С пулей в голове

Вложения в антиквариат - или в то, что когда-нибудь им станет, - всегда считались весьма перспективными. По мере старения практически любая вещь, а уж тем более сделанная руками мастера, медленно, но верно прибавляет в цене. Но для истинного ценителя куда важнее стоимости коллекции то, что условно можно назвать духом эпохи. Охотничье огнестрельное оружие - культ силы и сила культа, предмет уважения и вожделения, большие деньги и яркие эмоции. В общем, игрушки настоящих мужчин. И, кстати, не такие уж и древние - по мнению директора сети волгоградских оружейных магазинов, страстного собирателя оружия Сергея Будняка, вершин технического совершенства оружейные мастера достигли в конце XIX-начале XX века. Всё остальное - либо вариации на тему, либо плоды дизайнерских ухищрений.

Человек с ружьём

Сергей Будняк не очень любит слово «коллекционер» - считает его слишком узким и даже ограничивающим. Хобби своё называет собирательством - если любишь оружие, не хочется замыкаться на каком-то одном, довольно узком направлении. Тем более что в силу специфики профессии через его руки проходит самое разное оружие, а любовь к старинным вещам пришла ещё в молодости. Началось, как сам вспоминает, со старинных книг - а дальше понеслось по нарастающей. К оружию тоже тянуло всегда - ещё с детства, проведённого на окраине Волгограда. Появление ружья - «старенькой отечественной горизонталки 16-го калибра» - после рогатки можно считать закономерным. То, что с этим ружьём в скором времени случилось - тоже.

- Я тогда и понятия не имел, как нужно обращаться с оружием, - смеётся Сергей Александрович. - Поэтому ружьё, мягко говоря, испортил - когда пытался почистить. Забил какой-то страшный шомпол, обёрнутый тряпкой, и не смог его вытащить. Стал держать стволы над огнём - думал, тряпка обуглится, и шомпол можно будет вытащить. В итоге стволы распаялись и разошлись. Но любовь к оружию осталась - и в армии, и потом, когда служил в органах госбезопасности. Время собирать ружья настало уже после выхода в отставку, да и то не сразу. Дело прежде всего - пока мечта превратилась в доходный бизнес, и времени прошло немало, и некоторые потенциальные экспонаты для будущей коллекции исчезли бесследно. Сейчас преуспевающий бизнесмен с грустью вспоминает, что мимо порой проходили интересные ружья. Понадобилось немало усилий, поездок - в том числе и за границу, чтобы увидеть, как там работают оружейно-охотничьи магазины, понять, как опыт западный на российской земле применить. Всё-таки власти в нашей стране на владельцев огнестрельного оружия - а уж тем более на тех, кто пытался им торговать - по-особому посматривали. Лишь через несколько лет, когда «паровоз», по его словам, «уже разогнался», появилась возможность время уделять любимому делу.

- Антикварное оружие - больше для музеев или для коллекционеров, - считает Сергей Будняк. - Для меня старинное охотничье оружие, достойное уважения по возрасту и интересное технически, - это те ружья, которые были изготовлены где-то с 70-х годов XIX века до 40-х годов прошлого века. На эти годы приходится расцвет производства классического гладкоствольного и нарезного охотничьего оружия, которое выпускали известные мастерские Англии, Бельгии, Австрии, Германии, Чехии. Способность выпускать классное оружие - показатель высокого уровня культуры, как в обществе, так и на производстве. Я не знаю ни одной страны, в которой выпускали бы хорошее оружие, и страна эта была где-то «на задворках истории». Японскими мечами, например, до сих пор восхищается весь мир, а в конце XIX века там появились прекрасные винтовки «Arisaka», которые долго стояли на вооружении японской армии. Многие ружья, которым по 100-110 лет, находятся в рабочем состоянии - с ними можно даже ходить на охоту. Некоторые владельцы так и делают: может, не догадываются, какое сокровище держат в руках, или из соображений престижа. Часто грешат этим VIP-персоны: даже если стрелять не умеет, обронить как-нибудь в разговоре небрежно, что ружьё в его руках стоит, как два «Мерседеса», - это запросто. Насчёт «Мерседесов» - чистая правда: на российских и западных интернет-аукционах, на выставках цены на старинное огнестрельное оружие сопоставимы со стоимостью автомобилей премиум-класса. Сам Сергей Александрович рассказывает, что как-то на всемирной оружейной выставке в Нюрнберге держал в руках ружьё, которое стоило $120 тыс., - без золота и драгоценных камней, просто превосходная винтовка одной известной фирмы. Правда, по его словам, каталожные цены - особенно в Москве или Питере - рассчитаны не на волгоградских покупателей: у нас всё попроще, и цены пониже, раза в два-три. Ходить с таким оружием на охоту он считает неправильным - нельзя, говорит, со скрипкой Страдивари обращаться, как с обычной дворовой гитарой.

