Интерес в законе

В числе прочих обвинений, предъявленных мэру Волгограда, лоббирование интересов определенной коммерческой структуры. Подобные обвинения можно предъявить очень многим политикам. В областном парламенте принятие законов и постановлений по большей части лоббирование чьих-то коммерческих интересов. Причем иногда эти интересы не только не скрывают, но и преподносят как защиту интересов избирателей.

С трибуны или в кулуарах

Федеральный законопроект о лоббировании был разработан около 15 лет назад, но не принят и по сей день. Несмотря на то, что юридически это понятие нигде не прописано и не закреплено, лоббирование в России живет и процветает. Процесс лоббирования это, по существу, двухстороннее действие, в котором обе стороны сотрудничают взаимовыгодно. У лоббиста свои цели, преследуя которые, он снабжает депутата соответствующей информацией. Депутат тоже имеет свои цели, в связи с которыми рассматривает лоббиста как источник необходимой для него информации (и не только). Чаще всего предметом лоббирования выступают условия хозяйственной деятельности: собственность и право распоряжаться ею; право на занятие конкретной деятельностью; налоги, квоты, лицензии; госзаказ и пр. По форме лоббирование можно разделить на непосредственное и опосредованное, спланированное и спонтанное, ситуационное и стратегическое, законное и незаконное (криминальное), а также прямое и косвенное. По содержанию активное и пассивное, эмоциональное и рациональное, разовое и постоянное, индивидуально-обособленное и перекрестное, эффективное и неэффективное, конструктивное и неконструктивное.

Проводить законы можно как через определенных депутатов, так и через фракции (второй вариант считается более эффективным). Возможно также лоббирование закона или поправки на уровне обсуждения законопроекта в комитете или специально созданной согласовательной рабочей комиссии. При большинстве комитетов активно действуют экспертно-консультативные советы, тематические группы, межведомственные комиссии, созданные из депутатов, сотрудников аппарата и внешних экспертов, которые также являются прекрасными точками доступа для лоббистов. Еще один вариант предлоббирование (проведение во власть «своего» депутата). И, наконец, пожалуй, самый неэффективный (из-за его непредсказуемости) вариант лоббирования митинги, акции протеста, пикеты, вручение депутатам всевозможных петиций. Подобные пикеты неоднократно собирались перед волгоградскими думами, но, как правило, к желаемому результату они не приводят, если, конечно, не подкрепляются другими формами лоббирования.

Каждому по потребностям

По мнению волгоградского политолога Инны Прихожан, институт лоббирования был, есть и будет всегда, вопрос только в том, кто, как и чьи интересы продвигает. В идеале, в основе любого лобби должны лежать открытость, четкое обоснование, социальный интерес и механизм реализации. Это цивилизованный лоббизм, который воспринимается позитивно и эффективно. В реальности все выглядит иначе, а потому лоббирование в России оценивается исключительно негативно.Вот только один пример явного ситуационного лоббирования. В конце апреля члены комитета облдумы по развитию предпринимательства, туризма и потребительского рынка рассмотрели законопроект об административном нарушении при производстве ремонтных и строительных работ, сопровождающихся повышенным шумом не только в ночные часы, но в выходные и праздничные дни. Инициировавший законопроект председатель комитета Павел Башелутсков, говоря об обосновании этого законопроекта, заметил: «Я с этим делом столкнулся лично и считаю, что вопрос нужно вынести на обсуждение облдумы». Личная заинтересованность депутата, комитета или фракции довольно веский аргумент при принятии думского решения. Законодатели, возглавляющие бюджетные организации, еще когда идут во власть, своих намерений лоббировать интересы вверенных им предприятий не скрывают, обещая избирателям отремонтированные классы в школе или новое оборудование в клинике, или новый корпус колледжа. Собственно, ради этого их и выбирают. И не случайно у каждого депутата есть свой фонд, который он может потратить на «выполнение наказов избирателей». Баллотирующиеся бизнесмены о своих интересах так откровенно, как бюджетники, не трубят, но, придя во власть, начинают их последовательно отстаивать.

Даже не вникая в построение сложных сетей для лоббирования тех или иных интересов, а просто поприсутствовав на заседаниях волгоградской облдумы, комитетов и рабочих групп, уже можно получить картинку депутатского лобби. У многих народных избранников есть свой конек: один курирует поддержку и развитие местных товаропроизводителей (чаще всего на примере ЛВЗ «Волгоградский»), второй принимает активное участие в обсуждении спортивных вопросов (будучи президентом спортивного клуба «Олимпия»), третий продвигает лизинговые программы, не забывая об интересах конкретного автопредприятия, четвертый заботится о приличном поведении маршрутных такси. Список можно продолжать. Около двух с половиной лет назад началась история с губернаторской лизинговой программы для волжского автобусного завода «Волжанин». На ее принятии настаивал нынешний вице-спикер облдумы Анатолий Бакулин (долгое время он возглавлял предприятие). «Волжанин» действительно получил от области преференции. Но при этом и область оказалась в выигрыше: был поддержан единственный в регионе автозавод. Другой результат получается, когда лоббируются интересы компаний, работающих в высококонкурентном секторе, например, в торговле, пассажирских перевозках.

