Пацан сказал - пацан сделал

«Деловое Поволжье» продолжает серию публикаций об этике: вслед за политиками («ДП» N15) в форме заочного круглого стола о своих моральных принципах рассказывают деловые люди.

Чти уголовный кодекс

- На всём ли можно зарабатывать или есть сферы-табу?

М. Старовойтов: На всём. Сферы-табу - это те сферы, где вы не компетентны. И нечего туда лезть.

Р. Беков: При соблюдении закона и при наличии умной головы, ресурсов, финансов - на всём.

А. Малашкин: Само понятие «зарабатывать» я бы трактовал как «быть эффективным, полезным не только себе, но и людям». Соответственно, зона деятельности - та, где есть польза для людей.

В. Зверев: Есть запреты - писаные и неписаные. Неписаный закон - купец сказал слово, значит, сдержал. Правда, в последнее время у некоторых крыша съехала из-за больших и лёгких денег. А принципы как были, так и остаются: не обманывай, не лги, не вводи в заблуждение, не выпускай некачественный товар, не завышай цену. Если принципы соблюдаешь, твоя фирма будет жить. Нарушаешь - бизнес погибнет.

Р. Созаруков: Нельзя делать нескольких вещей. Первое - идти вразрез с Уголовным кодексом. Как говаривал Остап Бендер, его надо чтить. Второе - ни у кого нельзя отбирать и отнимать, даже если есть такая возможность. Плохое возвращается в тройном размере. Не всегда добро помнят, а зло помнят всегда. Третье - кризис показал, что компании, которые опрометчиво набирали кредиты, делали масштабные проекты за счёт кредитных, а не своих ресурсов, попали в тяжелейшую ситуацию. Лучше чувствуют себя те, кто рассчитывал на свои силы.

- Что надо сделать, чтобы отвернулись партнёры?

Р. Созаруков: Обмануть. Не сдержать слово и обмануть - это одно и то же.

Р. Беков: Проявить непорядочность. Несоблюдение условий контракта приводит к недоверию.

М. Старовойтов: Появление серьёзных денег людей делает беспринципными, они принимают неадекватные решения для разумного и логически мыслящего человека. У меня был партнёр, мы вместе делали бизнес, который на 90% я организовал. Когда заработали красивые деньги, он решил меня бросить. С этим человеком не общаюсь ни я, ни мои друзья. Он хочет наладить отношения, но я никогда с ним за стол не сяду и разговаривать не буду.

В. Зверев: Один или два раза обмануть, не сдержать слово. Я с таким общаться не буду, потому что честность и порядочность превыше всего. Но такие ситуации нередки. У нас ресторанно-гостиничный бизнес, поэтому нам часто предлагают некачественную продукцию, тот же алкоголь с фиктивными документами. Разве это не подстава? Можно нажиться на сиюминутном выигрыше, купив за копейки суррогат, и потерять лицо. Поэтому мы имеем дело только с проверенными партнёрами.

А. Малашкин: Доверие никогда не вернётся полностью. А порядочность - залог доверия. Договорённости по тем или иным причинам могут быть нарушены, но в таких случаях нужно вести себя с достоинством и уважением. Если партнёр юлит, пытается выкрутиться - долговременные отношения с ним невозможны.

«Я ему руки не подам»

- Насколько распространена такая форма общественного порицания как «нерукопожатность»?

Р. Беков: Думаю, у каждого есть знакомые, которым не хочется пожимать руки. Хотя демонстративно не пожать - это вряд ли, но можно же уклониться, отвернуться, не подойти, сделать вид, что не видишь Но как массовое явление - нет такого.

А. Малашкин: Думаю, такое явное проявление бойкота, тем более прилюдное - это неуважение к самому себе. Если у вас претензии к человеку, честно выскажите ему в глаза, но тет-а-тет. К счастью, в числе моих знакомых нет людей, которым я «никогда не пожму руку». И это не значит, что все они ангелы. Наверное, это просто мое отношение к жизни. Ошибка лишь тогда ошибка, когда из неё не извлечены выводы.

М. Старовойтов: Есть, но не принята в деловых кругах области. Хотя мне случается при встрече кое с кем не просто уклониться от рукопожатия - я демонстративно не подаю руку. Но это не общепринятое. Скорее физиологическая реакция организма: просто неприятно с человеком общаться, тем более руку подавать.

