Анимашки в пилотках

На визитке у Владимира Васина написано - гражданин Российской Федерации. Но это не единственный его статус. Он руководит общественной организацией «Новые люди», а в дни празднований Дня Победы в Волгограде горожане видели его в роли патрульного капитана Советской армии. Значительная часть праздничных событий не только происходила с его участием, но и была им организована. Причём это были события для всех: любой мог получить в подарок пилотку, сфотографироваться с военным «ЗИСом» или заглянуть в блиндаж времён Великой Отечественной... Команде Васина удалось создать в Волгограде атмосферу праздника 40-х: красноармейцы и девушки в целомудренных платьицах радовали и ветеранов, и тех, кто видел это только в кино. О том, как и, главное, зачем всё это было сделано, Владимир ВАСИН рассказал «Деловому Поволжью».

Идейная команда

- Владимир Алексеевич, прежде всего - кто ваша команда? Кто эти чудесные красноармейцы, эти милые девушки? Откуда все эти идеи?

- Началось с того, что в перечне мероприятий, которые предложили администрации города и области к празднику, я не увидел ничего интересного. Мероприятия без энергии, без ярких символов. Я пришёл со своими предложениями к вице-губернатору Сергею Ильину, он очень живо отнёсся к ним. Первое - это то, что у каждого из нас должен быть свой символ, с которым можно жить. Георгиевская ленточка - это хорошо, но слишком современно. Я предложил сделать символом праздника солдатскую пилотку. Это дороже, чем ленточка, пилотка стоила 75 рублей, но зато она будет работать несколько лет, на будущий год можно достать прошлогоднюю. Ильин добавил несколько идей, например, одеть девушек-регулировщиц в военную форму. Форму им шил наш штаб, логистику тоже отрабатывали мы. Идея могла бы быть ещё интереснее, если бы сами девушки не стояли столбом. Разве что на пересечении Аллеи Героев и Советской - молодец и умница - поработала всерьёз. Проект «Комендантский патруль» - тоже идея Ильина. Потом я встретился с Еленой Пич, собственным корреспондентом Первого канала. Показал план мероприятий и спросил, будет ли это интересно. Журналист - проводник информации, он лучше кого бы то ни было понимает, что интересно, а что нет. Лучше журналистов нет экспертов в таких вопросах. Елена не только оценила наши проекты, но и сама накидала несколько идей, например, блиндаж и окоп - это её. Она сказала, что людям не хватает такого, что позволяет прожить, прочувствовать какую-то ситуацию. Часть креатива - от актива общественной организации «Новые люди». Основу нашего штаба составил актив «Новых людей». Много помогал областной комитет по культуре, особенно в решении бумажных вопросов. Были и проколы, как с землянкой, за которую меня оштрафовала Росохранкультура: но это был прокол конкретного чиновника, который вовремя не передал нужную бумагу. Комитет помог в получении разрешений на проезд наших машин: только 9 мая мы распространили 20 тысяч пилоток, это примерно 80 мешков вроде сахарных. Комитет нам помог и с людьми: большая часть аниматоров, работавших в форме, - студенты института культуры.

- Жильцы дома 2 по Аллее Героев просили передать их восхищение работой ваших аниматоров, которые плясали и пели несколько часов кряду: как их только хватило...

- Они молодцы, но в следующий раз учтём, что очень трудно одной бригаде работать целый день. И охват должен быть больше. В этом году нам удалось зажечь в Краснооктябрьском районе и в центре. Но ведь есть и область, а туда мы вообще не дошли. Всего 6 тысяч пилоток отдали в село, это почти ничего. Но 100 тысяч ленточек распространили только мы, это уже неплохо. И, конечно, с прессой нужно было работать активнее, хотя я номер мобильного вывесил в своём «живом журнале», чтобы журналисты могли меня найти.

Чиновники с душой и без

- Сколько человек было в команде?

- Вместе с сотрудницами ГИБДД и клубом «Пехотинец», - около 150.

- Регулировщицы получали зарплату, а остальные?

- Предприниматель Вера Агафонова работала у нашего штаба на подряде, вела юридические, организационные вопросы. А клуб «Пехотинец» работал за идею. Клуб бедный на самом деле, потому что живёт на свои средства. В России это редкость, мне даже обидно за Волгоград, что их у нас не поддерживают. Поэтому всё, что мы закупили для праздника, - форму, макеты оружия, - мы передаём им на баланс, у них это всё будет работать. Это тоже своего рода оплата.

