В тени Родины-Матери

Этим летом в Волгограде обозначился новый тренд: в рамках разных и совершенно не связанных между собой мероприятий возникают разговоры о культурном обустройстве городской среды, о том, что искусство должно выйти к людям и украсить нашу повседневную жизнь. Потребность в этом у горожан, безусловно, есть, однако предложение довольно скудное.

Истории длинные и грустные

В рамках завершившегося в конце июня фестиваля видео-арта «Форвард-2018» в Волгоградском музее изобразительных искусств прошёл круглый стол «Современное искусство в Волгограде - миф или реальность?» Его участники говорили о балансе спроса и предложения, дивидендах, необычных маркетинговых ходах и способах продвижения. В общем, о вещах сугубо экономических - но только в сфере культуры.

Современное искусство - это то, что происходит здесь и сейчас. Современное искусство находится в непосредственном контакте со зрителем, более того, порой зритель сам становится важнейшей его частью. Современное искусство популярно и хорошо продаётся. Но так ли это в Волгограде?

- В нашем городе современное искусство в глубокой коме, - считает директор Центра развития культурных инициатив «ИнТерра» Фёдор Ермолов. - Несмотря на то, что ещё в советское время в Волгограде активно действовали различные неформальные движения, занимавшиеся, в том числе, и концептуальным искусством, сейчас о них помнят разве что участники этих объединений. В ситуации, когда в обществе нет заказа на подобные проекты, художники вырождаются. Нельзя заниматься современным искусством «в стол», его надо показывать сразу, тут же.

Заместитель директора Волгоградского музея изобразительных искусств Татьяна Гафар была мягче в оценках:

- У нас нет интеллектуального объединяющего центра, который бы генерировал идеи, - говорит она. - Разовые акции бесполезны, эффекта от них не будет. Давно известно, что вокруг «точки культуры» собирается публика, собирается бизнес: новейшая история западных городов знает немало примеров, когда какой-нибудь заброшенный район после прихода туда деятелей современного искусства превращался в преуспевающий квартал, в туристическую достопримечательность. А наш музей даже не включают в экскурсионную программу, мы, можно сказать, в тени Родины-Матери. Мы не сдаёмся, организуем различные акции, занимаемся и современным искусством, но это разовые акции, о которых знает узкий круг.

В российских городах тоже начинают понимать, что современное искусство вполне гармонично может быть вписано в городскую среду: именно на улицах и площадях, рядом со зрителями оно выглядит наиболее естественно. На круглом столе был приведен пример Екатеринбурга, в котором сотни художников - и всемирно известных, вроде представителей движений «Синие носы» и «Митьки», и только начинающих свой путь в искусстве - в рамках проекта «Длинная история» раскрашивают километры строительных бетонных заборов. Причём вместе с ними рисовали и дети из близлежащих домов, приобщаясь таким образом к искусству. По мотивам «Длинных историй» выпускают открытки и закладки для книг, а сами заборы после завершения строек разбирают - чтобы поставить на других объектах.

Оставьте в покое нашу ментальность!

В Волгограде («ДП» писало об этом в 23-24) до конца этого года будет реализован проект по раскраске фасадов трёх домов по ул. Хиросимы в рамках всероссийского арт-проекта «Красота Города». Причём этот проект принесён сюда извне: по инициативе не самих волгоградцев, а московского банка «Кит-финанс». Сами не додумались? Активному проникновению современного искусства на улицы, а также в сердца и души волгоградцев, мешает, по мнению некоторых участников круглого стола, сложившийся имидж Волгограда как города-памятника, в котором всё свято и ничего нельзя менять.

Защитником традиций выступил преподаватель ВолГУ, кандидат философских наук Андрей Макаров.

- Оставьте в покое нашу ментальность, попытайтесь нас понять и не лезьте со своим креативом, - жёстко ответил он поклонникам современного искусства. - У вас нет интересных предложений, соответствующих нашим традициям и нашей ментальности.

