Мэр и медведи

В дни майских праздников в Волгограде произошло много важных событий. Сценарий, который «Деловое Поволжье» описало в статье «Пятый элемент» («ДП» 13), отчасти реализовался. «Единая Россия», как мы и прогнозировали, выступила арбитром политического кризиса. Выступила неудачно. Но неудача прибавила ей рейтинга. Итоги политической весны в Волгограде подводят журналист, политолог и политконсультант Андрей СЕРЕНКО и главный редактор «ДП» Анна СТЕПНОВА.

Власть выпала из рук

Анна Степнова: Итак, 21 апреля глава администрации Волгограда Евгений Ищенко и лидер единороссов Олег Керсанов объявили о том, что партия берет мэрию под опеку, посылая на ее укрепление свои кадры и готовя антикризисную программу. Потом Евгений Ищенко передумал, решив, что партийному «смотрящему» С. Клевцову нужно быть не единственным, а одним из трех первых вице-мэров, и замещать мэра в его отсутствие будет по-прежнему Р. Херианов. 1 мая О. Керсанов и Е. Ищенко провели очередной семичасовой раунд переговоров, а 2 мая президиум политсовета «ЕР» исключил мэра из партии. Причины этого решения изложены на пресс-конференции (о ней на стр. 6). Е. Ищенко обратился за поддержкой к депутатам городской думы, входящим во фракцию «ЕР». Однако фракция ему отказала, и Б. Грызлов, которого ждали в Волгограде 9 мая, не приехал. Из мэрии уволен вице-мэр К. Калачев один из «архитекторов» партийного проекта. Е. Ищенко публично обвинил его в подрыве репутации администрации, а кулуарно в заговоре, направленном на то, чтобы подсунуть в мэрию преемника. В минувшую пятницу политсовет региональной парторганизации окончательно исключил мэра из партии. Такова внешняя канва событий.

Андрей Серенко: А по сути волгоградская политическая система переживает кризис, к которому не готова, и в результате столь сильного внешнего воздействия может просто рассыпаться. И второе «Единая Россия» сыграла в этом кризисе более тонко, чем можно было ожидать, и из инструмента превратилась в игрока.

То есть из объекта политики стала ее субъектом.

Жесткой позицией по отношению к мэру она показала, что стала самостоятельной силой. И остальные субъекты на нее не влияют. А вот администрация Волгограда эти качества теряет ураганными темпами. Отставки и аресты снижают влияние мэра. Его рейтинг равен рейтингу экс-мэра Чехова, от которого за 13 лет правления все устали и который уже два года сидит в тени. Кончиться это может параличом городской власти. Ведь процесс-то не затухает.

Однако возглавлявший совет директоров АО «Волгоградские коммунальные системы» Д. Синюков, арестованный в апреле, на свободе. Видимо, очень хорошо сотрудничал со следствием. В новостях информагентств, построенных на сливе из облпрокуратуры, его уже не называют руководителем коммунальных компаний он там как один из руководителей банка, через который проходили их деньги. Предъявлено обвинение директору ВгКС, но не тому, с кем почти у каждой компании города есть договор на сетевое обслуживание, это неизвестно кто Р. Васильев. Отпустили и руководителя городского департамента финансов Л. Пикмана. Похоже, что все пошло на спад.

Уголовное дело неизбежно трансформируется в политическое. Но что дальше? Городская администрация теряет свойства политического субъекта, а кто вместо нее? Вариантов два. Мэр может невероятным усилием воли перехватить политическую инициативу.

Пока для рассмотрения такого сценария оснований нет.

Второй вариант внешнее управление, которое может пойти из трех источников: или распоряжение губернатора, или партийное правление, или проект силовиков, которые и спровоцировали кризис.

Первый путь не имеет законных оснований. Хотя депутат Госдумы В. Галушкин так часто по ТВ рассказывал о готовящемся законопроекте на этот счет, что кассирши в супермаркетах ждут в Волгограде внешнего управляющего. Но это нереально. А вот силовики активно влияют на политику. Слив информации о фигурантах уголовных дел идет по грани фола. Лидер фракции «ЕР» в облдуме В. Шестаков говорит о должностном преступлении: есть основания предъявляйте обвинение, нет не называйте имен.

Утечки это разрушение системы. А кто восстановит руины? Для политической игры нужен определенный джентльменский набор, а его у силовиков нет.

Можно влиять через кого-то. Например, поддержать губернатора в его усилиях навязать городу свои правила.

Губернатор сам недостаточно легитимен для того, чтобы брать на себя город. Его рейтинг в Волгограде высок, но он не переназначен президентом. Не думаю, что Москва позволит назначать главу миллионного города человеку, который сам эту процедуру не прошел. Тем более что он, хоть уже и не коммунист, еще не единоросс, и в его администрации нет членов «ЕР», только сторонники. «Единая Россия» вправе говорить от имени Кремля, а губернатор нет. Через него Кремль может привести своего человека, но это не будет человек губернатора.

Особый проект для города

Кроме «Единой России», управлять городом некому.

Как ни странно да. Это партия с особым политическим статусом и самая популярная в Волгограде. По рейтингу она опережает КПРФ и ЛДПР, вместе взятые.

