Зряплата: живем лучше, чем работаем

Сравнивая конкурентоспособность стран, регионов и предприятий, ученые, политики и бизнесмены говорят о многих индикаторах, которыми можно описать эффективность экономической деятельности на отдельно взятых территориях или фирмах. Но большинство аспектов конкурентоспособности в конечном итоге сводится к ключевому показателю производительности труда.

Отстали? Догоняем

Стоимость реализованной продукции в расчете на одного занятого вбирает в себя очень широкий круг показателей. Хорошее соотношение качества и цены выпускаемого товара или услуги повышает выручку фирмы и увеличивает производительность труда. Прогрессивные технологии экономят людские ресурсы и повышают количество произведенной продукции, стоимость оказанных услуг. Даже преодоление различных административных барьеров требует дополнительного персонала для подготовки документов, хождения по инстанциям, написания отчетов и т. д., что неминуемо снизит выручку в расчете на одного работника. Не говоря уже о таких «профильных» для производительности труда характеристиках конкурентоспособности, как «дешевая рабочая сила» и «низкие издержки производства». И о том, и о другом можно предметно рассуждать, имея данные о выработке одного занятого в соотношении с расходами на оплату его труда.

Остается только удивляться, почему производительности труда уделяется столь мало внимания как властями, так и предпринимателями. Мы решили отчасти восполнить данный пробел, проведя оценку этого показателя на региональном уровне. За основу расчетов взяты данные Росстата о численности экономически активного населения и ВРП по Волгоградской, Астраханской, Нижегородской, Ростовской, Самарской и Саратовской областям, республикам Башкортостан и Татарстан, Краснодарскому, Пермскому и Ставропольскому краям, а также двум федеральным округам Южному и Приволжскому, и Российской Федерации в целом. К сожалению, на данный момент все эти показатели доступны лишь за 2004 и 2005 годы. Тем не менее, вряд ли эти индикаторы с тех пор принципиально изменились, по крайней мере, относительно друг друга, а именно в этом аспекте они нас и интересовали. Результаты расчетов представлены в таблице 1, где все территории проранжированы по производительности труда в 2005 году. Пользуясь этой таблицей, вы можете оценить и уровень производительности на вашем предприятии.

Максимально высокая отдача от работников характерна в целом по стране, которая, вероятно, обеспечивается сырьевыми регионами Сибири, а также высокими показателями Москвы и Санкт-Петербурга. Эти регионы сознательно не включались в анализ, поскольку причины их успеха довольно специфичны, сравнивать их с нашей областью и соседями некорректно. Высоким удельным весом топливно-энергетического сектора в региональной экономике можно объяснить и второе место Татарстана. Что касается остальных территорий, то здесь дифференциацию объяснить труднее. На топливную промышленность в Волгоградской области приходится 14% промышленного производства региона, что явно больше, чем в Краснодарском крае или Нижегородской области, где производительность труда больше волгоградской на 17 и 40% соответственно. Среднюю цифру по нашей области тянет вниз низкая эффективность сельского хозяйства. Там в среднем каждый работник обеспечил выпуск продукции за год только на 80 тыс. рублей. Очевидно, этим объясняется и низкий показатель и Ставропольского края, где доля аграрного производства в ВРП выше волгоградских 10%. Но тот же Краснодар и Саратов явно из этой закономерности выделяются.

Итак, мы вынуждены констатировать невысокую эффективность производства в Волгоградской области. Но полностью списать ее на «неправильную» структуру экономики нельзя. Мы проигрываем большинству соседних регионов со сходными базовыми условиями, а наше превосходство над средней цифрой по ЮФО можно отнести только на слабость экономик кавказских республик. В силу того, что в этот округ собраны слишком разнокалиберные региональные экономики, средние цифры по ЮФО являются мало информативными, показывая среднюю температуру по больнице. Утешительным призом нашей области может служить тот факт, что в 2005 году производительность труда у нас увеличивалась максимально высокими темпами среди всех рассматриваемых территорий (+38%). Пермский край, занявший по динамике этого показателя 2-е место, может похвалиться лишь 28%-ным ростом.

Работники очень дороги

Следующий вопрос, который нас заинтересовал, касался соотнесения результатов труда и его оплаты в регионах. Для его выяснения мы разделили выработку (посчитанную выше) на среднемесячную начисленную зарплату. Этот коэффициент позволяет понять отдачу, получаемую работодателем на каждый рубль затрат на оплату труда, или эффективность использования персонала. Его можно интерпретировать и как индикатор «дешевизны-дороговизны» трудового ресурса в экономике. Результаты расчетов приведены в таблице 2, где регионы также отранжированы по показателю 2005 года.

Мы видим парадоксальную для рыночной экономики ситуацию: регионы с низкой производительностью труда демонстрируют высокий уровень зарплаты. Следует обратить внимание, что в абсолютном большинстве территорий коэффициент эффективности использования рабочей силы либо не изменился, либо снизился. В первом случае темпы роста производительности труда за год (а она выросла везде см. таблицу 1) совпали с приростом зарплаты, во втором варианте оплата труда увеличивалась быстрее трудовой отдачи. Практически единственным регионом с обратной тенденцией в 2005/2004 годах была наша область, где производительность труда приросла сильнее, чем выплаты за работу. Тем не менее, даже после этого рывка, за равные трудовые результаты работник в Волгоградской области, как и Ставропольском крае, получает почти в два раза больше, чем в Татарстане и в целом в Российской Федерации. Фактически это означает, что за различный по эффективности труд в разных регионах платят практически одни и те же деньги. Таким образом, уравниловка налицо. Очевидно, что здесь свою роль сыграло и государство. Оно по-прежнему является одним из крупнейших работодателей, а зарплата бюджетников слабо связана с интенсивностью и объемом их трудовых усилий. Но не менее важную роль здесь играет и состояние рынка труда, о чем речь пойдет ниже.

