Саранча хрустит купюрами

На традиционном пресс-часе волгоградский губернатор Николай Максюта мягко попенял журналистам российских телеканалов, работающим в области: не показали масштабы нашествия саранчи на наши поля так ярко, как это делали журналисты в Астраханской области, где саранчи было намного меньше, но благодаря работе телевизионщиков Астраханская область получит компенсацию за этот ущерб, а Волгоградская - нет. Поработайте, покажите правительству реальную картину, - обратился к журналистам губернатор. У журналистов этот призыв вызвал искреннее недоумение. И такого взаимонепонимания в последнее время накопилось много: общество недовольно прессой, пресса недовольна властью, власть недовольна всеми. В основе противоречий лежит поиск баланса - как жить, «служа и обществу, и мамоне, при этом соблюдая негласные правила взаимоотношений с государством».

Сотни единичных особей

Недоумение журналистов по поводу призыва губернатора объясняется просто: вы же сами нас убеждали, что ситуация под контролем и масштабного бедствия в области нет... А теперь, когда саранча сожрала пол-урожая, а где и больше, вы спохватились. Но, включись пресса с самого начала, возникли бы неприятные вопросы. Например, почему так поздно спохватились, почему мало выделили денег на борьбу с вредителем, а если не мало, то почему такие плохие результаты - разворовали, что ли? До сих пор в таких случаях журналисты получали от областных властей адекватную картину, а этим летом о нашествии саранчи многие узнали лишь тогда, когда она начала осаждать квартиры многоэтажных домов в Волгограде - но всё равно некоторые «эксперты» утверждали, что это единичные особи. И это даже не смешно: выметая с балкона сотню-другую «единичных особей», горожане могут только возмущаться тем бредом, который видят в СМИ. Что уж говорить о сельхозпроизводителях, на глазах у которых саранча хрустела буквально не листьями, а купюрами - теми деньгами, на которые селяне рассчитывали жить целый год?.. Возмущаться увиденным и прочитанным в СМИ свойственно многим. Например, на заседании клуба политического действия «4 ноября» в июне обсуждали доклад, оценивающий политическое состояние России («Власть как шоу», «ДП» N 22-23). Доклад составлен на основе 15 исследований, рассматривающих отдельные стороны политической жизни страны. Два из этих 15-ти докладов были посвящены роли масс-медиа и носили одинаковые названия «Медиа: взаимодействие и репрезентативность». Взятая в кавычки цитата в начале статьи - о служении и обществу, и мамоне, - из доклада. Но о нём чуть ниже. На заседании клуба осудили средства массовой информации за примитивизм: журналисты требуют за 50 секунд изложить то, над чем полгода работал целый коллектив учёных. В ответ на вопрос «почему?» масс-медиа называют фамилии, акцентируя внимание не на совершенствовании институтов, а на смене человека, который руководит институтом. Журналистам, как и большинству населения, кажется, что если сменить губернатора, то жизнь в регионе резко изменится, поэтому недовольные мечтают о смене, не ставя вопросов о том, по каким критериям подберут нового, по каким критериям будут оценивать его работу, перед кем он будет отчитываться. В большинстве случаев не будут задумываться и о том, что ситуация с волгоградской саранчой - это как раз отражение специфики института, а не личности: губернатор отвечает теперь перед федеральной властью, а не перед населением, а потому возможность получения компенсации за погубленные посевы важнее, чем успех владельцев этих посевов. СМИ ли в этом виноваты? Отчасти.

Игра на интерес

Распространённое мнение, что журналист и шагу не сделает без денег, во многом продиктовано тем, что наука работать с журналистом без денег утрачена, как некий рецепт древних мастеров. Разве что в коммерческих компаниях пресс-секретари могут обменять эксклюзив, интересный журналисту, на публикацию информации, выгодной для компании. В политике же механизм принятия решений настолько засекречен, что об эксклюзиве для прессы давно забыли. Хотя есть отдельные таланты. Например, когда «Единая Россия» проводила в Волгограде окружной семинар по агитационно-пропагандистской работе (теперь это называется АПР), можно было пожалеть, что в программе не было какого-нибудь тренинга, который провёл бы лидер волгоградских единороссов Владимир Кабанов. Вот уж у кого навыки и приёмы общения с прессой в крови: умение создать у каждого журналиста ощущение особых отношений с «самим». На мероприятии же продемонстрировали обратное. После приветственных речей из зала выпроводили журналистов. Понятно, что этот акт призван продемонстрировать оставшимся ценность и уникальность информации, которую им дадут на семинаре. Но у журналистов, пришедших в воскресенье по 40-градусной жаре на мероприятие, вряд ли осталось ощущение, что они не зря потратили выходной. И ничего удивительного, что в ходе обсуждения методов АПР в зале то и дело раздавались жалобы: пресса не хочет с нами работать, они все требуют денег. А что ещё требовать? Или деньги, или интерес. Всё это - приметы глубокого кризиса отрасли. Пресса, которая берёт деньги за всё, не интересна. А если не интересна, у неё нет шанса слезть с этого денежного крючка, стать зависимой не от заказчика, а от читателя. Вот потому-то общество недовольно прессой, пресса - властью, а власть - всеми сразу.

