Для кого дело копеечное?

С выводом об отсутствии альтернативы либеральному пути развития, сделанным в статье «Копеечное дело», («ДП» 16) трудно не согласиться. А вот насчет того, что «дело пока идет в противоположном направлении», есть несколько замечаний.

Если отвечать на вынесенный в заголовок вопрос с позиций Мин- фина, то так оно, наверное, и есть. Доля малого бизнеса не очень заметна в ВВП страны. Заботясь о глобальном повышении конкурентоспособности, ставку на малый бизнес делать, пожалуй, рано. Ведь малый бизнес в нынешнем виде фактически перераспределяет в своей среде то, что приносят в регион другие, работающие на российском и мировом рынках. Очень просто: работник, к примеру, абразивного завода, получив зарплату из выручки за проданный за рубежом порошок, часть ее тратит на товары, работы и услуги местных предпринимателей. Не продав что-то за пределы любого поселения или региона, не на что делать покупки внутри него.

Видимо, зарубежные предприниматели раньше нас осознали эту фундаментальную закономерность, коль российские рынки заполнены товарами таких далеких отсюда китайских и турецких производителей. Мне привелось участвовать в переговорах, на которых итальянская компания численностью около 40 человек (по-нашему малое предприятие) искала возможность пробиться со своей продукцией на отечественный рынок. Можно ли найти в Волгоградской области хоть одну подобную компанию с соответствующим уровнем развития, амбициями и устремлениями?

С другой стороны, не думаю, что найдутся предприниматели, которые согласятся назвать свое дело копеечным. В нем их труд и надежды. Проблема в уровне, на который малый бизнес в состоянии подняться, чтобы участвовать в повышении конкурентоспособности страны.

Увы, «голландская болезнь», видимо, относится к категории заразных. Заболела не только власть, болеет все общество. Многим хочется потратить НЕЗАРАБОТАННЫЕ деньги. А с больного какой спрос? Лечиться надо. Судя по прогнозам правительства, лечиться придется долго, да и лекарства не всем нравятся.

Анатолий КОНДРУС.