Но разве современное искусство должно обязательно попирать какие-то ценности, что-то отрицать, провоцировать на скандал? Такое представление, пожалуй, опаснее любой критики - ведь если критикуешь, значит, хотя бы пытаешься разобраться в предмете. Но самое главное - в городе не сформировался вкус к потреблению культурных ценностей.

- Чрезмерное обилие информации - это даже хуже, чем её отсутствие, - считает директор НИИ социальной антропологии Волгоградской академии госслужбы Виктор Пилипенко. - Но помимо проблемы с собственно средствами коммуникации, есть и более важная проблема. Нам страшно не хватает профессиональной публики, то есть людей, которые формировали бы аудиторию, были бы медиаселлерами, грамотно рассказывая о том, что происходит в сфере искусства, пусть даже не только современного. Таких людей мало и ещё меньше средств массовой информации, которые были бы заинтересованы в сотрудничестве с ними.

Возможно, итогом дискуссии можно назвать слова известной волгоградской художницы Татьяны Антиповой, успевшей попробовать себя практически во всех видах искусства и преподающей в Волгоградском училище культуры. Столкнувшись у себя в «кульке» с тем, что пятикурсники не умеют грунтовать холст под работу маслом, она сделала вывод: форматы и правила вредны для творчества. А если художник не боится пробовать себя в разных сферах, тогда и рождается настоящее искусство, которое найдёт своё место и в городе, и в наших душах.

Поклонники крупных форм

Возможно, именно такой смелости не хватает скульпторам, которым мэрия предложила принять участие в фестивале городской скульптуры, приуроченном ко Дню города. На первом заседании оргкомитета в середине июня вице-мэр Волгограда Александр Маслов сообщил представителям творческих союзов, что мэрия ждёт от них свободного полёта фантазии, выраженного в сравнительно небольших скульптурах, памятниках, инсталляциях, лучшим из которых найдется место на улицах города. Но скульпторам не дают покоя лавры Евгения Вучетича - иначе как мыслить комплексами в несколько гектаров они не захотели. Председатель Волгоградского отделения Союза художников Алексей Шумилин посчитал неверным сам подход к проведению фестиваля под открытым небом: мол, за оставшийся срок ничего грандиозного и серьёзного сделать никто не успеет, а макеты лучше размещать в зале. Один из старейших художников-монументалистов Волгограда Михаил Пышта вообще отозвался о современных скульпторах как о людях, «ограниченных кухонным мышлением», и предложил мэрии разработать тематический план, в котором были бы расписаны места для размещения социально значимых серьезных ансамблей. Чиновники удивились: разве творческие люди не умеют творить без плана?

- Нам нужна новая скульптура - сомасштабный человеку и городской среде элемент благоустройства современного города, - рассказал «ДП» начальник отдела дизайна городской среды горкомархитектуры Вадим Малов. - Колоссы, которые устанавливались раньше, сегодня по большому счету уже не актуальны. Горожанам хочется видеть скульптуру, с которой можно было бы вступать в контакт. Она может быть ироничной, над ней можно смеяться. Она должна быть не столько местом поклонения, сколько элементом благоустройства. Такие работы у нас уже есть - «Ангел» в парке Саши Филиппова, «Влюбленные» в фонтане на улице Мира, но их слишком мало. Готовы ли создавать нечто подобное местные скульпторы, я не знаю, первое собрание оставило весьма противоречивые чувства. Но это первая за эти годы попытка власти вступить в диалог с творческим сообществом, и попытка совершенно конкретная.

- Творческие люди по-особому мыслят, - вступается за волгоградских скульпторов и художников профессор кафедры градостроительства ВолгАСУ Владимир Остробородов. - Они каждую работу исполняют как последнюю в жизни. Естественно, им хочется, чтобы она была значительной, и часто эту значительность подменяют размером. Но и точка зрения чиновников ошибочна. Размер работы - это не параметр для скульптуры! Параметр - это впечатление, которое она производит на людей, которое будет транслировать на окружающую среду. Поэтому проведение фестиваля в одном месте удобно с точки зрения оценки работ, но ошибочно по сути. Городскую скульптуру нельзя рассматривать вне контекста: она должна быть вписана в совершенно конкретное место. Хотя само проведение фестиваля говорит о стремлении власти гуманизировать наш город, предложить жителям взглянуть на самих себя не только через героическое прошлое, но и через светлое, радостное настоящее.

