131-й шаг к народу

В Волгоградской области реализуется Программа проведения административной реформы. Она была утверждена губернатором 18 мая 2006 г. - ровно два года назад. За это время область дважды выигрывала конкурсы Минрегионразвития, что позволило получить из федерального бюджета 5,6 млн руб. на внедрение механизмов управления по результатам в областных органах власти и применения норм международного стандарта ISO 9001 в Урюпинске. О том, куда движется административная реформа в регионе, «ДП» рассказал заместитель главы администрации области Александр ПЛОТНИКОВ.

«Систему пора менять»

- Александр Сергеевич, объём финансирования проектов в рамках административной реформы составил в 2006 году 124 млн руб., в 2007-м - 202 млн. Деньги есть. А что с кадрами?

- Так же, как везде. Недавно ездил в Астрахань на форум «Каспий», где одним из главных был этот вопрос. Проблема с кадрами очень острая - и с инженерными, и с рабочими. Программы развития экономики, которые мы себе написали, предполагали, что у нас люди будут стоять в очереди, чтобы поработать. Очередь есть, но не из тех людей, которые могут что-то делать. Хорошо хоть ума хватило не разрушить полностью систему профобразования, возможности для работы остались. И на их базе организовываем дополнительную подготовку станочников.

- Вам не кажется, что придётся ещё сократить количество вузов, чтобы не создавать у молодёжи иллюзию, будто стране нужно так много спецов с высшим образованием, и неважно каким? Ведь почти 100% волгоградских выпускников 2008 года намерены поступать в вузы.

- Так у нас и мест в вузах столько же, сколько выпускников. Я, может быть, в силу своего консерватизма считаю, что государство не должно передоверять систему образования кому бы то ни было. Должно быть жёсткое лицензирование. Вот пример из другой сферы. В области очень хорошо развита кредитная кооперация - лучше, чем в России. Раньше мы выдавали им лицензии, теперь эта норма отменена. Но мы их аккредитуем, и у тех кооперативов, которые состоят в реестре, 99% возврата средств, потому что выполняются правила кредитования и привлечения средств. Под строительный бум начали создаваться кооперативы под девизом «строим вместе», где обещают баснословные проценты. На какой-то момент эти проценты обоснованы: жильё за три года подорожало в пять раз, вложения в строительство действительно очень доходны. Но бум не вечен. И что дальше - пирамиды? Мы это проходили. И ведь народ, который отдаёт деньги не глядя, потом придёт сюда и будет предъявлять претензии - надо Плотникова в тюрьму посадить, потому что он, гад, разрешил нам отдавать жуликам деньги. Добросовестные кооперативы настаивают на госрегулировании, потому что боятся эффекта домино: если повалится один кооператив, люди бросятся вынимать деньги из всех, а финансовая структура гибнет сразу, как только начинается массовый отток средств. Инстинкт самосохранения подсказывает им, что госрегулирование необходимо для их же пользы. Вот и с кадрами то же самое.

В рамках административной реформы мы уже сделали немало. Это благое дело. И 131-й закон - благое дело: власть становится ближе к народу. Конечно, лучше, если в каждом хуторе есть полномочия и ресурсы решать местные проблемы. В рамках реформы мы работаем над созданием многофункциональных центров - МФЦ. Суть в том, чтобы все государственные и муниципальные услуги собрать по принципу одного окна. На опыте знаю, как это важно. Я построил дом, и вот с этого вице-губернаторского места оформлял его два месяца. Это просто отпад Система работает против людей. Обвинять того, кто сидит на каждом конкретном месте, невозможно: он требует то, что положено. А если он может сделать как-то по-другому, то здесь возникает, как любят повторять работники прокуратуры, коррупционное направление, и надо коррупционеров ловить. А на самом деле надо менять систему, которая из нормальных людей делает коррупционеров. Идея МФЦ в том, чтобы вы могли прийти в одно место со своей проблемой, вам скажут, какие документы потребуются, и назначат время, когда вы придёте за решением. Причём МФЦ должен быть на расстоянии пешего хода от гражданина. Прообраз такого МФЦ - это услуги по приватизации квартиры: платишь деньги - и вместо тебя бегают по инстанциям. Правда, это удлиняет очередь для всех остальных, что тоже неправильно. Но мы должны понимать: если хотим порядка - надо строить систему.

