А этот выпал из гнезда

Волгоградские выборы у многих оставили неприятный осадок: несмотря на то, что под черными технологиями каждый понимает свое, их по-любому было слишком много. Невысокую явку избирателей традиционно объясняют плохой погодой, но вообще-то можно заметить и то, что слабый интерес избирателей к голосованию связан с тем, что кандидаты не вызывали большого желания их обязательно поддержать. И не в том дело, что лицом не вышли. В течение всей выборной кампании «Деловое Поволжье» писало о том, что они не смогли предложить Волгограду ясного и вдохновляющего образа будущего, не нашли объединяющей горожан идеи. Идеи заменили деньгами.

И не друг, и не враг, а так

На «Волгоградском форуме» (интернет-СМИ) один из участников жалуется, что его обманули не заплатили за участие в митинге. Поднимается общий смех а, так вы за деньги митингуете? «А вы думаете за идею? отвечает он. Какая идея при таких кандидатах?..» Можно сказать не показательно. Но уж очень много разговоров о технологиях нелегальной работы с бюллетенями и ценах на голоса. Не хочет избиратель голосовать за свою элиту задаром. Но вместо того, чтобы думать о том, как преодолеть этот разрыв между собой и народом, элита думает: а не отменить ли выборы вообще? На ловца и зверь бежит. Сдала в «ДП» 18 статью «Репортаж с шарфом на шее», где писала о том, как пафосно и помпезно прошел в этом году День Победы, как кандидаты на волгоградских выборах соревнуются в том, кто громче других поздравит избирателей с праздником, а избирателя, похоже, это мало греет. И поехала в Москву. Вот с этими мыслями приезжаю на шестой ежегодный форум клуба региональной журналистики «Из первых уст», и утро понедельника начинается с выступления ведущего исследователя Московского Центра Карнеги Лилии Шевцовой. Она говорит о странностях в российско-американских отношениях. Антизападная риторика в речах высшего истеблишмента волшебным образом сочетается с тем, что президент России президента США называет своим другом. Есть у нее объяснение и тому, как В. Путин сопротивляется идеям о его третьем сроке: согласившись на такой сценарий, он окажется узником Кремля и заложником ближайшего окружения. А разве это жизнь? «Наша элита давно уже живет на Западе», говорит Л. Шевцова. Впрочем, население тоже. Когда нас спрашивают, друг или враг нам западный мир, россияне все чаще отвечают враг, но те же люди, если их спросить, где бы они стали жить, будь у них такой выбор, называют какую-нибудь европейскую страну или США. При этом мы перманентно ссоримся то с одним бывшим братским народом, то с другим. То с Украиной делили косу Тузла, то с Грузией готовились воевать, теперь вот Эстония... - Милитаризм и образ врага заменяют нам национальную идею, говорит Л. Шевцова. Но не для всех. Это национальная идея для народа, а не для элиты, которая свободно говорит на иностранных языках, держит деньги в оффшорах и швейцарских банках и покупает недвижимость по всему миру от Чехии до Новой Зеландии. Но различие между народом и элитой не только в уровне жизни. Оно еще и во взглядах на эту самую жизнь.

Чем дальше в лес, тем толще партизаны

«Левада-центр» проводит многолетнее исследование российских элит, о котором нам рассказал начальник отдела социально-политических исследований «Левада-центра» Борис Дубин. Опросы показывают, что российские элиты неоднородны по своим взглядам. Исполнительная власть иначе смотрит на вещи, нежели законодательная, частный бизнес сильно отличается от государственного. Это естественно. Логично и то, что внутри элиты есть несколько особых групп это предприниматели, руководители СМИ (особенно в регионах) и интеллектуалы. Они наиболее удалены от центра власти, центра принятия решений, поэтому их позиция по многим вопросам заметно отличается от взглядов элитных групп общества в целом. Эти различия ярко проявляются, когда элиты отвечают на вопрос, какой из вариантов развития России вы считаете наиболее привлекательным: европейский вариант модернизации, советский вариант, чилийский, медленная эволюция в сторону демократии при сильном государстве или особый российский путь, не похожий ни на один из названных. И уже этот вопрос выявляет особую группу высокопоставленные работники судов, прокуратур, высшие офицеры армии и МВД. Вот им точно с предпринимателями не по пути. Но более всего показательны ответы на вопрос, что движет представителями высшей федеральной власти сегодня, каков главный мотив их деятельности. Чем дальше от центра, тем чаще встречается ответ: любой ценой удержать власть, защитить достигнутое положение. Цель власти сама власть, и это признает элита. По мнению Бориса Дубина, это сильный механизм удержания власти в России, механизм сплочения и отделения себя от других, вот конструкция, которая удерживает власть в России сегодня. И ни элита, ни народ не собираются менять эту конструкцию, хотя и выражают недовольство ею: например, даже элиты не видят реформ, которые принесли бы положительные результаты. Впрочем, элиты довольны отменой выборов губернаторов. А все остальное было напрасно.

