Это по любви

Живут у меня во дворе бабуля с дедулей, старые, как дорожная пыль. Оба такие сухонькие, маленькие, слегка сутулые - точно отправившиеся на пенсию домовые, даже лица у них чем-то напоминают физиономию дядюшки Ау (он, конечно, не домовой, а леший, но сравнивать двух старичков с лешими я всё-таки не отважился). И они всегда - вот, ей-богу, всегда! - ходят по улице, держась за руки. Не придерживая друг друга под локоть, а именно держась за руки, как делаете это вы, двадцатилетние, как держатся Миша и Катя, Олег и Наташа, Саша и Настя, гуляя в парке и глядя на Волгу. И эта картина - влюблённые бабушка и дедушка, суммарно старше Миши или Кати в восемь раз, - одновременно умиляет и пугает меня, думаю, вы понимаете, почему. Но только что, выходя из-за угла и направляясь к своему подъезду, я увидел, как эти обычно молчаливые лешие дрались. Он неправдоподобно звонко ударил её по лицу, она двинула ему под бок сумкой, он закричал на неё «сволочь», она прошамкала что-то в ответ, попыталась убежать, он снова на неё «сволочь», а она «отстань от меня», неразборчиво-беззубое ругательство, и прохожие кричат «да прекратите вы, сейчас милицию вызовем», но кричат как-то добро, не то что лешие, которые тем не менее снова пытаются взять друг друга за руку. Дерутся и снова пытаются взять друг друга за руку, седые до самых костей домовые, давно разменявшие девятый десяток.

quoon.livejournal.com