Копеечное дело

Идея сделать Россию энергетической сверхдержавой хороша «на экспорт»: политические преференции следствие грамотного использования газового и нефтяного рычага. Однако для внутреннего употребления идея не годится. Почему об этом в своей статье размышляет волгоградский предприниматель.

Малый бизнес это люди, а не сырье

Есть государственная политика в развитии среднего и малого бизнеса или нет? Речь не о заверениях в необходимости поддержки, а о реальных шагах. Ее нет, и тому есть объяснение. Поставки нефти и газа составляют более 70% российского экспорта. Доходы от экспорта природных ресурсов, казалось бы, должны формировать богатства нации. Между тем, опыт стран, специализирующихся на сырьевом экспорте, чаще всего доказывает противоположное. Упор на использование природных ресурсов оказывает, как правило, негативное влияние на развитие экономики и носит название «проклятия природных ресурсов» или «голландской болезни». В ряде публикаций смысл термина сводится к неспособности сырьевых стран создать конкурентоспособную промышленность.

В условиях высоких доходов от экспорта ресурсов госорганы принимают неадекватные решения. Так, если взять отношение к малому и среднему бизнесу, то вся методология подхода, особенно в последнее время, сводилась к методике добывания природных ресурсов максимальное выжимание дохода при минимуме средств, вкладываемых в развитие и обновление производственных мощностей, разведку новых месторождений, и варварский подход к освоению уже имеющихся. На фоне сверхдоходов от продажи нефти, сам малый бизнес просто неинтересен. То, что в самом начале кооперативного движения при цене $9 за баррель налоги составляли порядка 5% от прибыли, сегодня кажется просто раем. К доказательству вышесказанного можно отнести решения, принимаемые нашей властью в последние два года.

Единый налог превратился в удавку

Первый пример введение режимов специального налогообложения в виде ЕНВД (единый налог на вмененный доход). Предполагался как режим упрощенного налогообложения на небольшой промежуток времени становления налоговой системы. Но прошло уже 6 лет, а изменений не предвидится. ЕНВД превратился в удавку. Так при обложении некоторых видов деятельности не учитываются факторы местоположения, доходности и другие специфических, берется только установленная на федеральном уровне базовая доходность. Отказаться или перейти на другую систему налогообложения невозможно. Ссылка на то, что при данной базовой доходности данное предприятие в данном месте убыточно, но могло бы работать при переходе, скажем, на общий режим налогообложения, в расчет не принимается. При этом ежегодно применяется повышающий коэффициент-дефлятор от 11 до 13% (чего нет при других режимах). С 1 января 2005 года еще и повышена базовая доходность, что привело к поднятию налога на 50%.

Минфин лукаво заявляет о том, что регионы могут снизить налоги за свой счет, но финансовая продразверстка в пользу центра не позволяет этого сделать, т. к. бюджеты областей больше нечем наполнять. Политика обирания центром регионов налицо из 89 регионов России только 10 доноры (у которых еще что-то остается), остальные же дотационные. Непонятно, чем руководствовались авторы этой меры, ведь малый бизнес и так влачит жалкое существование. К примеру, в Волгоградской области на 1 января 2005 года 30% малых предприятий не прошли перерегистрацию. То есть закрылись или ушли в тень. Налоги на сферу быта за период с 2000 по 2005 год увеличились от трех до пяти раз. Если в крупных городах предпринимательство еще живет, то в сельской местности кроме торговли остальные виды просто уничтожены.

За последние только три года вал отчетности у плательщиков ЕНВД вырос в 4 раза с четырех листов до 20. Надо обладать минимальными бухгалтерскими навыками, а они не у каждого предпринимателя есть. Или нанимать бухгалтера, а это снова затраты. Мелкие предприниматели, у кого нет денег на наемного бухгалтера, лакомый кусок для налоговых инспекций: тут и штрафы, и пени и, соответственно, дополнительные поступления в бюджет, что начальством очень даже поощряется.

Минфин пообещал улучшить налоговое администрирование, но сделал это по-своему. К примеру, камеральная проверка станет почти непрерывной, поскольку налогоплательщик будет обязан в течение 10 дней отвечать на любой запрос налоговой инспекции, прилагая выписки из бухгалтерских регистров. Очередным шагом, призванным, по мнению законодателей, повысить собираемость налогов и профицит бюджета, стал недавно подписанный президентом закон, согласно которому налоговые органы получают право взимать небольшие штрафы без суда. Закон вступил в силу с 1 января 2006 года. Теперь налоговики могут штрафовать индивидуальных предпринимателей на сумму до 5 тыс. рублей и до 50 тыс. рублей юридических лиц. Руководило народными избранниками желание избавить арбитражных судей от «копеечных» дел. Кстати, в налоговой те же дела принято называть «сторублевыми». Но предприниматели часто выигрывают дело в суде по принудительному взысканию налогов и штрафов. Поэтому число судебных разбирательств может возрасти, а не уменьшиться. Вот и еще одна проблема.

Монопольное лобби

За последние пять лет ставки аренды муниципального имущества, оплата за коммунальные услуги, электричество, газ, тарифы на железнодорожные перевозки и услуги различных государственных и иных монопольных структур поднялись в разы. Можно ли противостоять этому? Нет. Тем более, что эти решения лоббируются на самом высоком уровне и обретают силу закона. Антимонопольная служба советует предпринимателям судиться с монополистами, что практически неосуществимо.