Плечом к плечу

Причины сплоченности элит кроются в том, что они сформированы, по выражению Б. Дубина, случайным образом. Классическое определение элиты это носители образцовых достижений в той или иной значимой для общества сфере деятельности, сотрудничающие с обществом и имеющие общественные цели. То есть социальная стратификация построена на выдвижении и воспроизводстве элит, а не власти. Такая элита нуждается в общественном подтверждении, без этого она просто перестает существовать. Совсем не то в России. Наша элита определяется не по функциям, способам формирования и т. д., а по месту то есть по степени близости к власти. Потому и нет у нас моральных авторитетов, духовных, нравственных лидеров. Сложившаяся система кажется представителям элиты вполне устойчивой. «Она стабильна в своей нестабильности», говорит Б. Дубин. Несмотря на то, что и элита, и население не видят общественной поддержки у президента (по общему мнению, он опирается преимущественно на ближайших чиновников в своем окружении и на силовиков), достаточно многие представители элиты готовы голосовать за того, на кого укажет В. Путин: в народе таких покладистых около 36%, а в элите 48%. Стабильность у нас на самом деле своеобразная. Стоит человеку выпасть из обоймы, и жизнь закончена. Кто бы мог подумать, глядя на Михаила Касьянова, которого под белы рученьки волокут к милицейскому воронку, что этот человек совсем недавно был премьер-министром великой державы? Вот он, главный итог маршей несогласных: элите наглядно показали, что бывает с теми, кто выпал из обоймы. Считается, что чем ниже человек сидит, тем прочнее его положение. Это верно. На «пост» дровосека или доярки конкуренция невелика. Но верно и обратное: чем выше, тем прочнее. Закрытость элиты это ответ на вопрос, почему в Волгограде при всем богатстве выбора кандидатов на пост мэра (17 говорят, это рекорд даже для России) разнообразия в идеях и программах нет, почему предприниматели не выдвинут наконец своего кандидата, хотя и собираются много лет. В прошлом номере мы цитировали заместителя руководителя ЦИК партии «Единая Россия» Юрия Олейникова, который сказал, что на этих выборах фавориты предвыборной гонки имеют самое прямое отношение к этой партии, а их программы соответствуют идеологическим принципам «Единой России». Других сюда не пускают. Поэтому смена власти в нашей стране происходит только в результате конфликта в правящих группировках. Где-то на середине мэрской кампании в Волгограде создалось впечатление, что у выборов появилась наконец повестка дня. Кандидаты начали бурно спорить о принципах застройки города. И это вызвало интерес горожан. Собственно, проблема назрела: развитие города требует развития инженерных сетей, и это понимают самые простые горожане. Тот из кандидатов, который сумел бы предложить внятную систему работы с землей, инвестирования коммуникаций, удешевления городского строительства, уж точно привлек бы внимание если не большинства горожан, то наиболее активной их части той, что умеет зарабатывать и считать деньги, а потому не без оснований планирует свое будущее. Проблески интереса к этому общественному слою мелькнули и исчезли. Все утонуло в стандартных обещаниях «работать и работать». В общем, выборы прошли нормально. Только кандидатам все время мешали избиратели. А так все отлично.

Анна СТЕПНОВА