Блуд, с которым трудно бороться

Кому пришла светлая мысль показать Владимиру Путину афроединоросса Жоакима Риту Каби Василия Ивановича Криму, доподлинно неизвестно. Не выдал эту тайну даже губернатор Анатолий Бровко. Единственная найденная в кулуарах версия - это домашняя заготовка вице-губернатора Игоря Пикалова, который не забыл, какой фурор в мире произвело прошлогоднее намерение Василия Ивановича стать главой администрации Среднеахтубинского района, обещавшего в случае избрания «пахать, как негр». Попахать в этом режиме ему не удалось, но обещание, как видим, не забыто: на стройке в Советском районе Василия Криму подвели к Владимиру Владимировичу с рассказом о стройке дороги из отходов стройматериалов, и тот, впечатлившись, пригласил дорожного строителя на заседание комиссии по региональному развитию: показать пример всем прочим.

Домашняя заготовка сработала на ура: доморощенное дорожное строительство сгладило общее негативное впечатление от ситуации со строительством в Волгограде, чернокожий активист оказался антиподом блондина-мэра Романа Гребенникова, а вся коллизия в целом позволила В. Путину завершить заседание на позитиве. К тому же присутствовавшие на заседании губернаторы позавидовали волгоградскому коллеге. С президентом Татарстана Рустамом Миннихановым они оживлённо беседовали, так как сидели рядом, президент Мари Эл Леонид Маркелов, как говорят, сходу предложил Криме какую-то должность, а краснодарский губернатор Александр Ткачёв совершенно точно записал его телефончик, но зачем - не признался, чем дал повод для смелых предположений: уж не мэра ли нового в Сочи ищет.

Но главным событием дня стал, конечно, бенефис волгоградских хозяев. Когда журналистов впустили в зал заседаний областной думы, переоборудованный под премьера (там слегка переставили мебель, но звуковое оборудование было не наше), там уже прогуливались генеральный прокурор Юрий Чайка с челябинским губернатором Михаилом Юревичем, а также скромно стояли председатель отделения «Деловой России» Роман Созаруков с членом совета Виктором Пилипенко. Потом в зал гурьбой зашли министры и губернаторы, и Юрий Чайка сразу оказался в центре внимания: одни с ним бережно здоровались, другие обнимались, а А. Ткачёв присел рядышком на место главы аппарата правительства Сергея Собянина и долго с жаром что-то рассказывал прокурору. Премьер, как обычно, опаздывал. Когда собравшиеся уже слегка притомились, в зал завели мэра Волгограда Романа Гребенникова и посадили рядом с М. Юревичем. Между ним и В. Пилипенко оставалось метра полтора пустого пространства, заполненного только висевшим наверху гербом Российской Федерации. Р. Гребенников сразу стал пить воду - он же только что со стройки, вызвали внезапно, даже галстук надеть не успел.

Что было потом - известно в стенографических деталях. Но даже короткое пребывание в зале позволяло лишний раз убедиться: показательная порка мэра Волгограда - это не экспромт и не местная самодеятельность. Действо было тщательно отрежиссировано заранее и тем доставило немало удовольствия губернаторам, так как работало на их главную идею: во всех провалах виновато местное самоуправление, которое им не подчиняется. Открывая розданные к заседанию материалы, губернаторы тут же брали карандашики и выделяли в поставленных перед страной задачах те, которые касались муниципалов: подготовить до конца года регламент контрольных процедур по проверке деятельности органов местного самоуправления на предмет соблюдения законодательства

о градостроительной деятельности, установить в качестве индикативного показателя эффективности деятельности органов местного самоуправления наличие фонда земельных участков, сформированных для проведения аукционов, обеспеченных реальной возможностью подключения к инженерной инфраструктуре и позволяющих разместить объекты капстроительства в объёме, эквивалентном вводу прошлого года. Много там ещё такого было. И губернаторы в выражениях не стеснялись. Например, вологодский В. Позгалёв назвал поведение своих муниципалов блудом, с которым трудно бороться. Ульяновский С. Морозов рассказал, как в марте избавился от градоначальника, который любил, чтобы к нему приезжали на поклон в 5 утра. Да и астраханский А. Жилкин вставил свои пять копеек про то, что он мэру может только погрозить пальчиком: «А он может улыбнуться, может - принять, а может - не принять твои указания. Потому что вообще-то федеральной землёй распоряжается сегодня мэр, в том числе вот, допустим, мэр Волгограда». И не зря, наверное, премьер-министр у каждого из этих рассказчиков с надеждой интересовался: так ведь этот человек уже не работает? То есть можно с блудом-то, оказывается, бороться. Трудно, но можно.

Анна СТЕПНОВА