По мнению лидера фракции «Единой России» в облдуме Виталия Шестакова, пролоббировать интересы монополиста проще и эффективнее: во-первых, нет оппонентов, а во-вторых, выгоды региона, которые он получит от такой поддержки, более очевидны. Если же речь идет о высококонкурентной сфере, то руководствоваться нужно интересами не участников рынка, а горожан, избирателей. В одной из бесед с обозревателем «ДП», комментируя принятие очередного нормативного акта, регулирующего маршрутные перевозки, руководитель небольшого транспортного предприятия заметил: «Для нас новые правила будут большим минусом, а вот тем, у кого бизнес крупный, напротив, удобно. Ну, это и понятно, их интересы в думе защищают». На предложение пояснить поподробнее предприниматель заметил, что любое решение, касающееся пассажирских перевозок, принимается сегодня с максимальной выгодой для крупного бизнеса, будь то правила оформления маршрута или тарифы (регулированием тарифов занимается не облдума, а региональная служба по тарифам по Волгоградской области). А курирует это направление депутат Георгий Козицкий, который до избрания в думу сам возглавлял крупную маршрутную компанию. Свой «куратор» есть и у хорошо известной в Волгограде спортивной империи, которая фигурирует во многих программах, финансируемых из бюджета. Входящие в структуру «Олимпии» организации (возглавляет СК депутат Николай Чувальский) активно продвигаются в областных целевых программах и даже национальных проектах, при этом многим более мелким спортивным клубам и командам бюджетных денег не достается.

Лоббизм был, есть и будет есть

По мнению депутата прошлого созыва облдумы Вячеслава Комиссарова, лоббизм возник не сегодня, и явление это не региональное. И в прошлом созыве лоббирование интересов определенных компаний и бизнес-групп процветало: «Я в течение трех лет говорил о том, что зоны экономического развития неэффективны и себя не оправдывают. Но кто-то их удерживал. И делал это явно не бескорыстно. Просчитать, кто именно, было нетрудно. Еще один яркий пример «ЛУКОЙЛ», который пользовался нашими недрами за умеренную плату. Послабления для них через обладминистрацию продавливали». Кстати, зоны экономического развития немало споров вызывают и у депутатов сегодняшнего созыва: теперь бурно обсуждается их отмена. Несмотря на то, что федеральное законодательство обязало региональных законодателей отменить все зоны, на некоторых предприятиях в Волгограде они продолжают действовать по-прежнему. Вячеслав Комиссаров считает, что сейчас в России пошла такая волна лоббизма, что в принципе можно протолкнуть любое решение, каким бы нелепым оно ни казалось: «В нынешней ситуации лоббизм был, есть и будет». Инна Прихожан полагает, что ситуацию может изменить административная реформа, направив лоббирование в более цивилизованное русло. Реформирование предусматривает, что бюджетные деньги будут тратиться только на регламентные, инфраструктурные потребности, а расходование остальных средств пойдет не отдельной строкой, а под конкретные проекты. Причем обязательно должны учитываться их целесообразность и создание общих правил, по которым эти деньги будут расходоваться. А самые крупные и важные для региона проекты предлагается выносить на общественное обсуждение. Тогда в бюджете не будет таких программ, как, например, развитие в области рисоводства, под которые выделяются кругленькие суммы.

Фракция «Единая Россия» в облдуме вынашивает планы ограничить административный лоббизм суть механизма в том, чтобы каждая принимаемая облдумой программа имела не просто обоснование почему это выгодно и важно. В программе обязательно должно быть описание конкретного результата если, например, планируется программа роста чего бы то ни было, то в программе должно быть четко написано: на сколько оно должно вырасти к такому-то сроку. Есть законопроект и о проведении публичных слушаний кто и как может их инициировать, кто и как должен их проводить. Тоже своего рода фильтр. Хотя, по мнению Виталия Шестакова, у избирателей и сейчас есть право отстаивать свои интересы и выступать с законодательной инициативой. «Только вот используют это свое право избиратели недостаточно активно: за все мое депутатство с таким вопросом обращались только два раза», говорит депутат Шестаков. Идею общественной экспертизы для всех более-менее значимых законопроектов поддерживает и заведующий кафедрой социальной философии Волгоградского государственного университета Александр Стризое: «В нашем регионе лоббизм представлен борьбой двух кланов города и области, и в зависимости от того, кого поддерживают финансовые группы, проводятся те или иные документы. В такой ситуации оптимальный вариант все проекты, инициируемые представителями этих кланов, подвергать общественной экспертизе, будь то общественная палата, совет безопасности или экспертно-консультационный совет. В этом случае интересы избирателей хоть как-то будут защищены. Пока же весь процесс проходит в диких неуправляемых формах: одни давят на отдельных депутатов, другие на вице-губернаторов, третьи решают свои проблемы через фракции в думе».

Наталья МАЛАХОВА.