В. Зверев: Есть, и она сейчас, слава богу, воспитывается в обществе. С отдельными бизнесменами просто не здороваются, не хотят иметь дела, хотя вслух об этом никто не скажет. Есть такие персоны, которым я бы руку не подал никогда, хотя обвинять их в чём-то - не наше дело. Знаете, есть такие, кому пыль в глаза, а он скажет - божья роса. Но я чувствую, что наступает время добросовестного бизнеса. Власть начала таких людей привлекать в советники, да они и сами идут во власть. Это правильно: люди, которые, рискуя всем, ушли от государственной кормушки и создали то общество, экономику, которая у нас есть. Были такие, кто, набрав кредитов, накупил активов, а теперь у них всё разваливается. Но есть и другие, кто потихонечку, постепенно набирали вес, у них есть уверенность, что коллектив, который работал до них, будет и после них. Можно заработать быстро - взять кредит на 100 миллионов и не отдать. Ура, я стал миллионером за несколько дней. А смысл? Можно быть самым богатым покойником на кладбище, но зачем?

Р. Созаруков: Есть, не сильно распространена, но в бизнесе имеет очень сильное действие. Если меня подвели, я не ругаюсь, я делаю для себя выводы И забываю этого человека. Он для меня перестаёт существовать. При встрече максимум, что могу сделать, - кивком поздороваться. Не протягивая ни руки, ни ноги. В городе есть достаточно обеспеченные люди, которым не рады на бизнес-тусовках, потому что у них сложился имидж не выполняющих свои обязательства. Ни связи с криминалом, ни взяточничество не играют такой роли, как невыполнение обязательств.

- Каков «срок давности» для восстановления прерванных по этическим мотивам отношений?

М. Старовойтов: Если кинули, сдали или некрасиво себя повели - для меня срока давности нет.

А. Малашкин: В большинстве случаев прерывание отношений обусловлено деловыми мотивами: юридическими, экономическими. И это объективно, ведь несоблюдение этических норм бизнеса имеет последствием экономические результаты. Срок давности в таких случаях зависит от стремления виновной стороны приложить максимум усилий, чтобы реабилитировать собственную репутацию.

Р. Беков: По некоторым мотивам срок давности не ограничен. Есть вещи, которые не прощаются. Хотя тут многое зависит от того, насколько человек осознал свою вину, насколько готов на встречный шаг.

В. Зверев: Я не злопамятный. Я всем уже всё простил, кто вольно или невольно навредил мне или моему бизнесу. Дискомфорт в отношениях есть, неприязнь может быть какая-то. А злобы нет. Так что, если интересы совпадут, и совместное дело может принести пользу людям, обществу почему бы и нет? Никогда не говори «никогда». Жизнь идёт по спирали, всё возвращается. Нам же жить в одном доме. Наверное, это наша гордыня, которую мы не можем перешагнуть. Мы в кладовках храним этот негатив, и если мы всё время будем эту кладовку открывать и посматривать, что у нас там хранится, мы создаём себе негатив в мироощущении. Зачем копаться в хламе? Да, что-то было - но в то время. А вот насколько тесны и близки будут отношения второй вопрос. Недоверие может и оставаться, но ради какой-то общей цели я готов на компромисс.

Р. Созаруков: У всех по-своему. Но не зря американцы говорят: 25 лет работай на авторитет, потом авторитет будет работать на тебя. Подмочив реноме однажды, очень трудно его восстановить.

Без доверия не бывает и выгоды

- В каких случаях выгода перевесит нежелание вести дела с партнёром из-за морально-нравственных причин? /

Р. Созаруков: Если человек меня подвёл, я с ним ни за какие деньги иметь дела не буду.

М. Старовойтов: Человеческие отношения перевесят всегда. Я их ставлю выше любых денег, любого бизнеса. У нас же есть группы бизнесменов, которые не пересекаются даже на отдыхе. Одни сами пашут, сами зарабатывают. Чистый бизнес. А у других дела, связанные с криминалом. Там проще зарабатывать большие деньги, меньше работать надо. Такой разный подход к бизнесу не позволит вести общие дела.

Р. Беков: Есть в городе люди, для которых прибыль превыше всего, но их единицы. Основная масса людей всё же моральные факторы ставит на первый план. Отношения выше выгоды.

В. Зверев: Выгода перевесит, если она будет содержать пользу для коллектива, для общества, для организации.

