Ты будешь крутым чуваком!

Их было пятеро - две девушки и трое парней. За стоящими рядом столиками кофейни шло самое настоящее производственное совещание, самый сокровенный управленческий процесс набор кадров. Собственно «кадр» был один черноволосый паренек лет девятнадцати в кожаных шлепках на босу ногу. Напротив него сидели две девчонки, всем своим видом дававшие понять, что здесь решают они. Одна сосредоточено уплетала «Цезарь», вторая пила кофе, курила и вела собеседование.

В рассказе о предполагаемой работе молодого человека господствовали прилагательные «динамичная», «глобальный», «перспективный», «креативная», «мобильный», «гибкий», «маркетинговый». И над всем этим царством новорусского офисного арго возвышалось одно существительное «мерчандайзер».

Этим самым и предстояло стать милому юноше, внимающему пению бизнес-сирены в голубом топике кислотного оттенка. Нельзя сказать, что он был абсолютно податлив. Раз в пять минут, переставая понимающе кивать, он задавал уточняющие вопросы относительно графика, оснащения, оперативной связи с начальством во время полевой работы и т.д.

Ответом ему становилась очередная порция прилагательных и струек сигаретного дыма. Когда очередной окурок был раздавлен в пепельнице, а словарный запас менеджерицы начал иссякать, к беседе подключились двое парней, сидевших за соседним столиком.

Это была уже тяжелая артиллерия. Закаленные в маркетинговых битвах, опытные мерчандайзеры 25-ти лет от роду предъявили сомневающемуся неофиту неоспоримые материальные свидетельства преимущества своей профессии черный матерчатый портфель, ноутбук (правда, один на двоих) и мобильные телефоны, предоставляемые фирмой.

Я, скажу честно, проникся. Мой первый инвентарь во время прохождения летней производственной практики на волжском шарико-подшипниковом заводе в далеком 1987 году исчерпывался спецовочным халатом и фланелевыми рукавицами.

Но время неумолимо летит вперед. Паренька в шлепанцах эта презентация не особенно воодушевила. И он, неблагодарный, начал самым нахальным образом интересоваться перспективами своего служебного роста. Вот тут вновь вступило хрипловатое сопрано юной начальницы, к этому моменту усадившей уже не менее полпачки «Гламура». Я и близко не смогу пересказать все те эпитеты и англоязычные термины, которыми сопровождался ее хорошо темперированный монолог о светлом карьерном будущем добросовестно работающего мерчандайзера. Закончив, она устало допила остатки «американо» и заключила:

- В общем, через три года работы в нашей компании ты будешь уже, можно сказать, как бы крутым чуваком!

Виктор ПИЛИПЕНКО