Просто Мария

Назначение 26-летней Марии Минчевой на пост руководителя исполкома Волгоградского регионального отделения партии «Единая Россия» вызвало бурные дискуссии в околополитических кругах: откуда в таком возрасте опыт для руководства столь серьёзной структурой? Об этом Мария МИНЧЕВА рассказала «ДП». Но начался разговор с чашки, в которой принесли чай. На чашке крупная надпись «Sabotage». И помельче: «Работа - не волк».

Работа - волк?

- Здесь вся чайная посуда с такими темами: работа - не волк, не спеши сделать завтра то, что можно сделать послезавтра. Как только появится хотя бы копейка свободных денег в бюджете, сразу же сделаем кружки с партийной символикой. Я ещё поинтересуюсь, какие враги подарили этот набор. Мне кажется, что они тут неспроста. Работа в исполкоме «Единой России» стала для меня целью с тех пор, как я не попала в списки партии на выборах в областную думу. Почему всё получилось? Во-первых, мой округ был единственным, где победили коммунисты, как и предсказывалось. Я там очень хорошую социологию делала. Во-вторых, я в ЦИКе партии работала, мне партийная, организаторская работа всегда была интересна. Но в администрацию города мне дорога закрыта, пока работает нынешний мэр. А для областной администрации опыта маловато, или должности, которые мне предлагались, не совсем меня устраивают. После двух депутатских сроков быть начальником какого-нибудь секретариата я не готова. Комитеты, на которые я хотела бы претендовать, заняты. Сразу после того, как я не попала в списки, меня пригласили работать в штаб на выборах в областную думу. Я работала с московскими координаторами, кураторами нашей территории от ЦИКа. Я их знала и раньше по работе в ЦИКе, поэтому моей задачей было максимально эффективно внедрить их в работу штаба, они многих не знали, не понимали, кто за что отвечает. А когда эти выборы закончились, был избран новый секретарь регионального политсовета, естественно, встал вопрос о назначении нового руководителя исполкома. Собирали заявки. Я тогда с Владимиром Александровичем Кабановым была знакома по работе в штабе, но недостаточно: о моих менеджерских качествах он знал мало, тем более он тогда взаимодействовал с Романом Георгиевичем Гребенниковым, а с его стороны шёл в мой адрес сплошной негатив. Поэтому моя кандидатура быстро отпала. После известных событий в Михайловке и Калаче руководитель исполкома Целковский, не по своей вине не успев ничего сделать, покинул эту должность. Снова встал вопрос, кто будет руководителем исполкома. И опять обсуждалось несколько кандидатур.

- Мы писали об этом.

- Да, очень долгий был спор, и в результате сошлись на моей кандидатуре. Мне эта работа интересна особенно во время выборов. Это движуха, это экшн, это очень много работы, привлечённых специалистов. А руководство исполкомом - это системный ежедневный труд, подбор людей, переговоры Думаю, я в удачный период сюда попала, хотя понимаю, как это сложно. С моего назначения прошла неделя, а у меня не было ни одного выходного. В субботу и воскресенье работали, вчера освободились в 12 часов ночи, сегодня у меня встреча с одним кандидатом в 9, потом в 10, и тоже где-то часов в 12 домой.

- Устали?

- Это приятная усталость. Потому что мне интересно. И с Владимиром Александровичем у нас отношения сложились. Я его прекрасно понимаю, и он меня слышит. А если с первого раза не получается, я стараюсь во второй и в третий раз донести свою идею. Но работы становится всё больше, сидеть обсуждать что-то подолгу не получается. Раньше у нас на час была одна проблема, а сейчас на час - десять проблем.

- Вы несколько раз упомянули о работе в ЦИК. Когда это было, чем занимались?

- В 23 года меня первый раз избрали депутатом городской думы на довыборах. Я проработала 2 года, в тот же период возглавила молодёжное движение «Новые люди». У нас 10 тысяч молодёжи было, четыре региона ЮФО. А потом отпала необходимость бороться с оранжевыми революциями, стало очевидно, что в России уже достаточно подготовленные и спецслужбы, и молодёжь, и если что, мы первые можем занять Красную площадь, не пустить туда оранжевых. И надо было все эти движения «Наши», «Россия молодая», «Первый рубеж» - и «Новые люди» в том числе - как-то переориентировать. В 2007-м нас переориентировали на выборы. Сначала у нас была собственная организация массовых мероприятий, помните, мы по 10 тысяч человек на Мамаевом кургане собирали. И всё это за три дня, с интересным сценарием, с большими бюджетами. Самое главное - мы сами всё это придумывали. А в 2007-м нас замкнули на областные штабы, поручили им помогать. На выборах в Госдуму был областной штаб под управлением Виталия Викторовича Лихачёва, все партийцы в нём работали, а к нам особого доверия не было, ведь с нами раньше не работали, разве что знали, что есть такая Минчева, с флагами бегает... При этом у партии в регионе всегда сложно с финансированием, а любое молодёжное движение требует больших затрат. Мы волгоградским единороссам стали не по карману. Короче говоря, стало скучно. За три года движения в нём подросли новые лидеры, и я приняла решение: уйти, чтобы люди видели, что каждый может стать лидером, если он в движении вырос. Тогда меня пригласили в департамент региональной работы ЦИК, в отдел избирательных проектов. Тогда это так называлось. Отдел занимался территориями, кризисными с точки зрения выборов и развития «ЕР». Там нужно было выстраивать работу партии и подготовку к выборам. У нас тогда их было 30 в разных концах страны, и мы постоянно между ними курсировали. За этот год я всю страну посмотрела.