Да, почти четверть горожан одобряют участие партии в управлении городом, значит, разрыв Е. Ищенко с «ЕдРом» вредит ему и поднимает рейтинг партии. Хотя, казалось бы, у Олега Керсанова ситуация была патовая. Когда Е. Ищенко отказался от альянса, всюду выходил клин: и прощать кидалово нельзя, и не прощать это значит признать, что тебя кинули. Однако эту больше психологическую, чем политическую проблему О. Керсанов решил.

И уберег парторганизацию. Ведь всегда была угроза раскола на городскую и областную части, и это было оружием в руках мэрии. И если они сохранят единство, предложив автономный от мэра проект выхода города из кризиса, заручатся поддержкой губернатора или силовиков, значит, смогут ввести внешнее управление в Волгограде. Важно, чтобы «ЕР» не просто предложила схему расстановки вице-мэров, но и принесла важные для горожан проекты. Например, занялась «Доступным жильем», тем более что 60% горожан недовольны его ходом. Тогда «ЕР» выйдет на новые электоральные перспективы.

Наши разговоры сводятся к одному: нужен большой проект. И в этот раз он есть. Это один из самых трудных и перспективных нацпроектов. Но если выделенные на него деньги пойдут не на спекуляцию жильем и землей, а в развитие индустрии, город перемену ощутит. Но пока готовность им заниматься не просматривается. У «ЕР» в планах обычные мероприятия раздача школьных ранцев, акция «Брось курить ты нужен России» и так далее. Вот разве что на уровне частного бизнеса членов партии Их бизнес-интересы могут сыграть на общую пользу.

Мы не знаем, сумеет ли «ЕР» развить свои преимущества. Но на этот день в середине мая 2006 года у них есть уникальная возможность. Еще месяц назад я не рассчитывал на них всерьез.

А ведь внешнего управления Е. Ищенко не допустит.

У «Единой России» есть методы воздействия. В первоначальном проекте решения президиума об его исключении было требование к мэру уйти, а если откажется начать сбор подписей за отставку. Они смягчили позицию, но к ней можно вернуться. И эти подписи понесут не Евгению Петровичу. «ЕР» наверняка согласует с Москвой сбор подписей, как согласовала его исключение. Региональные лидеры, которые не слушали советов свыше, заканчивали плохо.

Маленький атомный взрыв

Но Москва не готова принимать решений по Волгограду. Весь апрель ждали партийное руководство не приехали, и в мае нет.

Я уверен, что если волгоградские единороссы ведут себя так твердо это не просто так. Ищенко может приглашать из Москвы именитых адвокатов, но политический кризис нельзя решить юридическими методами. На мой взгляд, он не понимает, что кризис политический. Мэрия превращается в бункер. Но отсидеться нельзя. Танки уже в городе.

Игра на той доске, которая навязана Ищенко, обречена на поражение. Согласно заветам великого политического деятеля Кирсана Илюмжинова если ты проигрываешь партию на одной доске, побеждай на другой. Альянс с «Единой Россией» это для Ищенко был шанс сыграть на другой доске, что ему грамотные люди и объясняли. Но он расценил это как заговор. Заговор же нужно искать в другой стороне там, где ему говорят, что все в шоколаде, прорвемся.

Я думаю, альянс Ищенко с единороссами это был его здравый смысл и политический расчет. А отказ это работа окружения. В администрации есть группа людей, у которых нет будущего без этого мэра, и нет будущего, если мэр будет в союзе с кем-то еще. Идет борьба за влияние на шефа, тем более, что он склонен очень сильно доверять тем, кому доверяет.

Мне кажется большой ошибкой зависание проектов мэрии. Начиная от акции «Видеологии» на Мамаевом кургане (упустили шанс устроить необычное зрелище) и до общественной организации «Новые люди», которую в администрации президента рассматривают как конкурента «Нашим». Уж это мэрии никак нельзя выпускать из рук.

Можно добавить и зависание некоторых медийных проектов. Ошибки легко просчитываются. Меня поражает, почему математик по образованию этого не делает.

Но я хочу заметить: его вхождение в регион сопровождалось меньшими потрясениями, чем сопровождается даже не уход, а расшатывание позиций.

Так в том-то и дело замены нет. Соискатели поста мэра обивают пороги в Москве, доказывая, что есть, но, видимо, неубедительно. Нет политиков с рейтингами, которые могли бы объединить разрозненные интересы. Много хороших да милого нет.

Утрата политической субъектности администрацией Ищенко это маленький атомный взрыв. Воронку заполнять нечем.

Это его шанс.

Конечно. Вариантов не так уж мало. Ситуация не фатальная. Кризис это выход на новую ступень. Месяц назад «Единая Россия» была всего лишь инструментом, а сегодня игрок с хорошими перспективами. Бери пример, кто мешает?

А я бы добавила, что губернатор должен благодарить мэра, а не призывать его застрелиться, как на прошлой неделе. Если бы не он, единороссы уже занялись бы областной властью. Керсанов об этом прозрачно намекал 21 апреля. Так что Ищенко, можно сказать, лег грудью на чужую амбразуру.

Андрей СЕРЕНКО, политолог и политконсультант; Анна СТЕПНОВА, главный редактор «ДП»