоррупция» есть немало любопытных документов. Согласно постановлению, антикоррупционная экспертиза стала обязательной. Но ладно бы её поручили правовому управлению администрации области, - нет, её должны проводить юристы каждого комитета и ведомства. Вот представьте. Вы руководите комитетом, у вас в подчинении есть юрист, которого вы вызываете и говорите: давай-ка быстро напиши, что в моём распоряжении ничего «такого» нет. Ваш юрист берёт под козырёк и идёт исполнять. И после создания нашего совета это постановление губернатора было первым, с которым мы работали. Своё заключение мы направили губернатору. Наверное, это не самый показательный пример, но он показывает отношение к борьбе с коррупцией: формально меры приняты, галочка стоит, всё в порядке. Член нашего совета, заместитель председателя Общественной палаты области Александр Гавриилович Морозов проанализировал экономическое законодательство области. Чтобы изложить результаты этого анализа, нужна ещё, наверное, отдельная статья. Если коротко: сейчас у нас действует закон «Об инвестиционной деятельности в Волгоградской области», принятый в 2002 г. Этот закон не является законом прямого действия, то есть для получения преференций инвестору необходимо пройти долгую и сложную процедуру включения в «Областной реестр инвестиционных проектов», подписать инвестиционное соглашение с администрацией. С момента вступления закона в силу по настоящее время в реестр было внесено всего около 90 инвестиционных проектов. Средства из областного бюджета вкладывались только в 10 из внесённых в реестр проектов (это без учёта данных за 2007 год, их у нас не было на момент анализа). Всего из бюджета было вложено менее 100 млн руб., но зато ряд предприятий получил довольно значительные гарантии областного бюджета, что при дефицитном бюджете является довольно рискованным действием. Налоговые льготы за 2002-06 годы реально получили только 9 предприятий. Из них семь получили льготы на сумму около 8 млн рублей. И два предприятия «ЛУКОЙЛа» за 2006 год - на сумму около 800 млн руб. при общем объёме инвестиций около 12 млрд руб. Возможно, последний результат - следствие не только инвестиционного процесса. Выводы мы сделали, но реакции не получили. Понимаете, комиссия должна была стать катализатором процесса. Но информация всё же должна поступать со всех сторон. Как я уже говорил, не раз обращался к предпринимателям, но ответа не получил. Мы не можем быть экспертами во всех сферах жизни, и перелопатить всё законодательство в поисках дырок - нереально.

Спрут в телевизоре и в жизни

- Этим летом на своём конгрессе национального бизнеса «Деловая Россия» представила свои предложения по борьбе с коррупцией. Среди них был впечатляющий пакет предложений по кормлению чиновников - вплоть до оплаты обучения детей в вузах. Понимаю, что чиновник должен держаться за место, но мне кажется, что окончательное превращение чиновничьего места в синекуру, укрытую от всех житейских бурь, сделает популярной продажу даже ныне недоходных мест. И за то, чтобы стать секретарём в администрации, тоже будут платить, как сейчас - за некоторые другие должности. Что вы думаете об этом?

- По-м оему, то, что на сегодня имеют чиновники, - более, чем достаточно. Они работают в комфортных условиях - чисто и тепло, зарплата выше средней, а чтобы тебя выгнали - надо здорово нагадить, особенно это касается среднего и низшего звена, до начальника отдела. Знаете, как в анекдоте: у нас шеф новый - такая сволочь, заставляет работать за троих, хорошо, что нас пятеро. Возьмите комитет экономики - никак не пойму, чем они занимаются, кроме сбора отчётности, которую и так собирает Росстат. Да одно пенсионное обеспечение чего стоит. Вот представьте: у меня, как у бывшего чиновника, пенсия - 30 тысяч. Дай бог каждому такую зарплату получать. И чем, спрашивается, я её заслужил - в отличие от редактора сельской газеты или хирурга районной больницы? Был бы я шахтёром или металлургом - тогда да. А сколько транспорта работает на чиновников? Куда ездит начальник отдела, кроме как по своим делам? А знаете, во сколько обходится час работы служебной машины? 500 рублей. За 10-часовой рабочий день - 5 тысяч рублей. За такие деньги вам любой таксист будет ноги целовать. Поэтому улучшение содержания чиновников ничего хорошего нам не даст, если не будет общественного контроля.

- А общественный контроль появится тогда, когда появится общественный запрос. Когда сумма издержек от коррупции превысит издержки на борьбу с ней. Как это было в Италии: когда мафия уже всех достала, сначала появились отряды общественной самообороны, а уж потом были операция «Чистые руки», сериал «Спрут» и прочее.

- Если бы нам по телевизору так же часто, как показывают мэра, говорили о необходимости бросить курить и перестать давать взятки, наверное, это сработало бы.

- То есть власть, которая контролирует телевидение, должна нас убеждать в необходимости общественного контроля над ней?

- Это вряд ли. Но всё же есть необходимость воспитания каких-то правил, принципов - не соврать хоть раз в день, не поддержать что-то плохое... Не можешь заорать, ну хотя бы промолчи, нахмурься, не поддержи неправое дело, хотя бы пассивно - отойди в сторону. Я люблю хорошие детективы. Иногда читаешь детектив о жизни в Америке - всего-то лет сорок прошло, а как всё изменилось: казалось бы, совсем недавно - и расизм, и сегрегация, а теперь нам кажется, что всё это у них было не в прошлом, а в позапрошлом веке. Жизнь меняется быстро. Было бы желание меняться.

Анна СТЕПНОВА