Исчезнут от пяти до десяти тысяч сельских поселений в ближайшие годы

Тема разработок стратегии развития в регионах становится все более актуальной. В Архангельской области эта работа сдвинулась с мертвой точки была проведена конференция, разработана концепция развития области. Однако кроме регионального развития в целом внутри областей происходит процесс внутреннего развития. О том, что такое местное развитие и как содействовать ему, корреспондент ИА REGNUM побеседовал с председателем комиссии по вопросам регионального развития и МСУ Общественной палаты РФ Вячеславом Глазычевым.

- Вы признанный специалист и много лет занимаетесь вопросами пространственного развития и местного самоуправления. Расскажите, что сегодня происходит с глубинкой России. Верно ли утверждение, что Россия - в значительной степени сельская страна?

- Суждение, что Россия «в значительной степени сельская страна», не имеет оснований. Россия - страна урбанизированная, наиболее эффективное сельскохозяйственное производство фиксируется в радиусе до 50 км от города средней численности. От 5 до 10 тысяч сельских поселений в ближайшие десять лет исчезнут - на них не хватит людей, так что тратить огромные средства на прокладку дорог и газопроводов к этим селениям нецелесообразно. Особое дело очаги уклада малых народов, которым желательно не мешать. Наиболее интересно формирование новых агрохолдингов, которые сами прокладывают дороги тогда, когда это им выгодно.

- Согласны ли вы, что русский Север находится в более тяжелом по сравнению с другими регионами страны положении? Соглашаетесь ли вы с прогнозами о том, что надо ждать дальнейшего значительного оттока и сокращения населения с Севера?

- Север северу рознь. Достаточно посмотреть на Ханты-Мансийский АО, чтобы признать: севера могут быть и привлекательными, и богатыми. Некоторый отток необходим - в том же Норильске занято гораздо больше людей, чем надо бы. Такая же ситуация и в других, отнюдь не северных местах, - на ВАЗе 2/3 работников лишние - по сравнению с тем же GM в том же Тольятти. Просто на Севере каждый лишний человек стоит гораздо дороже, чем на Юге. Само по себе сокращение численности до известного предела отнюдь не трагично - важна концентрация населения в нужных местах.

- Что можно делать для того, чтобы сохранить и развивать нашу глубинку? Какова роль развивающих технологий и развивающих организаций в этом процессе?

- Нет такой задачи - «развивать глубинку». Есть задача грамотного использования имеющихся ресурсов, есть задача привести страну в порядок, убрав накопившийся за десятилетия мусор. Есть задача создания пристойных условий для развития малого и среднего бизнеса, часть которого и примет на себя функцию развивающих организаций. Главное, чтобы администрации были заняты именно созданием условий, не пытаясь считать себя агентом развития.

- Существует мнение (особенно в чиновничьих кабинетах), что достаточно выделять деньги на поддержку деревень и больше ничего не нужно. Как вы оцениваете перспективы такой работы?

- Любые деньги можно растратить без всякой пользы для дела. Главное - чтобы деньги (иногда совсем небольшие) попали в правильные руки. Определить же правильные руки можно одним способом - через конкурс. И не конкурс благих пожеланий, а конкурс реальных проектов, переведенных на язык бизнес-планов. Повторю - существенная часть деревень обречена на исчезновение, но никак не предопределено, каких именно: всегда есть шанс переломить общий тренд и создать ядро развития, которое будут называть исключением.

- Что такое местное развитие в целом? В нашей стране это довольно новое и не очень понятное направление деятельности. Что оно должно включать в себя? И как вы оцениваете в этой связи опыт местного развития, созданный в Архангельской области? Какое значение этот опыт может иметь для других регионов страны?

- Местное развитие есть, прежде всего, дело активного меньшинства, дело лидеров, за которыми могут пойти люди, преодолевая накопленные годами скептицизм и безразличие. Ресурсы развития есть всегда, или почти всегда. Мой опыт показывает, что и в центре Чувашии, и в дальнем районе Татарстана, и на далеком северо-востоке Кировской области есть люди, способные и выработать, и реализовать проекты развития. Архангельский опыт Тюрина интересен тем, что доказывает: даже в тех ситуациях, которые абсолютное большинство признает «черными дырами», можно переломить ситуацию. Это наиболее ценно, хотя необходимо отдавать себе отчет в том, что такая работа требует и высокой квалификации, и чрезвычайной отдачи энергии. Отсюда трудность воспроизведения, казалось бы, вполне очевидной и едва ли не простой технологии - не всякому дано.

- Вы пригласили представителя Архангельской области, директора Института общественных и гуманитарных инициатив Глеба Тюрина выступить на пленарном заседании Общественной палаты, которое состоится в сентябре и будет посвящено проблематике развития местного самоуправления в России. Почему вы посчитали возможным пригласить именно его?

- Моя задача - провести пленарное заседание так, чтобы наряду со столичными экспертами звучал голос людей, непосредственно сталкивающихся с проблемами становления МСУ на всех уровнях: от крупных городов, через средние и малые, и до сельских поселений, включая самые мелкие. Отсюда и естественное желание предъявить опыт, накопленный Глебом Тюриным, так как, к сожалению, знание о России в федеральном центре весьма ограниченное и упрощенное.

- Каким вы видите дальнейшее использование тех практик местного развития, которые созданы на русском Севере?

- Все будет зависеть от того, насколько новые практики будут реально поддержаны в Архангельской области. Если будут, то шансы на то, что им будут подражать в других регионах, существенно возрастут.

- Сыграет ли в развитии России и регионов какую-то роль межрегиональная конкуренция? И если да, то какую?

- Ничего хорошего в межрегиональной конкуренции нет. Она приводит к распылению средств и снижает эффективность. Характерный пример - попытка ряда регионов Приволжского федерального округа «выбить» строительство нового моста через Волгу именно у себя. Гораздо существеннее межрегиональная кооперация - уже потому, что у большинства субъектов федерации недостаточно сил для реального рывка развития. Путь к кооперации усилий лежит и через соглашения между соседями, но, прежде всего, через формирование российской политики пространственного развития. К сожалению, градостроительный кодекс в действующей редакции не предусматривает проведение работ на создание единой схемы расселения в России, но, к счастью, в Министерстве регионального развития есть специалисты, которые эту работу ведут.

(REGNUM)