Не так всё просто

«Все мы жили рядом с ней и не поняли, что есть она тот самый праведник, без которого, по пословице, не стоит село. Ни город. Ни вся земля наша». Этими словами заканчивается рассказ Александра Исаевича Солженицына «Матрёнин двор». Совсем небольшой рассказ, который изучают сегодняшние школьники в обязательной программе по литературе. Совсем крохотка по сравнению с «Арихипелагом ГУЛаг» и тяжёлой громадой «Красного колеса». Но в этой крохотке - вся российская история. Без стилистических изысков, сюжетных рюш, флирта с читателем.

Простая русская баба, Матрёна Васильевна, отличилась только тем, что за нарядами не гналась, помогала односельчанам бесплатно, мужа упустила и к концу жизни нажила козу, колченогую кошку и несколько фикусов в избе с мышами и непобедимыми тараканами. И героического ничего не делала, и после её гибели главной заботой односельчан был лишь раздел неказистого хозяйства. Но без неё Тальново перестало быть селом, а превратилось просто в точку, в пункт, населённый неизвестно кем и непонятно для чего. Событиям рассказа - полвека. Сменился политический режим, съёжились контуры империи, поменялись декорации. Но неизменной остаётся древняя как мир истина об отечестве и пророках. Их удел - кричать и не быть услышанными. И чем больше извинений, премий и помпезного признания - тем меньше шансов докричаться «Жить не по лжи!». Ведь пророчество - это не угадывание будущего, не предсказания и не изречение умных фраз. Пророчество - это зеркало, в котором на мгновение народ может увидеть своё истинное лицо. Да и пророк - это не волшебник и не святой. Это обычный человек, которому выпал крест смотреть в прошлое и видеть настоящее.

Пророчествуют не для современников. Пророчествуют для их внуков и правнуков, с надеждой избавления их от рабства. Поэтому пророков боятся, ненавидят, и если не удалось уничтожить - пытаются приручить. Это ведь не самые приятные в общении люди: от них не дождёшься похвалы, с ними не договоришься, и даже просто читать написанное ими невыносимо тяжело. Куда как легче попытаться подменить призыв к «сбережению народа» пиар-акцией с родовыми сертификатами, заболтать обустройство России трёпом про инновации и инвестиции, превратить борьбу с олигархией в увлекательную игру по их разведению и дойке. С пророчествами не так всё просто. В них нельзя заглянуть, от них нельзя отрезать подходящий по фасону кусочек, с ними вообще не получаются никакие манипуляции. Их можно только прожить, и только всем вместе. Или стать бывшим селом Тальново, в котором есть жители, но нет людей. Теплится лишь надежда, что остался ещё хоть кто-то, для кого слова и поступки означают одно и то же.

Александр Исаевич ушёл. Рецептов не оставил. Оставил горькую правду. И утешений не будет.

Виктор ПИЛИПЕНКО