Эхо войны

Есть три законных способа пополнять коллекцию. Первый способ - привозить ружья из-за границы самостоятельно - Сергей Будняк не советует.

- На одной из оружейных выставок в Германии купил несколько довоенных ружей, - делится он печальным опытом.

- Всё было законно, документы в порядке. Но на российской таможне у меня возникло столько проблем с оформлением, что я решил - больше никогда не буду этим заниматься. Второй вариант - это ружья, которые были выпущены императорскими оружейными заводами или привезены из-за границы царицынскими помещиками и купцами. Особенно ценятся старинные ружья, изготовленные в тульских мастерских, а также на Ижевском Петра Великого оружейном заводе. Есть в собрании С. Будняка и ещё более интересный экземпляр середины XVIII века: часть оружейного механизма изготовлена в Ижевске, а окончательную сборку произвели в Туле. Такая вот специализация по-русски. Но главный источник пополнения оружейных коллекций - военные трофеи. Большая часть ружей, попавших к Сергею Александровичу, - как раз из таких семейных реликвий, переходивших от деда к внукам. Иногда - в превосходном состоянии, но чаще - в убитом.

- Много людей - и в Волгограде, и в области - владеют старыми коллекционными ружьями, но зачастую даже не догадываются об их истинной ценности, - говорит он. - В какой-нибудь далёкой деревне встречаешь ружьё, которое выпущено прекрасной известной бельгийской фирмой «Lebeau». Из него стреляют по воронам, пытаются к нему что-то приделать. Мне интересен сам процесс поиска: по крупинкам первичной информации найти владельца, наладить с ним контакт - узнать, что ему интересно, на что он мог бы поменять это ружьё, за сколько может продать. А потом, как коллекционеры говорят, - «выкружить» его для себя. «Выкруживаются» порой уникальные вещи, с историей. Есть в собрании Сергея Будняка наградное ружьё прославленного аса Великой Отечественной Ивана Кожедуба, а есть уникальное, чудом сохранившееся оружие английской фирмы «Purdey» - любимая марка сэра Уинстона Черчилля и последнего российского императора Николая II.

- Каждому историческому периоду соответствуют не только определённые костюмы, речь, стиль поведения, но и оружие, - раскрывает часть секретов Сергей Александрович. - Когда я вижу исторический фильм, сразу, навскидку, могу определить время действия - и совпадает ли оно реально с тем оружием, с которым ходят герои картины. Если это кремниевые ружья, то речь идёт о XVII веке. Если капсюльные - то это XVII-начало XIX века. Пошли так называемые казнозарядные ружья значит, действие происходит в 80-х годах позапрошлого века.

Прощай, оружие?..

Но если порядка 90% попадающего на условный коллекционный рынок оружия - это военные трофеи, и ещё около 10% осталось с царских времён, значит, количество таких ружей ограниченно?