- Как горожане на вас реагировали?

- Даже более бурно, чем я рассчитывал. Звонит мне журналист, говорит, не может найти наш «ЗИС» с пушкой. Ну как же, он на Аллее Героев стоит. Не вижу. А что видите? Толпу вижу. Так вот он там, в толпе, его облепили так, что машины не видно. У нас был проект «Распишись на стене рейхстага» - сделай то, что сделал твой предок, оставь свой след, вырази свои чувства. Баннер на Аллее Героев исписали за 10 минут. 20 маркеров мгновенно кончились, за полчаса три огромных баннера были исписаны полностью. Меня журналисты спрашивали, сколько всего надписей было оставлено. Отдам им баннер, пусть считают, я не возьмусь, там живого места нет.

- А куда пойдут теперь эти баннеры?

- Один у нас попросил ДК им. Гагарина, хотят у себя повесить.

- Этому ДК, наверное, надо к акую-то медаль дать за смелость: они же разрешили устроить штурм рейхстага.

- Да, все учреждения, у которых подходящий для реконструкции взятия рейхстага фасад, отказались. Боялись, что к зданию приклеится прозвище «рейхстаг», что все увидят ободранный фасад. Отдельная благодарность главе Краснооктябрьской администрации Валерии Кроман, за то, что она подхватила наши идеи. Устроить реконструкцию взятия рейхстага в жилых кварталах - со стрельбой, взрывами, - ужасно сложно административно. Но она взялась сама урегулировать все вопросы с правоохранительными органами, только сделайте. Нам с ней повезло.

- А «ЗИС» зарегистрирован в ГИБДД? Это действительно транспортное средство? Номеров ведь на нём не было.

- Открою секрет: это не «ЗИС», это переделанный ГАЗ-52. Настоящий «ЗИС» не найдёшь, да и стоит он очень дорого, таких денег у «Пехотинца» нет. Поэтому они его сами переделали. А вот пушка настоящая, стреляет холостыми снарядами, на неё есть все документы. А на грузовик документов нет, поставить на учёт машину, которая была одной марки, а стала другой, - нереально. Надо отдать должное милиции: хотя одни запрещали нам движение, другие поддержали и пролоббировали разрешение у начальника ГУВД, с его участием вопрос решился за день.

- Перед праздниками получила результаты соцопроса: 92% россиян одобряют георгиевские ленточки, но оставшиеся 8% очень сильно заметны. Например, я поставила в свой «живой журнал» фоторепортаж о работе вашей «Фронтовой фотостудии». И, конечно, нашёлся аноним, который написал, что переодеваться в военную форму тех лет - это хамство и пошлость. Вам приходилось с подобным сталкиваться на улице?

- Нет. Все с удовольствием принимали нас. Это очень важно. Чиновника Росохранкультуры Каркачёва, который меня оштрафовал за блиндаж, я спрашивал: кто у вас начальник? Министр. А у министра? Премьер-министр. А у него? Президент. А у президента? Народ. Так вот у него и надо спрашивать, прав я или нет. В блиндаж стояла очередь длиной в 20 метров. По нашим подсчётам за три дня прошло около 2 тысяч человек. И ещё больше туда не зашли, потому что не хотели стоять в очереди. Всем не угодишь, но если большинству нравится, на них я и буду ориентироваться. Меня критиковали и за пилотки. Но если бы людям это не было надо, они бы не рвали их из рук. 40 тысяч пилоток разошлись, как горячие пирожки. Мне пришлось приложить усилия, чтобы они не разошлись ещё со склада, потому что чиновники разных уровней давили и требовали выдать им партию пилоток. Мне говорили: смотри - пилотки продают. Пусть продают. Пусть на этом развивается бизнес, раз покупают - значит, это нужно. Нельзя же всё бесплатно раздавать, если на водку находят деньги, то и на символ патриотизма - пилотку, флаг - найдут. Я не против, чтобы продавали георгиевские ленточки. Флаг же можно продавать? Наша задача - создать образы, символы, раскрутить их, но халява не может быть вечной, символ должен быть дорог. Я считаю, что запустить эту волну получилось. Самое большое достижение - если в будущем году люди достанут пилотки этого года и наденут. И ещё я хочу, чтобы это был федеральный символ, чтобы Волгоград стал родоначальником новых традиций, и чтобы в пилотках, которые в будущем году разойдутся по всей стране, внутри стояла печать с Родиной-матерью и надписью «Волгоградская область». Пусть все знают, что идея пришла от нас. Сейчас я готовлю новый проект, часть которого - значки с надписью «Гражданин Российской Федерации», как на моей визитке. Думаю, их тоже будут покупать. Как футболки с надписью «Россия». «Комендантский патруль» задумывался больше для ветеранов. Но их на улицах было немного. За три дня поздравили всего десятка три ветеранов. Но для молодёжи мы работали как фотомодели. Мы посчитали: за 15 минут - 50 фотографий. Мы встали, оставили между нами промежутки по метру - и люди по очереди фотографировались. Самоорганизация меня даже удивляла. То же самое и у блиндажа: не было хаоса, бардака. И почти не было пьяных. Это, кстати, я уже от многих слышал: в эти дни количество пьяных на улицах было минимально.