Сельсовет как идеал

И не надо ничего придумывать: идеал МФЦ - это сельсовет. Он делал всё: выделял землю, регистрировал куплю-продажу, собирал налоги, регистрировал браки, рождения и смерти, привозил дрова и уголь учителю И там работало три человека: председатель, секретарь и бухгалтер. Сейчас по 131-му закону налоговой базы на месте не хватит даже на зарплату главе поселения. Большой шаг вперёд то, что у поселения есть свой бюджет. Теперь нужно сделать так, чтобы этого бюджета хватало. Им достаются налог на недвижимость граждан и налог на землю. Но ни земля, ни строения не имеют государственной регистрации. Налоговая служба выписывает налоговые уведомления по спискам, которые составляются муниципалитетом, и эти уведомления в большинстве случаев нелегитимны.

И вот ещё что. Дом в хуторе стоит 50 тысяч рублей. Это 50 рублей налога. Как его заплатит моя мать, живущая в хуторе Даниловского района? Межрайонная налоговая инспекция выписывает налоговое уведомление и по почте отправляет моей матушке. В хуторе она заплатить не может, потому что там нет банка. Она сядет на автобус, заплатит 15 рублей в одну и 15 рублей в другую сторону, доедет до банка и заплатит. Она потратила 30 рублей, 50 заплатила, и эти 50 уехали в Даниловку. В Даниловке банк перечисляет их в казначейство, а оно снова в банк - на счёт поселения. Бухгалтер поселения из того самого хутора сядет в автобус, заплатит те же 30 рублей, получит деньги и отдаст их Сашке Спирину, который выроет нужную хутору канаву. По самым скромным подсчётам, чтобы собрать рубль налога, из других уровней бюджетов нужно потратить в пять раз больше.

Так давайте отдадим функции сбора налога в поселения, как это было в сельсовете. И установим кассовый лимит, чтобы они в банк их не возили. Собрали, отчитались, как положено, можно с помощью современной техники сделать удалённое рабочее место. И, конечно, нужно, чтобы налоги принимала почта. Идея создания Почта-банка - это моя давняя мечта, потому что это не просто удобство, а ещё и мобилизация средств. В хуторах самые богатые люди - это пенсионеры. И у них деньжат не так уж мало - примерно 5 миллиардов рублей в области ежегодно ложится под подушку или в банки, правда, стеклянные. Это же основа для криминала. Деньги на селе кредитуют, мягко говоря, не развитие экономики. В лучшем случае сосед у матери возьмёт на выпивку, а когда приходит срок платить, он сворует мешок дроблёнки и принесёт: на тебе, Трофимовна. А в худшем варианте... Все знают, кто когда пенсию получит, значит, можно потрясти и взять. 40% населения России не имеют доступа к банковским услугам. У нас в области меньше.

- Не намного.

- Процентов 30. Вот тема для банковского сообщества.

- Вы нарисовали хорошую картину сбора налогов в сельском поселении. Но как это реализовать с точки зрения закона?

- За сбор налогов в поселениях ответственны две службы: регистрационная, возглавляемая Владимиром Клейном, и налоговая, которой руководит Василий Фарион. И подходы у них разные. Вот я бы функции сбора налогов, регистрации имущества и его оценку отдал поселениям. Глава поселения пришёл бы к моей матери и спросил: не возражаешь, Трофимовна, если твой дом мы в 60 тысяч оценим? Не возражаешь - подпишись. Вот вам и акт оценки. Тут же ей налоговую квитанцию выдали, она заплатила, деньги положили в сейф, отчитались за них, и всё отлично. И дом её зарегистрировали там же, на месте. У нас же создали Кадастровую палату и Роснедвижимость. Несколько сот человек за год зарегистрировали лишь 15% недвижимости. А я считаю, что кадастровую систему нужно формировать снизу. Вы задайте себе вопрос: это чьи налоги? Налоги - поселения. Ни федерация, ни область, даже район к этим деньгам не имеют никакого отношения. Так зачем же из области строить систему учёта недвижимости, если это нужно только поселению? Конечно, было бы лучше, чтобы федеральный закон позволял налоговой службе и регистрационному управлению делегировать эти функции. Но и сейчас есть выход: принять человека к себе на четверть ставки. У Клейна сотрудники сидят в фонде ипотеки, в офисе банка «Возрождение» и так далее. Так он приближает услуги своего ведомства к гражданам. Почему же он может, а Фарион нет? Я считаю, что и жить, и законы трактовать надо по здравому смыслу.

