«В деле вырисовывается чей-то погон»

Начальник Департамента собственной безопасности МВД России генерал-лейтенант милиции Юрий Драгунцов, побывав в Волгограде, встретился с личным составом Управления собственной безопасности ГУВД по Волгоградской области и похвалил его за стабильные результаты работы. Поскольку ранее в «ДП» сообщалось, что УСБ ГУВД само раскрывает около 90% всех зарегистрированных с участием милиционеров преступлений, это стало поводом поговорить с начальником УСБ Александром ПРЯДКО о том, как его управление это делает.

Граждане пишут

- Александр Александрович, вы действительно раскрываете 90%?

- В среднем по стране нашими подразделениями выявляется две трети преступлений, совершаемых сотрудниками органов внутренних дел. У нас эта цифра стремится к 100%. За последние два года количество преступлений, совершаемых сотрудниками милиции, в области постепенно сокращается. А доля выявленных нами преступлений растёт.

- Поясните, пожалуйста, о каких преступлениях речь? При этом слове у меня перед глазами встаёт что-то вроде истории Евсюкова...

- Боже упаси, мне сразу захотелось поплевать через левое плечо Речь идёт прежде всего о должностных преступлениях, коррупции и мошенничестве. Не всегда человек в погонах, вымогающий деньги за совершение каких-то действий либо за бездействие, является взяточником.

- Понимаю разницу: взяточник берёт за то, что он может сделать, мошенник - за то, что не может.

- Да, если он создаёт видимость того, что сделать может. Должностное преступление - когда милиционер вышел далеко за пределы своих полномочий. Это и побои или, как у нас любят показывать по телевизору, - пытки, истязательства. Было несколько преступлений, совершённых сотрудниками милиции, которые не совсем в нашей компетенции. Например, совершил ДТП со смертельным исходом и с места преступления скрылся. Занимаются расследованием обычные сотрудники милиции, но как только в деле вырисовывается чей-то погон, они докладывают начальнику ГУВД, и он привлекает УСБ. Мы участвуем в расследовании, но 99% успеха в раскрытии дела - работа обычных милиционеров. Например, ДТП, о котором я говорил, раскрыло УВД по Волгограду.

- Ваши сотрудники для выявления преступлений, очевидно, пользуются и техническими средствами, и информацией от других милиционеров, но главная роль, наверное, всё же принадлежит населению?

- Сотрудничество с гражданами - это один из столпов нашей работы. Граждане и пишут, и пишут, и пишут... Хотя информации, по которой надо возбуждать уголовные дела, больше не стало, но рост числа сообщений - колоссальный. С одной стороны, это рост доверия к нам. С другой стороны - сказывается негатив, который на нас выплескивается из средств массовой информации. Много похожих заявлений: я ехал, меня остановили, прошу наказать сотрудников милиции, потому что они не имели права меня останавливать. Кто-то не так разговаривал, кто-то плохо посмотрел... Но есть заявления, по которым уголовные дела возбуждаются. Конечно, используем и технические средства. Например, прослушивание телефонных переговоров, о котором пишут в детективах, скрытое наблюдение, - все методы, разрешённые законом.

- Чтобы прослушать мой телефон, вам нужна санкция суда. А в отношении милиционера?

- Он такой же гражданин, как и вы, и пользуется теми же гражданскими правами и свободами.

- Тогда понятно, почему вы даже в здании ГУВД сидите в особом отсеке за своей железной дверью. При такой работе не допустить утечки информации критически важно.

- Наверное, да. Но я бы хотел, чтобы мы не забывали и о том, что сотрудников милиции тоже кто-то должен защищать.

Дело с ключицей

- Когда в область прибыло 40 машин ДПС, оснащённых видеокамерами, направленными внутрь машин и вовне, было много комментариев по поводу их антикоррупционной оснастки, но и по поводу того, что видеозапись может защитить от клеветы, тоже немало было сказано.

- Да у нас полно таких историй... Но я же на службе у граждан нахожусь, я не могу про них гадости говорить.

- И всё же равновесие должно быть.