- Надолго выезжали?

- На 2-3 дня, но когда ты с каким-то регионом работаешь, ездишь по несколько раз. Вот сейчас от ЦИК с регионом работает Ирина Фудашкина, она постоянно сюда должна приезжать. Так ездили и мы. А вернулась я оттуда потому, что захотелось претендовать на пост депутата областной думы. Уволилась из ЦИКа и выставила свою кандидатуру на выборах. В период работы в ЦИКе мне стало понятно, что такое федеральная структура, что такое иерархия, что значит - мыслить в масштабах страны, если у нас во всех регионах всё по-разному: и принципы партстроительства, и лидеры. И города устроены по-разному, и финансирование разное. Например, в Иркутской области «Молодая гвардия» имеет бюджет около миллиона в месяц, а у нас таких денег не видели даже в год, они под разные проекты выпрашивают по 50-70 тысяч. Везде всё по-разному, и всё это нужно структурировать в одну схему.

Штаб де-факто и де-юре

- Какие задачи перед вами поставили в связи с нынешним назначением?

- Самая главная - обеспечение победы на выборах. Волгоградская область - единственная в стране, где избирается столько кандидатов. У нас совместились муниципальные выборы всех уровней. Когда появился закон о местном самоуправлении, эти органы как-то сформировали, а теперь уже надо по-настоящему избирать. Получается больше 5,5 тыс. кандидатов. Мега-задача - повышение эффективности работы исполкома.

- Роль исполкома на выборах в чём заключается?

- Для Волгограда непривычно, что исполком может какую-то роль на выборах играть. На всех предыдущих выборах штаб существовал сам по себе, а исполком играл роль поставщика статистики: дайте нам данные по членам партии, распечатайте нам данные по политсоветам. Даже мониторинга ситуации исполком не делал. Я считаю, так быть не должно. Исполком должен быть в центре кампании, именно на базе исполкома должен работать штаб, хотя в штате всего 25 специалистов на весь регион. Думаю, на период выборов исполком должен добирать тех специалистов, которых не хватает: технологов, координаторов по районам, смишников, креативщиков, избирательных юристов... Сейчас мы эту задачу и выполняем. Со следующей недели начинаем раскачивать исполкомы на местах, которые в точно таком же положении: они всегда стояли в стороне, даже не видели АПМы*, которые их кандидаты выпускают, всё делали штабы кандидатов. А теперь они должны быть в центре событий, на их базе формируется штаб, но после выборов привлечённые специалисты разъедутся. Партийный ресурс здесь тотально не использовался, какая-то работа велась, но всегда не до конца, немножко не по-настоящему. Большинство членов партии даже не были привлечены к выборам. Поэтому в этом году - и это федеральная тенденция, о ней и руководитель ЦИК партии Андрей Юрьевич Воробьёв очень часто говорил: надо от командно-административного подбора кандидатов переходить к демократичным методам. Это начинается с проведения праймериз. Такого, как сейчас, раньше не было, - это действительно открытое голосование для всех членов партии. Но мы ещё только учимся, признаём, что ошибки есть, не привыкли местные исполкомы к этой работе. Мы досконально прописываем положение, как всё это должно выглядеть, и требуем ежедневный отчёт: сколько кандидатов заявилось, когда первички будут заседать, когда политсовет, всё по пунктам. Сейчас работа начата, и праймериз будет более-менее объективным, не так как раньше: вы нам сделайте решение, что на праймериз победил вот этот. А ещё хуже, когда во всех первичках побеждали одни люди, а потом раз - и выдвинут совсем другой человек. Люди, конечно, расстраивались: зачем собирались, зачем приходили, всё равно нас никто не услышал. Праймериз будет одним из важнейших критериев подбора кандидатов для поддержки. Второй критерий - социологическое исследование. Мы сейчас в сложной ситуации: в стране кризис, есть и озлобленность, и недоверие людей. Плюс недостаток финансирования на эти выборы, и дискредитация некоторых бывших наших партийцев, например, в Калачёвском районе - когда глава района привлекается к ответственности по уголовному делу, сложно убеждать, что вот этот глава будет точно хороший. Пусть люди решают сами. Сами выбирают, сами выдвигают, а мы будем поддерживать. Конечно, результаты праймериз можно фальсифицировать, но это надо очень сильно постараться.

- Зачем же фальсифицировать? Гораздо эффективнее гнуть через колено: если в твоей первичке я не побеждаю - денег на ремонт школы тебе не видать.

