Шик-модерн

Мировой политический форум, состоявшийся в Ярославле, в какой-то мере можно считать пиар-подготовкой к главному выступлению форума - президент России Дмитрий Медведев изложил здесь свою программу, рассчитанную, по всей видимости, не на один президентский срок. Несмотря на всё многообразие высказанных за два дня форума идей и мнений, сказанное Д. Медведевым выглядело как обобщение итогов этой дискуссии. Надо отдать должное профессионализму организаторов форума и модераторов дискуссий - они тщательно отслеживали и подчёркивали в выступлениях то, что работало на генеральную линию.

В описании чуда

Те, кто участвовал и в прошлогодней ярославской конференции «Современное государство и глобальная безопасность», говорили в кулуарах форума, что в этом году в Ярославле интереснее: и компания собралась звёздная, и атмосфера открытости, искренности в дискуссиях просто за душу брала. Разнообразие было географическим: более 30 стран, 9 официальных языков. И не меньше было идейное разнообразие. Зарубежных участников сложно распределить по идейным группировкам, а вот российские политики представляли практически полный спектр: «Правое дело», КПРФ, ЛДПР, «Единая Россия», «Справедливая Россия»... Атмосфера была непринуждённой даже на встрече политологов с президентом России, а особенно - в кулуарах. На обратном пути, уже в поезде, участники дискуссий со смехом вспоминали, например, такой эпизод. Одним из активных участников дискуссий был польский общественный деятель Адам Михник. Он отлично говорит по-русски, и, несомненно, понял шутку политолога Андраника Миграняна, который сказал, что к оппонентам у нас принято обращаться «ты, скотина». Под общий хохот Адам именно так и обращался к своим российским собеседникам. Кстати, после форума в интервью А. Михник очень высоко оценил естественную и откровенную атмосферу форума, в том числе и общение с президентом России: оно нисколько не напоминало спектакль с заранее сверенными вопросами и выученными наизусть ответами. По-видимому, одна из главных целей форума достигнута - Россия сумела показать мировому экспертному сообществу, что живая и открытая дискуссия это естественно для нас. Особую роль на форуме сыграл лидер КПРФ Геннадий Зюганов. Его активное и заинтересованное участие, как и других политиков, показывало, что идеи модернизации России разделяют все политические силы. Был и ещё один - не такой очевидный, но важный эффект. Во время работы секции «Государство как инструмент технологической модернизации» эксперт в сфере управления технологическим развитием, стратегий развития, основатель и глава фонда «Другой канон» Эрик Райнерт (Норвегия) сказал, что Россия проживает сейчас третий раунд модернизации: первый состоялся при Петре I, второй - это индустриализация под руководством Сергея Витте, служившего двум российским императорам. После этого Герман Греф (Сбербанк) с некоторой обидой, обращаясь к Э. Райнерту как к светилу мировой науки, сказал, что не понимает: почему у всех принято говорить о германском экономическом чуде, о японском экономическом чуде, но никто не говорит о нашем - хотя в те же 40-е наша страна совершила огромный рывок, в короткие сроки подняв свою экономику и проведя индустриализацию заново. Модератор секции Валерий Фадеев («Эксперт») тут же обратился к Геннадию Зюганову: мол, вашими словами Герман Оскарович говорит, да? Тот согласился: да, на Германа Оскаровича работа в Сбербанке очень хорошо повлияла. История раскатилась по кулуарам, и к вечеру говорили о том, что то ли Грефа, то ли Чубайса (он тоже там был) скоро примут в КПРФ. На таких примерах модераторы форума показывали, что правые и левые в России наконец сумели соединить свои истории страны. Для левых до недавнего времени не существовало ничего хорошего в России до 1917 года, для правых - после 1917-го, но теперь и те, и другие постепенно начинают сглаживать свои противоречия в отношении к отечественной истории.