В способности волгоградских скульпторов создавать работы в жанре современного искусства профессор Остробородов не сомневается. И европейские тенденции, когда инсталляции зачастую делаются без особых изысков, но зато с целью реализовать творческий потенциал горожанина, и традиционное реалистичное искусство - всё это может быть выполнено.

Заказчики - которых, впрочем, немного - либо не задумываются о важности оформления городской среды рядом с построенными объектами, либо предпочитают выписывать к себе кого-нибудь с именем погромче - например, Зураба Церетели. Да и в других регионах сомневаются в творческих способностях Волгограда. Например, по словам Татьяны Гафар, лишь случайно организаторы фестиваля ленд-арта в станице Вёшенской Ростовской области узнали о том, что в Волгограде есть авторы, которые работают в этом стиле.

Словом, фестиваль городской скульптуры может стать важной вехой для современного волгоградского искусства или ещё раз доказать, что мы по-прежнему на периферии культурной жизни, так и не научившись быть не в формате.

Как долго ты живёшь в этом городе

Так получилось, что к обоим мероприятиям, о которых пишет Антон Борцов, я имею непосредственное отношение, но не как журналист-наблюдатель: в «Форварде-2018» - как член жюри, а к фестивалю городской скульптуры имею отношение как член городской комиссии по размещению памятников (если правильно воспроизвожу суть длинного названия). Должна признаться: видеть происходящее в сфере культуры и искусства мне больно и обидно.

Для меня искусство - это не столько эстетика, сколько всё же особый способ познания мира, осмысления действительности. К сожалению, фестиваль видеоарта почти не дал такой возможности. Были и блестящие работы - но, к сожалению, не наши. В волгоградских сюжетах я увидела свой дом, улицу перед ним, но не увидела города. Хотя В фильме «Как долго ты живешь в этом городе» просто убийственна финальная метафора: насекомое бьётся в стекло до тех пор, пока не пробивает его насквозь. И то же самое делает молодой человек - в сочетании с названием фильма на меня это произвело угнетающее впечатление. Вот таким, значит, видят мой Волгоград молодые авторы, «долго» живущие «в этом городе».

И вот этот фестиваль городской скульптуры Ведь, казалось бы, всё просто: затевая такой проект, администрация исходит из того, что в городе полно художников, которые только и ждут возможности показать себя, выйти со своим творчеством к горожанам. Но они отказываются: говорят, готового нет, а новое сделать не успеем. Может, конечно, не тем предлагали, но всё же

И что у нас там с ментальностью? Кто может поручиться, что на самом деле хорошо её знает? Мне кажется, большинство претендующих на знание скользят по поверхности, опираясь на видимое, не трогая глубинные пласты. Скажите мне, защитники особой волгоградской (читай - патриотичной) ментальности, откуда у большинства наших памятников циничные названия «Не дала», «Насрал - убери», «Без пяти семь» и так далее? Мы вообще кто: патриоты или сволочь людская - «ничего святого»? Пожалуй, я вам сама отвечу: мы обычные люди, понимающие, что в жизни есть место горю и скорби, но не желающие жить на кладбище. Циничные названия трагичных памятников - это способ освоения городской среды, это защита от травмирующих психику напоминаний о смерти. Мы нормальные. Мы не назовём Михаила Паникаху алкоголиком, страждущим успеть в магазин за водкой до закрытия, но вот этот памятник - да, для нас это именно что «Без пяти семь». Иначе рядом с этим нельзя жить. А ведь приходится. Хотя день поминовения усопших не бывает 365 дней в году. И вот сегодня у нас есть шанс заняться не просто освоением существующей среды, но созданием новой - такой, какая была бы созвучна нам самим. И этот шанс грех не использовать.

Но как бы мы ни относились к Церетели: его бегемот у «Гиппопо» пользуется бешеным спросом у детей и взрослых - ведь на него можно залезать верхом и теребить за уши.

Антон БОРЦОВ, Анна СТЕПНОВА