Во всем виноват рынок труда

В таблице 3 приведена доля зарегистрированного количества безработных в регионе в процентах от численности экономически активного населения. Этот показатель имеет тот же смысл, что и уровень безработицы, однако последний имеет свою, более сложную, методику расчета, поэтому в статье мы этим термином оперировать не будем. В таблице 3 Волгоградская область расположилась в нижней ее части. Здесь количество лиц, имеющих статус безработного, составляет менее 1,5% от трудоспособного населения региона, что существенно меньше среднероссийского уровня. Более низкий, чем в нашей области, этот показатель только у трех регионов. Итак, в определенной степени работодатели в Волгоградской области вынуждены платить несоразмерно высокую зарплату своим работникам, поскольку свободной рабочей силы на рынке просто нет. Почему же этого не происходит в других трудодефицитных субъектах федерации? Например, в Нижнем Новгороде, Пермском или Краснодарском крае, где свободных рабочих рук еще меньше, но относительная заработная плата ниже, чем в Волгограде? Ответ на этот вопрос может дать таблица 4. В ней мы посчитали отношение заявленных в службу занятости вакансий к числу зарегистрированных безработных. Данные приведены по состоянию на январь соответствующего года, и Росстат по этим индикаторам оказался более расторопным, поэтому мы имеем возможность привести в статье также показатели 2006 и 2007 гг. Несмотря на наличие более свежих данных, регионы в таблице по-прежнему приведены в порядке снижения показателя за 2005 год, чтобы не нарушать логику изложения. Разумеется, к статистическим цифрам вообще и заявленной потребности в рабочей силе в частности следует относиться с известным скепсисом, поскольку далеко не все работодатели обращаются в службу занятости. Но, с другой стороны, далеко не все неработающие зарегистрированы в качестве безработных. Поэтому значение дроби будет приблизительно равно приведенным в таблице цифрам. Значение коэффициента больше 1 указывает на то, что количество вакансий в регионе превышает численность официальных безработных. Итак, Волгоградская область по соотношению вакансий и безработных оказалась в верхней части таблицы, где расположились территории с приблизительным паритетом этих цифр. Для сравнения можно отметить, что в целом по России заявленных вакансий примерно в два раза меньше, чем число зарегистрированных безработных. Таким образом, можно констатировать особенность волгоградского рынка труда, на котором не просто мало, а явно недостаточно свободной рабочей силы с учетом различий структуры рабочих мест и структуры безработных по полу, возрасту и квалификации. Такая ситуация вынуждает работодателей переплачивать за рабочие руки даже при невысокой отдаче труда.

Даже после учета состояния регионального рынка труда остаются некоторые несовпадения по отдельным регионам. Так, в Нижнем Новгороде и Краснодаре труд дешевле, чем в Волгограде, хотя доля безработных и соотношение их с вакансиями почти такое же, как в нашем регионе. Эти расхождения могут быть отнесены на разницу в доле легальной зарплаты. Поскольку мы опираемся исключительно на официальные статистические данные, то преобладание черной зарплаты в совокупном региональном фонде оплаты труда будет внешне удешевлять стоимость рабочей силы, и наоборот. Причем разница в формах трудовых выплат не обязательно связана с различиями усилий местных властей или степенью сознательности бизнесменов. Ключевым фактором здесь будет доля крупных промышленных предприятий в региональной занятости. Понятно, что скрывают зарплату в основном в небольших частных компаниях, преимущественно в секторе услуг, строительстве и сельском хозяйстве. В Волгоградской области занятость пополам распределена между этими двумя категориями работодателей. Но есть и еще один важный показатель: малых предприятий в Волгоградской области в 2,5 раза меньше, чем в Краснодарском крае, и в 1,5 раза меньше, чем в Нижегородской обл.

Итак, трудовые ресурсы не являются конкурентным преимуществом Волгоградской области по сравнению с ближайшими регионами. Производительность труда ниже, а ставки зарплаты выше, чем у соседей. Это является следствием не столько отраслевой структуры экономики, сколько напряженной ситуации на местном рынке труда. Спрос на работников превышает предложение, что вынуждает работодателей идти на уступки и платить зарплату, не соответствующую отдаче от работника. Кроме того, доля легальных форм оплаты труда в нашем регионе скорее выше, чем в других рассматриваемых субъектах федерации, что также приводит к удорожанию рабочей силы за счет налогообложения. По итогам 2005 года наметились некоторые положительные сдвиги. Производительность труда резко выросла и за счет отставшей зарплаты повысила эффективность использования трудовых ресурсов на территории области. Но о существенном изменении ситуации можно будет говорить, если эти процессы станут устойчивыми тенденциями. Принимая во внимание, что на начало 2007 года количество вакансий превышало число безработных в Волгоградской области, конъюнктура рынка труда к настоящему времени вряд ли изменилась по сравнению с анализируемыми 2004 и 2005 годами, а значит, и на радикальное повышение эффективности использования рабочих рук лучше не надеяться. Для заманивания инвесторов придется искать другие козыри.

Карэн ТУМАНЯНЦ, кандидат экономических наук