Датское королевство на Волге

Однажды один мой знакомый в сердцах выдал лаконичную фразу, звучащую как рекламный девиз: «Волгоград. Агрессивный город для агрессивных людей». А потом ещё добавил, что родился в Волгограде, но уютно ощущает себя только за его пределами, и чем дальше от него - тем лучше. Уж от него-то я услышать такого не ожидал. Энергичный, остроумный, в самом расцвете сил, не обделённый творческими успехами, и вдруг такой пассаж. Но, что ещё удивительнее, у остальных собеседников (а это был небольшой околонаучный семинар на 12 персон) эта реплика особого непонимания не вызвала. Никто спорить не стал и, видимо, не без причин. Вероятно, каждый вспомнил что-то такое, что оказалось созвучным этой горькой фразе.

Я и раньше не раз слышал от знакомых и полузнакомых не особенно лестные для Волгограда эпитеты и определения. О том, какой это город сволочной - в смысле малочисленности коренного населения, и о негативной энергетике со времён Битвы, и о том, что его длина обратно пропорциональна удобству, комфорту и самому здравому смыслу, о том, что три исторических названия города как Лебедь, Рак и Щука разрывают в разные стороны коллективное самосознание. Старые, в общем, песни.

Но прежде все «теории» проблемности Волгограда опирались на некие объективные или даже мистические причины - историю, территорию, или, например, наличие Мамаева кургана. А в короткой фразе «агрессивный город для агрессивных людей» не осталось никаких лазеек для самооправдания и ссылок на обстоятельства. Если принимать эту версию, то Волгоград - идеальное место для самоутверждения, ожесточённой борьбы за сохранение взятой высоты и последующего ниспровержения. О «формуле агрессии» я вспомнил, наблюдая за очередным витком обмена «любезностями» городской и областной властей. Кажется, ещё вчера с позиции спикера облдумы нынешний мэр объяснял бывшему мэру вредность бюджетных претензий и ругал за раздутый аппарат. Сегодня - слово в слово произносит аргументы прежнего градоначальника. Ещё вчера нынешний финансовый вице-мэр с позиции областного финансиста верой и правдой резала бюджет города хитроумными методиками межбюджетных расчётов. Теперь - рассуждает о неправильности этих методик. Выходит, либо раньше ошибались, либо теперь лукавят? Или просто врут?..

Печальный финал. Оказалось, что в волгоградской жизни дела ещё круче, чем у Шекспира: одни и те же актёры поочерёдно играют роли героев и злодеев, верных друзей и коварных убийц. Желанная роль Гамлета со временем оборачивается «ролью» бедного Йорика, а мечты о монологах Королевы превращаются в незавидную участь Офелии. Как сказал друг Горацио: «...то будет повесть бесчеловечных и кровавых дел, случайных кар, негаданных убийств, смертей, в нужде подстроенных лукавством, и, наконец, коварных козней, павших на головы зачинщиков» (акт V, сцена 2). Скажете, причём здесь Шекспир? Да притом, что и у него проблема не только в Датском королевстве. Проблема в героях.

Виктор ПИЛИПЕНКО