Один из ярких примеров повальное внедрение контрольно-кассовых машин с ЭКЛЗ (электронная кассовая лента защищенная). Это сразу выдвинуло производителей ЭКЛЗ в ряд монополистов; ведь осуществлять расчеты можно только при наличии ККМ с ЭКЛЗ, которые производит только небольшой ряд производителей. Даже ребенок понимает, что это нововведение было пролоббировано (читай куплено) за деньги и отменить его практически невозможно. Хотя и пытаются сейчас сделать послабление для плательщиков ЕНВД, для которых применение ЭКЛЗ это полный абсурд. Ведь плательщики ЕНВД при расчете налога используют физические показатели (численность работников, площадь торговых залов и т. д.), что никак не связано с применением ККМ, им достаточно бланков строгой отчетности или ККМ с фискальной памятью. Кассовые аппараты с ЭКЛЗ надо применять только на предприятиях, находящихся на упрощенной или общей системе налогообложения, где учитывается доход как фактор налогообложения. И как следствие цена на кассовые машины подскочила с 3,5 тыс. руб. до 14 тыс.

Последний пример из этой серии закон 102-ФЗ «О внесении изменений в ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции». Частных предпринимателей исключили из алкогольного рынка. Небольшие розничные торговые точки и магазины «шаговой доступности» без алкоголя станут нерентабельны. Разобравшись с уставным капиталом, регистрацией и постановкой на учет в налоговой, новоявленным ООО предстоит перерегистрировать ККТ и переоформить кучу разных документов: заключения СЭС и Госпожнадзора, договор аренды, коммунальные договора и т. д. Закон уничтожит не только весомую часть малого бизнеса в городах, где торговля составляет до 70% всего бизнеса, а его львиную часть индивидуальные предприниматели, но и последние крохи предпринимательства на селе. Крупные сетевики не пойдут в села. Следствие дополнительная деградация сел, махровый расцвет самогоноварения и торговля левым алкоголем.

Двойная приватизация

Принятый в 2001 году федеральный закон «О приватизации государственного и муниципального имущества» предусматривает отчуждение имущества, сдаваемого муниципальными властями в аренду субъектам малого и среднего бизнеса. Это положение соответствует рыночному принципу разделения собственности в демократическом государстве. Однако порядок отчуждения этой собственности, продиктованный действующим законодательством, не учитывает особенностей малого бизнеса и наносит сокрушительный удар по этому сектору экономики.

Отчуждение государственного и муниципального имущества, в том числе недвижимости, может производиться только по закону о приватизации. Их арендаторы вправе участвовать в аукционах на общих основаниях, без преимущественного права выкупа. Не учитывается, что изначально многие эти помещения были непригодны для хозяйственной деятельности, находились в аварийном состоянии. Предприниматели сделали их привлекательными, отремонтировали, перестроили инженерные коммуникации. На торги выставляются не помещения, а готовый бизнес магазины, кафе, аптеки, предприятия связи и объекты общественного питания. Предпринимателям предлагают во второй раз вложить деньги в то же самое имущество.

Можно долго перечислять болевые точки. Вывод будет неутешительный: отсутствие либеральной направленности в экономике на фоне борьбы группировок в правительстве и отсутствие стратегии развития экономики. Помните споры Фрадкова с Грефом и Кудриным, показанные на всю страну? Это был не спор единомышленников, а спор людей с разными концептуальными подходами. Тут не то, что справиться с «голландской болезнью», в удвоении ВВП и то не все уверены. Хотя Индия показала пятикратный рост ВВП, а наш сосед Китай девятикратный!

Власть произвольно устанавливает правила игры и произвольно их меняет. Странный получается футбол: бизнес перехватил мяч, добежал до ворот соперника и тут объявляют, что правила изменились, теперь надо забивать в другие ворота. Под произвол подводится теоретическая база: функция государства устанавливать правила игры в экономике. Хотя правила игры в нормальной экономике складываются из опыта общения самих игроков, в числе которых и производители, и потребители, и государство. Госорганы только формализуют в законах результат сложившихся договоренностей. Все иное не из той системы, которую называют демократической.

Чем меньше государство вмешивается в экономику, тем меньше возможности паразитирования на этом вмешательстве, а вероятность успеха экономики выше. Вашингтонская исследовательская организация Фонд «Наследие» доказала: последовательное расширение экономических свобод, в том числе сокращение государственного вмешательства в экономику, что характерно для наиболее развитых стран, обеспечивает самые быстрые темпы экономического роста. Те страны, которые останавливают продвижение к экономической свободе, сталкиваются с падением темпов роста. Такие выводы сделаны в докладе «Индекс экономической свободы на 2004 год», опубликованном Фондом совместно с газетой «Wall Street Journal». Многие правительства учли результаты этих исследований, публикуемые с 1995 года, то есть расширили свободы.

И у России нет альтернативы. Но пока дело идет в противоположном направлении

Игорь Комлев,

исполнительный директор Волгоградского областного отделения ВОО «Опора России»