Мы второй раз выиграли конкурс Минрегиона на административную реформу, получим небольшие деньжата, с удовольствием об этом говорим, но создание МФЦ в Волжском не решит проблем 1,3 млн взрослых жителей области. Более того: если МФЦ будет только один, он удлинит другие очереди: бумаги МФЦ будут двигаться быстрее за счёт того, что там есть регламенты прохождения документов. Но всё-таки, пусть медленно, мы движемся вперёд.

Дама с ведёрочком

- Вы говорите о системе. Но она у всех одна и та же. При этом один глава поселения работает и у него всё получается, а другой сидит и ноет.

- Нет. Система в стране работает против большинства. Есть гений организации - и есть система. Не дай бог, гений захворал - и всё рухнуло. Конечно, и в системе кто-то будет лучше, кто-то хуже. Но двигаться нужно всё-таки к людям. Не надо думать, что народ плохой, что люди ничего не смыслят. Платить только им нужно достойно. У нас принят закон о минимальной оплате труда, но с такими оговорками и вывертами То, что государство платит ниже прожиточного минимума, - это аморально. Но если бизнес не может платить два прожиточных минимума - такой бизнес вообще не нужен.

- А почему два-то?

- Работник должен не только сам прожить, но и замену себе вырастить. Владелец киоска ездит на «мерседесе», а в киоске у него за 2 тысячи рублей сидит дама с ведёрочком, куда она по нужде ходит. Не нужен такой бизнес. В самой свободной стране мира, в Америке, - минимальная оплата в час - 7,76 доллара в час. И всё свободно. Не можешь платить? Ну так и не нанимай. А нанял - плати.

- Да ладно вам, все же понимают, почему у предпринимателей «нет денег» на зарплату: налоги, в том числе и с зарплаты, высокие, а куда они идут? Какие услуги от государства я за свои налоги могу получить? У меня на машине наклейка «Где дороги? Я плачу налоги». Мне же на дороге всё время хочется кого-нибудь попросить: возьмите мою машинку на ручки, нам страшно. Медицина для меня платная, да и мало ли что ещё. И пенсии платят такие, что лучше бы мы родителям налоги напрямую отдавали, это как-то надёжнее. И дешевле, кстати.

- Совершенно верно. Да, тут, конечно, всегда нужно смотреть две стороны. Вот Китай, казалось, совершенно глупая страна. Но там за дорогу платишь дороге. Едешь - платишь. Не едешь - не платишь. И на эти деньги дорогу содержат. Или сельхозналог: у нас запутанная система, а там всё просто - 20% выращенной сельхозпродукции отдаёшь в два бюджета. Вырастил десять свиней - двух отдал и рассчитался. А реализация - уже не твоя проблема. Исключение - квоты на вывоз, там надо сначала пройти комиссию, которая посмотрит, чтобы продовольственная безопасность страны не страдала. Но там разрешают многое Я обратил внимание: ешь то головы, то ножки, а где тушки - не знаю. Но суть не в этом, а в том, что всё абсолютно просто: учесть - просто, скрыть - тяжело. А у нас - мама дорогая, как всё закручено.

Вот уж сколько лет пишу в Москву: отдайте НДС на территорию, возьмите себе налог на прибыль. Прибыль у нас формируют вертикально интегрированные компании, хозяева коих чаще всего сидят в Москве. Зачешется левая нога у олигарха, он скажет: ой, я переплатил. Как это было с «ЛУКОЙЛом» в позапрошлом году. Всё по закону - они доказали, что мы должны им вернуть в течение двух недель 600 млн рублей. И ладно бы в следующем бюджетном году, когда эти расходы можно учесть, - нет, давай сразу. А что такое НДС? Это налог с того, что мы тут сами производим своими ручками. Так вот если НДС будет у нас, мы максимально будем перерабатывать, уходя от сырьевой направленности. Это раз. Этот налог равномерно распределяется по территориям: где люди живут и работают, там и доходы. Ну, у нас в стране две свободы: свобода слова и свобода слуха. Ты можешь говорить, что угодно, а слушать тебя тоже не обязательно, захотим - послушаем, а нет - так нет. И всё-таки, хоть вот так: кап, кап, кап, кап, кап... А всё равно какой-то толк выйдет. В том числе и от административной реформы.

Анна СТЕПНОВА