Наши проклятые преимущества

В экономике России все уже хорошо, а будет еще лучше, если удастся провести административную реформу. Об этом клубу региональной журналистики рассказал статс-секретарь, заместитель министра экономического развития и торговли Российской Федерации Андрей ШАРОНОВ.

- Если брать нашу новейшую историю с 1991 года, то в худшем, 1998-м, году мы упали ниже двух третей ВВП 1991 года. В 2006 году мы впервые превысили номинальный ВВП 1991 года в сопоставимых ценах. Нам постоянно говорят о том, то мы пыжимся и бьем себя в грудь, а на самом деле только достигли советского уровня производства. Правда состоит в том, что этот уровень базируется на совершенно другой структуре экономики. Это важно. В этой структуре экономики существенно меньше товаров, которые никому не нужны. Существенно меньше валенок, тулупов, телогреек, которые входили в структуру ВВП, но никому не были нужны. Сейчас структура продукта поменялась по своему товарному набору. Что важно, гораздо больше доля услуг в структуре ВВП. Это признак более развитой экономики. Большая доля добавленной стоимости создается именно в розничной торговле, и это один из важнейших локомотивов роста. Реальные доходы населения тоже растут, это хорошо. Но они растут быстрее производительности труда, это плохо. Это означает, что мы кредитуем эту зарплату, которая возникает не оттого, что люди лучше работают, а оттого, что в структуре цены все большую и большую долю занимает оплата труда. Конечно, можно сказать, что мы компенсируем те нищенские зарплаты, которые были. Это правда. Но правда и то, что любое повышение зарплаты должно сопровождаться повышением производительности труда. Даже если мы нищенскую зарплату учителя увеличиваем, мы должны быть уверены в том, что его услуга становится более качественной. Это непопулярная тема, но с чисто теоретических макроэкономи- ческих позиций опережение зарплатой темпов роста производительности труда это плохо. Динамика инвестиций в основной капитал другой двигатель роста. Темпы роста инвестиций существенно выше 10%. Они опережают рост ВВП, и это позволяет чуть более оптимистично смотреть в перспективу, потому что рост инвестиций сегодня означает рост ВВП завтра. Что касается капитализации фондового рынка, то, с одной стороны, динамика неплохая. С другой стороны, она чрезвычайно мала. Капитализация это суммарная стоимость компаний. Если бы те публичные компании, которые торгуются на организованных фондовых рынках, кто-то решил купить, то он должен был бы заплатить примерно 95% от ВВП, то есть чуть больше 20 триллионов рублей. То есть стоимость компаний, которые мы смогли вывести на рынки, равна всего лишь продукту, который страна производит за год. Это очень мало. Наши компании, как правило, недооценены, то есть стоят дороже, чем сейчас готовы за них предлагать. И еще большой объем наших компаний в принципе не торгуются, не выведены на рынок и не предлагаются в качестве актива, а значит, не являются инструментом привлечения средств. Поэтому задача удваивать и утраивать капитализацию фондового рынка. Наши успехи это результат сложения многих факторов: и субъективных, и объективных, и внутренних, и внешних. Теперь мы поговорим о субъективных вещах, связанных с деятельностью правительства, то есть о субъективном факторе. Мы очень долго говорили о необходимости создания инструментов развития. О том, что у нас экономика имеет неблагоприятную структуру, что мы живем в основном за счет природных ресурсов, в первую очередь за счет углеводорода, и живем хорошо благодаря тому, что они дорого стоят. Надо что-то менять. Мы не можем так сильно зависеть от одного товара. Многое начали менять, в том числе в создании инструментов развития, роста. Два важных компонента это административная реформа и развитие судебной системы. У нас принято хвалиться огромными территориями, природными ресурсами, выгодным геостратегическим положением и так далее. Но мы не можем ответить даже себе, как так, при таких-то огромных богатствах мы такие бедные. Существует какая-то сила, которая сжирает эти все преимущества, которые мы имеем по сравнению с другими странами, даже с теми, которые находятся в пустыне. Посмотрите: Израиль просто выжженная земля и ничего больше, но и сельхозпродукты производят, и в инновациях, и в высоких технологиях преуспевают. Что за сила превращает наше преимущество в наше проклятие? Литературно можно сказать, что это порядок вещей, который у нас сложился. А более-менее научно это система государственного управления, общественных институтов, которые никак не позволяют нам совладать с нашими преимуществами и отодвигают нас чуть ли не во вторую сотню по многим показателям. Поэтому административная реформа чрезвычайно важна. Принцип ее состоит в том, чтобы четко определить и нормативно закрепить функции, которые выполняет государство вообще, и конкретный уровень власти, и конкретное ведомство на этом уровне в частности, буквально описать процессы, которые происходят каждодневно между гражданином и властью, между бизнесменом и властью. Как раз из-за нечеткости этих процессов, из-за неописанных обязанностей и прав участников этих процессов и происходит злоупотребление, даются и берутся взятки. Оспорить это в суде невозможно, потому что нет критериев, которые бы сказали, что этот меня плохо обслужил, а этот хорошо. Что 30 дней на выдачу паспорта это много, а не мало, как иногда нас пытаются убедить. Что на самом деле конкретный чиновник должен выполнять конкретную работу, которую можно формально оценить, и он должен нести ответственность, в том числе и имущественную, и уголовную за свои действия. Не быть безнаказанным, когда он может, просто даже добросовестно заблуждаясь, я не говорю уже о других вещах, перекрыть кислород бизнесу. И бизнес может за 30 дней просто исчезнуть, а чиновнику ничего за это не будет. Вот чему посвящена административная реформа. Тема длинная, сложная, традиции прямо противоположные, причем не только советские традиции, еще и досоветские традиции негативны в этом плане, но пытаемся что-то здесь делать. Здесь тоже есть о чем поговорить. Развитие судебной системы. На мой взгляд, при всех недостатках судебная система меняется, повышается и оснащенность, и информационная прозрачность судов, повышается их независимость. Хотя проблем здесь много. И как раз это один из главной факторов низкой инвестиционной привлекательности России. Это отсутствие быстрой, справедливой и доступной судебной защиты. Поэтому, наверное, неслучайно, что именно Министерство экономики занимается федеральной целевой программой развития судебной системы России, что это один из главных инвестиционных факторов. Мы можем долго изгаляться и придумывать всякие ухищрения в рамках корпоративного законодательства, в рамках административной реформы, чтобы ограничить произвол чиновников, но если нет возможности прийти в суд и пожаловаться на чиновника, то мы серьезно девальвируем все наши телодвижения в других сферах.