А. Малашкин: Как я уже говорил, моральная сторона в вопросах бизнеса - это доверие, ожидание честного, открытого ведения дел, соблюдения договорённостей. Нежелание вести дела с партнёром - следствие недоверия к нему. В этом случае вряд ли стоит ожидать выгоды.

- Существуют ли этические нормы, мешающие быть успешным бизнесменом?

М. Старовойтов: Думаю, те, кто в своём бизнесе этические нормы ставил на второй план, потому и имеют миллиарды долларов. Для этого нужно задушить в себе вообще понятия этики отношений не только между людьми, но и между тобой и государством. Хотя и среди нынешних миллиардеров есть такие, кто прошёл советскую школу: знает правила игры, это интеллигентный человек. Чаще всего это те, кто пришёл в бизнес сверху, у них всё было в руках, и они поделили эти грядки так, как считали нужным. А те, кто вылезли из завлабов, - другое дело. Многое зависит от того, что люди имели до того, как начали зарабатывать деньги, какую занимали ступеньку в обществе.

А. Малашкин: Кто-то может считать свой бизнес успешным, даже если он построен на обмане. Но вряд ли он долговечен. Есть массы отраслей, которые не отнести к этичным, но приносящие многомиллионные доходы. Но можно ли быть вполне счастливым, даже имея денежный успех, но при этом жить, озираясь, не в ладах с собственной совестью? Деньги - это лишь показатель твоего движения к цели. Сама цель какова? В ответе на этот вопрос кроется суть успеха.

Р. Беков: В банковской сфере - да. Каждый банкир хочет переманить особого клиента. Вопрос в методах: интриги для меня неприемлемы, а вот предложить лучшие условия : это нормальная конкуренция, я не считаю, что здесь я переступил через какие-то моральные принципы. Но там, где есть монополия, этические принципы уходят в сторону, здесь можно договориться, чтобы в зависимости от ваших дружеских и каких-то иных отношений вас поставили на первый план, а более достойного, который бы сделал работу лучше, задвинули на второй или даже третий. Волгоградские банкиры три года пытались принять свой этический кодекс, и только в этом году нам наконец удалось это сделать. Мы всё-таки договорились вести конкуренцию честно. И кое-кому из моих коллег кодекс уже пригодился, чтобы отстоять свои права.

В. Зверев: У меня было несколько случаев, когда мне предлагали за долги забрать квартиру, в которой семья жила. Я не могу выкинуть их на улицу, хотя да, я на этом теряю. Сострадание какое-то есть, или, может, чувство меры. Ситуация сегодня может казаться критической, и ты готов пойти на всё, а завтра ты уже говоришь: нет, уничтожать человека или бизнес его ты не будешь. Но я из тех, кто прошёл коммунистическую школу, у меня в мозгу заложена та психология. А 25-35-летние бизнесмены вышли вперёд, потому что у них не было этих ограничений. Они и делали всё, что не запрещено, - без моральных устоев, потому что законодательной базы не было, некому было запрещать. Всё делали для того, чтобы подгрести, приватизировать, забрать. Заработали огромные деньги, взяв всё, что плохо лежало. Дать чиновнику откат и получить акции завода или нефтяной компании было легко. Алчность позволяла кинуть всех, ради выгоды пойти на любой подлог, фальсификацию, не платить налоги. А я, как дурак, платил все налоги. Потому они и нажили огромный капитал. Я не говорю, что я идеальный, но всё же более или менее прозрачный бизнес Этические принципы мы в своей компании стараемся воспитывать. У нас есть утверждённые поведенческие стандарты для сотрудников. Мы от своих сотрудников требуем порядочности и сами стремимся быть порядочными в отношении с ними, с клиентами, партнёрами.

Р. Созаруков: Неумение держать слово. Я согласен, что заработавший миллион долларов хотя бы чуть-чуть украл. Например, у государства. Или чуть-чуть кому-то недоплатил - партнёрам, работникам, тому же государству. Но вообще-то сейчас ни о каком успешном бизнесе нельзя говорить, если он не связан с использованием недр, - нефть, газ и всё остальное, где просто сами деньги идут.

Участники круглого стола: Роман Беков - президент Ассоциации волгоградских банков, Виктор Зверев - президент группы «Столия», Александр Малашкин - президент корпорации «ВОЛМА», Роман Созаруков - председатель совета директоров группы компаний «Москва», Михаил Старовойтов = председатель совета директоров АО «ОРТЕХ»