- Есть люди, которые изводят наветами наших сотрудников. Требуют от милиции того, чего она не может дать... Самая банальная ситуация - участковый приезжает по вызову, пьяная компания мешает соседям. Начинает их утихомиривать, но один из молодых людей его хватает, вроде бы даже пытается выхватить пистолет, хотя доказать это невозможно, они начинают барахтаться. Участковый оказался посильнее, лучше подготовлен, так что он его задержал и сломал ему ключицу. Мать парня со сломанной ключицей уже довольно долго требует привлечь милиционера к ответственности. Доказать ей, что это случилось при исполнении служебного долга, невозможно, она святая женщина, потому что защищает сына, и, конечно, отказать ей никто не может. Она приходит на приём к начальнику ГУВД, и он уделяет ей максимум времени, потому что пять минут общаться с таким человеком невозможно, её надо выслушать... А потом всё повторяется. Наверное, она и до президента дойдёт... У меня была ситуация, когда ещё Путин был президентом. Девушка написала президенту письмо. Понятно, что он не может лично все сто пятьдесят миллионов - или сколько нас? - принять. Поручили мне разобраться. Приезжаю, звоню в дверь. Кто там? - Милиция. - Покажите удостоверение. Я в глазок показываю удостоверение, она меня впустила и спрашивает, зачем пришёл. Объясняю, что мне нужно вопросы задать по письму. А она говорит: не хочу с вами разговаривать, я Владимиру Владимировичу писала, а вы зачем приехали?

- Неудивительно, если преступление, совершённое вашими людьми, вы же и расследуете.

- Расследует следственный комитет при прокуратуре, а мы лишь осуществляем оперативно-розыскную деятельность.

- А почему тогда женщина ходит к вашему генералу, а не к тому?

- К тому тоже ходит. Но не прокурорский же работник поломал её сыну ключицу. Или, например, человек купил машину с перебитыми номерами, мы её поставить на учёт не можем, и есть судебное решение, но ему же не суд отказал, а МРЭО, поэтому он и жалуется на МРЭО. Таких ситуаций очень много.

- Наверное, особенно после того, как ваш министр Нургалиев разрешил бить сотрудников милиции в ответ на неправомерные действия...

- Так точно! Хотя бьют нас в основном ваши коллеги. В нашей работе вообще очень много негатива. Даже когда мы раскрываем преступление - радости мало, потому что его совершил сотрудник милиции.

- Давайте вернёмся к нашему региону. Сколько преступлений совершено сотрудниками органов внутренних дел в этом году?

- С начала года возбуждено 45 уголовных дел. Из них в отношении сотрудников и работников ГУВД - 37,6 уголовных дел в отношении гражданских лиц, 2 - по сотрудникам ФМС.

- А были дела в отношении тех гражданских лиц, которые обижали милиционеров?

- По нашим материалам - нет. Те дела, которые были, не по нашей компетенции, - оказание сопротивления, неповиновение сотрудникам милиции.

Улыбайтесь, вас снимают

- Мы не договорили про машины, оборудованные видеокамерами. Игрушка не дешёвая, но она себя оправдывает?

- Видеокамеры в машинах нужны не столько для фиксации преступлений, сколько для профилактики. Поэтому результат - это невозбуждённые уголовные дела в отношении сотрудников ГИБДД и их защита, например, от хамства неадекватных водителей. Был, например, случай, когда водитель сел в нашу машину оформлять протокол и говорит: сейчас я ударюсь и напишу заявление, что это ты меня избил. И начинает биться головой об стойку. Представляете, как упрощает ситуацию видеозапись? У ГИБДД есть свой контрольно-профи лактический отдел, КПО, который занимается только сотрудниками ГИБДД. Нынешний начальник ГИБДД области Виктор Григоров сам вышел из КПО, так что его работу хорошо знает. Они сами проводят служебные проверки, и если вырисовывается перспектива возбуждения уголовного дела, тогда уже мы работаем вместе. В других подразделениях ГУВД таких отделов нет. ГИБДД - это многочисленное подразделение, к тому же работающее в таких коррупциогенных условиях. Кстати, следующим этапом модернизации будет контроль за машинами: на пульт оперативного управления будет выводиться информация о местонахождении каждой. Если произошло ДТП, сразу будет видно, кто ближе всех. Кто где должен находиться, известно, и если какая-то машина долго простояла там, где ей быть не положено, это повод посмотреть видеозаписи. Но это всё-таки не моя работа. У меня несколько направлений. Первое - это оперативно-розыскная деятельность по тяжким и особо тяжким преступлениям. Второе - обеспечение государственной защиты сотрудников милиции и членов их семей, если кто-то или что-то угрожает их жизни, здоровью или имуществу в связи с осуществлением ими профессиональной деятельности. Третье - это работа с гражданами. Целый отдел работает с жалобами, заявлениями, обращениями и не только граждан, но и общественных организаций, депутатов и так далее. Мы проводим гласные проверки - в том числе и с использованием полиграфа. И гражданам предлагаем: вы рассказали нам страшную историю, а готовы ли вы пройти исследование на полиграфе? Это добровольно. Если человек знает свою правоту, он соглашается. А может и отказаться. Например, парень со сломанной ключицей отказался.