Ещё пять критериев

На форуме не раз вспоминали прошлогоднее высказывание Д. Медведева о том, что демократия не нуждается в прилагательных. Тогда он спорил с замглавы своей администрации Владиславом Сурковым, введшим в оборот выражение «суверенная демократия», которое должно было подчеркнуть особый путь России и оправдать отступления от распространённых политических и правовых норм. В этом же году на форуме признали, что прилагательные у демократии могут быть, но только определяющие её национальность: британская, французская, американская... Традиции даже соседних стран настолько разные, что не получается требовать от всех следования одним и тем же стандартам. Интересное наблюдение высказал, например, председатель комитета Госдумы РФ по конституционному законодательству и госстроительству, сопредседатель клуба «4 ноября» Владимир Плигин: «Вряд ли мы сможем объяснить, почему в Европе, например, женщины-мусульманки имеют право носить хиджаб, а европейская женщина не имеет права где-то в восточных странах ходить с непокрытой головой, хотя там и там есть элементы демократии». И прямые выборы главы государства далеко не всегда означают, что эта страна является демократической, ради интереса можно сравнить, например, роль королевы Великобритании - и президента Белоруссии. Слишком много нюансов, чтобы их все можно было подогнать под единые правила. Правила придумывали в странах, которые непременно желали навязать всем свой путь, заставить всех «быть, как мы», не учитывая, что некоторые демократические процедуры в беднейших странах приводят к установлению диктатуры. Бедность - злейший враг демократии, говорили на форуме, и об этом же потом сказал Д. Медведев: бедный человек не может быть свободным. Так что же, если не конкретные процедуры и правила, может являться критерием демократии? Замечу, что критерии участникам форума были интересны не для внешних оценок («вам пятёрка - вы демократия, а вам двойка - вы диктатура»), а как ориентиры для тех, кто живёт по правилам этого общества. В качестве таких критериев на форуме называли, например, эффективность государства и эффективность бюрократии и много ещё других вариантов. Член Британской академии Роберт Скидельски назвал пять своих критериев: выбор правительства в результате политического процесса, в который вовлечено всё взрослое население страны; свобода слова, свобода собраний, свободная пресса («информация является плотью и кровью демократии»); лидерство (как противоположность диктату, который опирается на принуждение, а не убеждение); конституционные ограничения (правительство подчиняется закону и контролируется независимым судебным органом); децентрализованность власти (она должна распределяться равномерно по всем уровням политической системы). Итог, как известно, подвёл президент Дмитрий Медведев, назвавший свои пять критериев, которые по смыслу не слишком сильно отличаются от сказанного Р. Скидельски: правовое воплощение гуманистических ценностей и идеалов, способность государства обеспечивать и поддерживать высокий уровень технологического развития, способность государства защищать своих граждан от посягательств со стороны преступных сообществ, высокий уровень культуры, образования, средств коммуникации и обмена информацией и, наконец, личную убеждённость людей в том, что они живут в демократическом обществе. Наверное, об этих критериях политики и политологи будут спорить. Важно то, что на форуме и в выступлении Д. Медведева зафиксирован поворот политэкономической мысли от формулирования конкретных процедур к признанию многообразия практик, итогом которых в конечном счёте становится самоощущение человека, гражданина. Возможно, по формальным критериям мы должны чувствовать себя счастливыми, но если счастья нет - критерии не помогут. Так и с демократией: если мы не чувствуем себя свободными, выборами больше или выборами меньше - уже неважно.

Демократия от яйца

Ещё за пару недель до форума его участники должны были определиться, в какой из четырёх секций намерены участвовать. Я выбрала «Государство как инструмент технологической модернизации» - и не пожалела: здесь была, пожалуй, самая насыщенная дискуссия. Назову лишь нескольких российских участников дискуссии: С. Собянин, А. Чубайс, В. Якунин, Д. Пумпянский, уже упомянутые Г. Греф, Г. Зюганов и модератор - В. Фадеев... В. Сурков, правда, пробыл всего минут сорок, но он, видимо, успел побывать во всех четырёх работавших одновременно секциях. Вторым модератором секции был Сундарам Джомо (Малайзия), помощник генерального секретаря ООН по вопросам экономического развития. Были опасения, что разговор пойдёт об узкоспециальных вещах - таких, как техрегламенты и таможенные пошлины, но всё было гораздо интереснее: две основные темы - роль государства и проблемы образования. Относительно роли государства полярные точки зрения всё-таки сошлись: ни в одной стране мира технологическая модернизация не проходила сама собой, управляемая «невидимой рукой рынка». Участники секции отвесили бизнесу немало плюшек за то, что тот не заинтересован в значительной модернизации, используя из предлагаемых разработок лишь то, что позволяет быстро удешевить выпускаемую продукцию. Начало принципиально нового производства требует условий или даже стимулов. И роль государства здесь определяющая. Генеральный директор корпорации «Роснано» Анатолий Чубайс привёл в пример две страны: в Англии либерализовали энергорынок, а в Финляндии - телекоммуникационный рынок. В результате на британском энергорынке не осталось ни одной заметной национальной компании, а в Финляндии выросла Nokia. Разница - в поддержке предпринимательства, которой в первом случае не было. Причём большинство экспертов настаивали, что поддерживать нужно именно малый и средний бизнес, так как крупный практически никогда не становится двигателем инновационных процессов. Кроме того, большую роль могут сыграть предпринимательские пулы, ассоциации, помогающие объединить усилия и ресурсы. В то же время многие зарубежные участники секций, ссылаясь на опыт своих стран - Швеция, Сингапур, Израиль, Бразилия, говорили о том, что государство, оказывая поддержку, должно оставаться «нейтральным», не допуская прямого диктата. У нас же диктат чрезмерный: по словам С. Собянина, почти половина работающих в стране работают на государство, и это критический порог. Да много ли в том толку? После заседания секции дискуссия продолжилась, и было высказано такое мнение: России придётся выбирать между созданием собственных инновационных компаний и эффективностью модернизации. Судя по числу иностранных специалистов и компаний, приглашённых в Сколково, выбор сделан в пользу эффективности: модернизация должна быть быстрой, это вопрос выживания страны: «Слабая Россия просто не может существовать», - сказал Сергей Собянин. И в то же время на российское государство в этом плане особых надежд не возлагают: оно само нуждается в модернизации. Вопрос только в том, начинать ли её «принудительно» (и тем обеспечить условия для технологической модернизации), или спокойно дождаться того часа, когда развитие экономики, рост запросов граждан на самоуважение приведёт к политической либерализации естественно и непринуждённо. Вот тут единого рецепта нет. Хотя и есть мнение, что спорить о том, что первично - политические свободы или экономическое процветание, это всё равно что дискутировать о первичности курицы и яйца.