Цензура против разврата

Вернёмся к докладам о роли медиа в нашем обществе. Генеральный директор ВЦИОМ Валерий Фёдоров, руководитель сектора социологических исследований Института общественного проектирования (ИнОП) Михаил Тарусин, ведущий аналитик ВЦИОМ Михаил Боков зафиксировали: поскольку СМИ повально ориентированы на развлекаловку, причём сюжеты и сценарии сериалов не основаны на проблемах сегодняшней реальной жизни, а представляют собой смесь криминала, буржуазного быта и советского прошлого, создаётся виртуализация жизни, которая замещает в сознании зрителей проблемы реального бытия. Постоянная апелляция к образу жизни богатых, демонстрация атрибутов сладкой жизни в отечественных сериалах подспудно подводит зрителя к безусловной ценности благосостояния. Высшей ценности! ИнОП провёл опрос редакторов местной прессы в 40 субъектах федерации. Почти все опрошенные редакторы региональной прессы говорят, что газеты в регионе зависимы. При этом практически все газеты (97%!!!) зависят от местных властей и только 10% редакторов говорят ещё и о зависимости от читателей. Естественно, такая пресса публикует заказные материалы (об этом сказали почти 90% редакторов). Соответственно, уровень доверия населения региональной прессе крайне низкий, местные газеты откровенно скучные, а социальная проблематика более напоминает застойные 70-е. Но даже там, где глава региона обладает широким кругозором и современным мышлением, редакторы вынуждены искать баланс между смелостью и осторожностью, поскольку их деятельность зависит не от реальной свободы, а от властной атмосферы в регионе. Уровень жизни в России не позволяет надеяться, что основа для финансовой независимости СМИ появится раньше, чем в 20252030 годах. А пока СМИ делают деньги на низменных инстинктах. Это проще и потому выгоднее, чем обращаться к добродетели. Результатом становится общественный запрос на цензуру. 70% опрошенных россиян выступают за цензуру в СМИ, но при этом две трети из них говорят о введении ограничений морально-нравственного характера. Первая и главная претензия - меньше показывать насилия, разврата и пошлости (40% ответов). Вторая - избегать клеветы и дезинформации (22%), третья - повышать культуру и образование граждан (11%). Поэтому, когда нам говорят, что россияне «за цензуру», не уточняя, что именно должно стать объектом цензуры, нас обманывают. Но и СМИ обманывают общество, предъявляя свои рейтинги как доказательство удовлетворения общественных запросов. При этом и запросы государства не сформулированы и не дают СМИ ощущения катастрофичности ситуации.

Аморальная экономика

А между тем вопрос этот не политический или экономический - это вопрос нравственный. Как мы формируем у аудитории отношение к передаваемой информации с точки зрения нравственности? Как в наших новостных сводках описываются преступления? «Как бы» объективно, с дотошным описанием деталей? Или применяем к преступникам и их поступкам оценочную лексику, показывая аудитории, что мы не любуемся, не перенимаем опыт, а осуждаем? Второе гораздо чаще встретишь в «некоммерческой» районке, чем в продвинутом информационном агентстве. Главный редактор журнала «Искусство кино» Даниил Дондурей, автор ещё одного исследования на ту же тему, обращает внимание на роль СМИ в тотальном кризисе доверия в стране. Россияне не доверяют большинству государственных институтов (парламент, суды, органы правопорядка, местная власть) - никому, кроме признанных лидеров нации. Бизнесмены не доверяют партнёрам, финансовые институты - один другому, наёмные работники - работодателям, да и сами граждане (по последним опросам, 59%) - друг другу. И тому есть две причины: психологические установки населения и реальное состояние общественной морали. Из-за слабой морали, между прочим, большая часть средств, предоставленных правительством на поддержку реального сектора, туда, как известно, не пошла. Д. Дондурей настаивает, что дефицит доверия, страхи, отсутствие перспективных моделей деятельности - не экономические, а культурные, психологические характеристики российского общества. Электронные СМИ подготовили реакцию на экономический кризис: не мобилизация, а полная готовность предпринимателей быстро остановить производство, перевести деньги в валюту или оффшор и выжидать, чем всё это кончится. Эта паника необъяснима с точки зрения хозяйственной ситуации, но понятна, если учесть уровень цинизма, охватившего наши умы. Поэтому умеренная рецессия воспринимается как конец света. Анализ содержания самых рейтинговых передач российского телевидения позволяет исследователю описать картину мира, внушаемую телезрителю. Мир опасен и непредсказуем, ты подвержен всегда неожиданным ударам судьбы, которых ты, конечно же, не заслуживаешь. Не забывай, что вокруг царят низость и цинизм, извращения и скрытые пороки, мы излечим тебя от романтического прекраснодушия. Лови момент, думай о себе! Как вам такой набор? Не тошнит? Госзаказ многие считают решением этой нравственной проблемы. Но прежде, чем появится государственный заказ, кто-то должен сформулировать государственный запрос. Иначе то, во что на наших глазах превращается великая культура великой страны, погубит и нас, и страну.

ЦИТАТА

«Истинное отношение телевидения к публике хорошо отражается в профессиональном сленге телевизионщиков. Между собой они называют людей, приглашённых на программу в качестве аудитории, «гоблинами», если они плохо хлопают («делают ладушки» по команде); «мебелью», если им не полагается по сценарию микрофон, и просто «лохами», когда они приходят в «Стакан» («Останкино») и встречаются с «корами» (телекорреспондентами, телеведущими) под руководством «вожака» (продюсера)».

В. Фёдоров, М. Тарусин, М. Боков. Из доклада «Медиа: взаимодействие и репрезентативность».

Анна СТЕПНОВА