Была история в Котельниковском районе. На приём к начальнику ГУВД Кравченко пришло несколько человек с жалобами на сотрудника БЭП, с одним он грубо разговаривал, другого притеснял, у третьего ещё что-то. Потом выясняется, что они все ему родственники. Вышел какой-то семейный конфликт... Им предложили пройти исследование на полиграфе, они сказали «да-да, конечно», но никто из них не приехал, а он прошёл - и показал, что действовал в рамках закона. Часто обвинения выдвигаются серьёзные, но доказательств ни у той, ни у другой стороны нет. Например, есть имущественные претензии - вроде взял деньги взаймы и не отдаёт, а расписку не брали, потому что верили человеку в погонах. Тогда мы предлагаем обоим пройти проверку на полиграфе. Результаты исследования не являются доказательством, но если наш сотрудник полиграф прошёл, нам уже дышать легче, потому что он честный и порядочный человек. Все эти меры и дают профилактический эффект. Они направлены не на то, чтобы всех пересажать. Рыба в пруду - она же вся разная. Последнее наше дело - по командиру роты, который с личного состава собирал деньги на ремонт. Но это только один эпизод, там и ещё будут уголовные дела. В этом тоже профилактика заключается. Если мы не можем другими способами заставить человека действовать по закону, мы его сажаем в тюрьму. Просто выгнать - недостаточно. Ведь преступление-то он уже совершил. Никто из нас не возьмет на себя ответственность укрывать преступление. Ведь завтра и нас будут считать преступниками. И о раскрытых преступлениях мы всегда сообщаем сами, не ждём, пока новость сама как-нибудь просочится. Одна из обязанностей нашего подразделения - готовить аналитику для начальника ГУВД. Анализируем проверки, обращения, количество, качество, состав заявителей и то же самое - по подразделениям - ГИБДД, МОБ и так далее. По этим материалам он принимает управленческие решения. Иногда сотрудника приходится перемещать на другое место. Хотя он ни в чём не виноват, но это может быть сделано для его же защиты. Да и климат в коллективе лучше, когда люди работают, а не спасают сослуживца от родственников.

- В составе жалоб есть закономерности?

- Даже сезонный характер присутствует. Летом едут на море транзитом через нашу область, а осенью от них пойдут приветы - на различные сайты, президенту, председателю правительства, начальнику ГУВД... В сентябре-октябре на МВД сваливается вот такой вал. Человек проехал из Пензы в Новороссийск и на сайте президента написал: «Все гаишники - сволочи». И все ГУВД от Пензы до Новороссийска должны провести проверки. Что делать, закон суров - но это закон. Мы должны реагировать даже на такие заявления, которые не несут в себе никакого смысла, никакой информации. Вот для Бориса Моисеева все женщины, может быть, некрасивые, а для кого-то все гаишники - сволочи. Но всё равно приходится реагировать. Может, конечно, это заслуга нашего министра, люди пишут туда, где не отфутболивают. Единственное, наверное, ведомство, в которое можно написать даже жалобу на пришельцев из космоса. Но в этом вале много такого, что помогает нам в работе.

- А как сотрудники милиции относятся к вашей работе?

- Помогают.

- Система дошла до состояния, когда для выживания надо очищаться?

- Да, это точно. Причём не только в нашем ведомстве. Раньше мы взаимодействовали только с ФСБ, а теперь со всеми правоохранительными органами. Может, это звучит слишком красиво, но это так. При задержании главы Новоаннинского района и начальника районной милиции мы работали все вместе. И нигде у нас ничего не утекло и не протекло.

Анна СТЕПНОВА