Не вписались...

Продолжая серию интервью, «ДП» предоставляет слово руководителю творческой мастерской Волгоградского архитектурно-строительного университета Виктору ТИХОНОВУ, наставнику многих волгоградских архитекторов. Читателям «ДП» он рассказывает о застройке центральной части Ворошиловского района, - одного из немногих в Волгограде мест, где сохранился масштаб и структура старого Царицына.

- Это был так называемый новый город, в котором жили царицынские купцы. Их особняки в наибольшей степени сохранились именно здесь. До сих пор фрагментарно сохранился и подземный город, о котором остались предания. У царицынской архитектуры того времени есть ощущение внимания к человеку, у неё есть детали, которые можно рассматривать. Это - отработанная десятилетиями высокая культура работы с формой и материалом, которой нет у современных зодчих. Центр Ворошиловского района до сих пор имеет лицо, в нём просматриваются разные культурные слои, правда, уже с трудом. Эти культурные слои надо сохранять и грамотно вписывать в развивающийся город. На практике получается, что новая архитектура груба не только по структуре и форме. Она имеет вид временных сооружений и пошлый привкус в культурном отношении. Распространение получил штучный подход архитекторов, когда они не видят дальше границ отведённого земельного участка. Главная задача инвестора - снять максимум денег с квадратного метра. Главная задача архитектора - преуспеть в максимальном удовлетворении запросов заказчика.

Одним из примеров подобного подхода может служить варварская реконструкция Ворошиловского торгового центра, которая привела к утрате архитектурного ансамбля, спроектированного в середине прошлого века архитектором Александром Савченко. Савченко корректно вошёл в существовавшую среду послевоенной застройки и показал, как, используя средства современной архитектуры, выстраивается гуманная городская среда. Ансамбль Ворошиловского торгового центра, Дома быта, Ворошиловского рынка был одним из его бесспорных творческих достижений. Каждый элемент этого ансамбля мог считаться спорным, скучным, но вместе они создавали систему. И вид этой системы я бы сравнил с тем, как одевается француженка. Она одевается модно, но никогда не использует модные вещи. Теперь эта территория является иллюстрацией варварства инвесторов и беспринципности архитекторов. Вместо архитектурного ансамбля городского значения мы имеем просто кучу строительного материала, кучу бетона, которая не обладает никакими архитектурными достоинствами. Напротив этой площади ещё один образчик кича - здание «Киномакса». Автор его анонимен, архитекторы менялись несколько раз. Подобная «скромность» - показатель того, что архитекторы понимали, что проектируют временный, неправильный объект. Народное название здания - «Климакс» - отражает характер получившегося творения. Оно выглядит как незаконченное сооружение, как временный объект, и при этом нарушает ансамбль площади - масштабным строем, формой, цветом, посадкой. Горожане так к нему и относятся - терпят, но не принимают.

Построенное лет десять назад в центре Ворошиловского района здание Центра занятости интересно тем, как опытнейший волгоградский архитектор Владимир Минкин решил сложную творческую задачу имеющимися у него на тот момент средствами. Высотное здание, вписанное между двумя памятниками архитектуры, в народе именуемое «Сапог», как минимум выполнено системно. Архитектор, чтобы выдать заказчику требуемые квадратные метры, был вынужден уйти вглубь, на ул. Ковровскую, и за это его ругали. Но облик здания, его фасад выполнены грамотно, хотя архитектурные приёмы были взяты из прошлого.

А ресторанный комплекс «Княгининский двор» и армянское представительство - это примеры антиархитектуры. Авторы проектов с блеском продемонстрировали профессиональную беспомощность. Здания своими габаритами, размещением, архитектурой, подбором строительных материалов навсегда разрушили масштаб и историческую привлекательность среды улицы Академической. Связь старых и новых форм амбициозна, но беспомощна. Это, прежде всего, явилось результатом низкой профессиональной культуры. Если мы восстанавливаем старое здание, то необходимо быть честным, а не имитировать старину.

Неподалеку ещё один подобный образец - торговая галерея «Всё для тебя» (архитектор Владимир Абросимов). Этот объект не мог получиться по определению, потому что изначально концепция его возникновения абсурдна. Зачем было строить ещё один торговый центр рядом с уже имеющимся? При проектировании абсурд продолжился. Торговый зал разместили на втором этаже, склады - на первом. Крышу выполнили из синего стекла, которое всех посетителей делает мертвецами. Настоящая комната ужасов. Автор вольно интерпретирует классику, но использованные классические детали грубы и несоразмерны между собой, соотносятся случайным образом. Ордерная система, которая выполняется из мрамора, сделана из металла. И эта замена видна не только глазу профессионала. В итоге мы получили яркий пример кича, который к культуре не имеет никакого отношения, потому что кич - это смерть культуры.

Справедливости ради следует сказать о том, что обезличенный подход без должного уважения к архитектуре прошлого появился не вдруг. В 50-е годы ХХ в. архитекторы, получившие архитектурное образование в столичных вузах, решили, что царицынское наследие не имеет культурной ценности, мол, это не классика, а региональный мусор. В центре города старая застройка была спрятана внутри кварталов за домами-ширмами и была обречена на разрушение и снос. Сегодня, наконец, появляется понимание, что любое наследие ценно, и задача архитектора - транслировать созданные предыдущими поколениями культурные ценности в будущее. У архитекторов появилась долгожданная возможность заниматься индивидуальным проектированием, но они в большей массе оказались к этому не готовы. То, что я сегодня вижу в городе, вынуждает меня ходить, опустив глаза в тротуар.