- Да, бывает, что руководителям первичек предлагают деньги за то, чтобы первичка проголосовала «как надо». Но это хоть какая-то работа. Если кандидат подсуетился, 100 первичек объехал и купил - уже молодец, уже какую-то работу провёл. У нас же есть кандидаты, которые рассчитывают, что если они пойдут под флагом «ЕР», то им можно вообще из кабинета не выходить. Есть такие главы, которые считают, что партия им всё даст: технологов - не надо, бюджета кампании нет, и зачем мне социология, у меня всё хорошо, я же с «Единой Россией».

- Каково распределение ролей между исполкомом, который де-факто является штабом, и штаба де-юре, который создан из влиятельных в партии людей?

- Влиятельные люди входят в координационный совет - он над штабом и технической работой не занимается вообще. Они принимают стратегические решения по борьбе с фальсификациями, с административным ресурсом в некоторых районах, обеспечению порядка в день голосования. Может быть, по политическому устранению каких-то конкурентов - не техническому, через суд, а политическому - то есть через переговоры.

Девушка с цифрами

- По поводу вашего назначения одно из самых ярких возражений было такое: как может девушка с татуировкой на руке возглавлять такую серьёзную организацию? Она действительно есть? Я что-то не вижу.

- Есть, и я этого не стесняюсь. Это римские цифры - число, которое сильно изменило мою жизнь. Татуировки сейчас не являются признаком людей, побывавших в заключении. Это просто модная штука. Моя сделана не для общества и не для красоты, она для меня, поэтому не на видном месте. Я эту идею долго вынашивала, рисовала ручкой и смотрела, не надоест ли. Это намного лучше, чем солнышко на попе или котёнок на груди. Главное, мама не возражает.

- Вторая тема - ваши отношения с бывшим вице-мэром Константином Калачёвым, который сейчас работает в ЦИКе «Единой России» и, как говорят, приложил большие усилия для вашего назначения.

- Вы представляете, насколько он велик, если его три года нет в городе, а до сих пор все переживают? Если моё назначение это заслуга Ищенко и Калачёва, тогда ответьте мне: почему они не продвигают всех прочих людей, с которыми работали в Волгограде, чем я такая замечательная и золотая, что, у них, кроме меня, забот больше в жизни нет? Почему они не трудоустраивают Балабанова, Пикмана, Пехтерева, всех своих людей, на ключевые позиции в городе? Калачёв после отъезда из Волгограда стал популярным как минимум в пяти регионах страны, где его приглашали на хорошие должности. Так ведь нет, он сидит в Москве и занимается назначением Минчевой. Так, что ли? В Волгограде от его фамилии шарахаются, как чёрт от ладана. Если вся местная политтусовка ненавидит Калачёва, как он может повлиять на моё назначение здесь? Меня обвиняют в связях с Ищенко. Но давайте вспомним, что половина политической элиты Волгограда была связана с ним, потому что это была на тот момент действующая власть. Игорь Сафонов, бывший руководитель департамента инвестиций и строительных программ, работает в Росимуществе, и никто не переживает, что Росимущество кадрами Ищенко пользуется. Миллионный город - это мало, здесь все со всеми связаны. Ищенко был первым мэром, на которого было заведено уголовное дело, и, конечно, конкурентам выгодно меня связывать именно с ним. Не с отремонтированными фонтанами и километрами дорог, не с построенными торговыми центрами, в которые сейчас все таскаются ежедневно, а именно с уголовным делом.

- Новость о вашем назначении собрала рекордное количество комментариев на форуме сайта «Высота 102». Как вы это пережили?

- Когда мы сотрудничали с администрацией президента, нам всегда ставили задачу формирования команд для комментариев по молодёжной политике, политике страны в целом и международной политике в том числе, именно с точки зрения интеллекта. Мы готовили ребят, которые общались с Павловским, Леонтьевым, с министрами - набирались у них государственного опыта и политического знания. Ребята вступали в политические дискуссии на интернет-форумах, только если темой владели. Там с глупостями соваться нелепо. Задача была - становиться лучшими блогерами в политических сообществах. Если у тебя какая-то хрень написана в живом журнале, ты им никогда не станешь. Чтобы быть первым, нужно много знать и думать на два-три шага вперёд. Мы учились соревноваться в политической грамотности, интеллекте. А в Волгограде на интернет-форумах идёт соревнование на самого гнилого форумчанина, самого мерзкого, пошлого. Ни одной умной мысли, прочитав 500 сообщений о себе, я не нашла. Сплошная грязь.

- Форум - это коллективное бессознательное...

- Неужели у волгоградцев такие примитивные души, что со дна вот такой хлам поднимается? Помните, были политические сайты типа «Город героев»? В период выборов там участвовали люди, которые что-то прогнозировали, их интересно было читать, можно было анализировать. Может, кто-то писал и от балды, но всё равно это был результат интеллектуального труда. Куда всё пропало?.. Один из наших сотрудников общался с представителями «Высоты 102», и те признались, что сами не ожидали, но такой посещаемости на сайте ещё не было. Я передала им предложение сотрудничать: я вам подкидываю новости о себе, то есть обеспечиваю посещаемость, а вы про «Единую Россию» пишете бесплатно. Они пока не ответили.

* Агитационно-пропагандистские материалы.

Анна СТЕПНОВА