- Теоретически, конечно, да, но практически такого оружия в стране ещё довольно много, - уверен Сергей Будняк. - Мне повезло, что моя работа помогает и в моём увлечении. В оружейные магазины приносят ружья - в том числе и на комиссию, и из них любой охотник, любой коллекционер может что-то выбрать. Меня знают оружейники других городов, представляют, что может быть мне интересно, знают, что я могу им предложить - на обмен или продажу. С другой стороны, широкая известность в бизнесе порой вредит: многие владельцы потенциально очень интересных ружей наслушались советов «сведущих людей», увидели что-то в интернете - и заламывают такую цену, что поневоле отступаешься. Бывают моменты, когда цена в буквальном смысле слова не имеет значения - если очень понравилась какая-то модель, если пришёл в восторг от технического решения, исполненного в ружье. Так что говорить о какой-то сумме как основе, с которой начинается торг, я бы не стал. Всё-таки коллекция далеко не всегда ценна только своей номинальной стоимостью. Самое главное: чтобы люди могли прийти к нам, в магазин, вместе со своими сыновьями, внуками и увидеть, какие изящные, классные, удобные ружья выпускались... При этом он сознательно ограничивает свою коллекцию: в ней практически нет места российскому оружию, выпущенному в XX веке, даже самому дорогому. При всём патриотизме не лежит к нему душа, и всё. В старых ружьях, помимо пресловутого духа эпохи, видно руку мастера. А бригадный подряд и высококлассное оружие - вещи несовместные.

- У нас слишком много внимания уделяется количеству, ширпотребу, - объясняет Сергей Будняк. - Есть базовая модель, которую выпускает завод, и вот вокруг неё всё и вертится. ИЖ-43 - простая надёжная «горизонталка», но она практически без изменений выпускается уже лет 40. А раньше большое внимание уделялось индивидуальным потребностям охотника. На старых классных ружьях часто попадаются именные монограммы - не мастера, а именно владельца! Ружьё подгоняли под конкретного человека - к примеру, приклады делали без затыльника, чтобы их в дальнейшем нельзя было сделать длиннее или короче. Это ведь очень важно для настоящего охотника, даже выражение такое есть - «стреляет ствол, а попадает приклад»... Эта традиция сохраняется в европейских фирмах, занимающихся выпуском высококлассных ружей. Сейчас в крупнейшем оружейном собрании Волгограда порядка 150 ружей. Будет ли оно пополняться - и появятся ли новые коллекции у состоятельных волгоградцев - во многом зависит от того, как будут обращаться с оружием их нынешние владельцы.

- Многие ведь даже не знают, что в те времена, когда были изготовлены их ружья, были другие пороха и другие патроны, - говорит Сергей Александрович. - Сейчас патроны заряжаются быстрогорящими порохами, которые при сгорании дают большую энергию. Да и сами патроны часто не совпадают по размерам с патронниками старых ружей. Металл стволов и механизма не рассчитан на такие удары - проще уж сразу молотком ударить. А незнание может привести к большой беде. У меня сейчас лежит ружьё из букетной стали - её ещё дамасской называют - витые, очень красивые стволы разорвало на охоте в руках 15-летнего парня. Отец зарядил ружьё стандартными патронами, и, естественно, ствол не выдержал. Как и любое инвестиционное вложение, старинное охотничье оружие требует бережного обращения, впрочем, в этом ничем не отличаясь от любого антиквариата.

МНЕНИЕ:

Директор Государственного архива Волгоградской области Николай Смирнов:

- Разрешительная законодательная база, касающаяся вопросов хранения антикварного - да и любого другого оружия, - безнадёжно устарела. В большинстве стран частные лица могут хоть танки коллекционировать, это легко контролируется и регламентируется. У нас же многие коллекционеры по-прежнему собирают такие коллекции тайно, на свой страх и риск, и поэтому предпочитают не рассказывать о себе и своих находках. В моей личной коллекции есть несколько экземпляров антикварного огнестрельного оружия, оформленного по всем правилам, но выполнить все требования контролирующих органов было невероятно сложно.

Главный хранитель областного краеведческого музея Ольга Лохова:

- Наличие антикварного огнестрельного оружия в музеях регламентируется совместным приказом МВД и Министерства культуры РФ. Сложностей очень много, поэтому музеи предпочитают с оружием по возможности вообще не работать. К примеру, необходимо получить лицензию, которая подразумевает наличие специальной комнаты для его хранения, а также особых условий экспонирования. До конца 90-х годов работники музея могли сами привести оружие в небоевое состояние, после чего правоохранительные органы выдавали разрешение на хранение и экспонирование. Позднее появилось требование о проведении специальной экспертизы. Так что сейчас в фондах музеев области оружия нет. Да и за те 25 лет, что я работаю, нам только один раз принесли пистолет, к тому же не имевший никакой истори- ческой ценности.

Антон БОРЦОВ