Яблоко за забором

Нет единого рецепта и в том, что делать с образованием и наукой. Владимир Якунин, выступая на секции, сразу предупредил, что он тут не как президент АО «РЖД», а как председатель попечительского совета Центра проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования при Российской академии наук. И показал убийственные диаграммы, на которых наглядно видно, насколько Россия отстаёт буквально от всех в финансировании науки и образования. Результат: самые высокие показатели рентабельности - у сырьевых отраслей, и чем более технологична отрасль - тем менее она прибыльна. В. Фадеев пытался у него добиться, когда же на наших рельсах появятся отечественные аналоги «Сапсана», но В. Якунин на этот вопрос отвечать отказался. Хотя его презентация, по-моему, ответила красноречиво: при нынешних порядках - никогда. От всех, кто говорит про недостаточное финансирование науки и образования, отбивался вице-премьер Сергей Собянин. Он говорил, что финансирование наукоёмких отраслей даёт эффект, а прямое финансирование РАН - никакого. И что расходы на науку за последний год выросли в два раза, а выход инноваций не вырос совсем. И что в России на одного студента тратят в 2 раза меньше, чем в Европе, зато студентов на душу населения в 2 раза больше. До обсуждения того, что РАН вообще-то занимается фундаментальной наукой, эти исследования могут дать инновационный эффект лет через двадцать, как-то не дошло, но вопрос повышения эффективности науки и образования, что называется, назрел. Но и его нельзя рассматривать как вещь в себе. Руководитель венчурной компании по поддержке малого инновационного бизнеса «YOZMA» Игаль Эрлих (Израиль), наверное, хотел нам сделать приятное, сказав спасибо нашей стране за тот миллион иммигрантов, благодаря которым Израиль теперь имеет передовую отрасль информационно-компьютерных технологий. Вкладывать в образование, не создавая условий для жизни и работы здесь, - это «яблоко с вашего дерева, которое падает через забор к соседу», как образно сформулировала Карлотта Перес (Венесуэла), профессор Таллиннского технологического университета. Советник премьер-министра Сингапура по вопросам экономического развития Филипп Йо рассказал, что его страна посылает свою молодёжь учиться за рубеж. Такой импорт знаний вместо нашего экспорта мозгов. А в скандинавских странах развитие творческих способностей начинается с детского сада, чтобы приучить детей нестандартно мыслить и проявлять лидерские качества. Изобретательность нашего народа - его общеизвестная в мире характеристика. Но для того, чтобы мы захотели применить эту изобретательность к общей пользе, граждане России должны быть заинтересованы и вовлечены в модернизацию. В подготовленном к форуму докладе «Модернизация экономики России: от теории к практике» сформулировано, при каких условиях это произойдёт. Условие - сформировать следующие настроения: люди должны хотеть доказать миру, что их нация чего-то стоит; должна происходить консолидация национальной элиты; при модернизации необходимо опираться на собственные силы и веру в них; должен воспитываться патриотизм и гордость за страну. А для того, чтобы эти изменения в сознании произошли, тоже нужно решить несколько проблем: равенство граждан перед законом; жёсткая борьба с коррупцией; обеспечение социальной справедливости. Именно этого мы ждём от модернизации России.

Анна СТЕПНОВА, сопредседатель Волгоградского отделения клуба «4 ноября», участник Мирового политического форума «Ярославль2010»