Вжиться в роль

- У меня тоже есть хороший пример: 9 мая после салюта из центра шёл поток автомобилей на юг и на север. А мне надо было выехать на Советскую с второстепенной дороги. Думала, простою до утра, ведь пропускать нас никто не обязан. Но оказалось, что сами водители решили красиво: одна машина с главной, одна с второстепенной. Всё отлично устроилось.

- Мне эта тема очень интересна, потому что я занимаюсь развитием гражданского общества. Часто слышу, что у нас его нет и не будет, нам нужно, чтобы нас гоняли и заставляли. Нет. Наши люди могут самоорганизовываться, но им нужны условия.

- Вы, видимо, их и создали. Дали возможность прикоснуться к другой эпохе. Вжиться в другую роль.

- Да, в интернете есть сайты, где можно загрузить своё фото и получить фото в форме любого рода войск. Но когда ты фотографируешься с живым человеком в форме - это другое. Многие впервые держали в руках настоящее оружие времён войны. У него спилены бойки, разрезаны стволы, оно не стреляет, но это настоящее оружие. Несколько тысяч людей брали в руки пулемёт или ППШ, но всего человека три с этим оружием изображали стрельбу. Это святыня, которую берут с трепетом. Люди, которые надевали гимнастёрки, чтобы сфотографироваться, подтягивались, становились серьёзными. И даже девушки, которые с нами фотографировались, становились другими, целомудренными, исчезала развязность. Солдаты-срочники даже позавидовали: эх, везёт, какая классная форма, нам бы такую Актёр, который играет роль, вживается в неё, она в нём остаётся, как у Василия Ланового после фильма «Офицеры». Мы с ним работали в Общественной палате России, я знаю. Я вставал, когда он входил, потому что энергетика той роли осталась с ним. Чтобы человек поменялся, он должен прочувствовать что-то. Ролевые технологии в обучении работают очень эффективно. Мы же учимся не умом, а эмоциями, чувствами. В нашей игре тоже есть этот импульс, пусть маленький, но есть. Я же видел, как какая-нибудь чучундра берёт меня под руку, чтобы со мной сфотографироваться, - и преображается, у неё другая осанка, другое выражение лица, она чувствует себя женщиной. Для многих образ настоящего мужчины - это офицер тех времен. И для ребят, которые участвовали в этом проекте, это было особое время. Мои красноармейцы 7 мая ездили в филармонию переодеваться, а 8-го и 9-го прямо из дома приезжали в форме. Конечно, им было тяжело таскать оружие, к концу дня они его просто волочили за собой, но не жаловались. А ребята, которые работали на блиндаже, все три дня там прожили, и так вжились в образ, что даже говорить стали по-другому.

Дедушкина история

- Самый трогательный видеосюжет, который я видела после этих праздников, связан с вами: как вы с вашим красноармейцем несли ветерана на руках на Мамаев курган.

- Для меня это сложная ситуация. Те, кто отвечал за безопасность, временами перегибали палку. Например, во время парада мы не могли подвезти мешки с пилотками, нас не пускали. Пришлось много раз бегать туда-сюда, нося пилотки в руках. А у нас их было около 7 тысяч. Представляете, сколько лишней работы? То же самое и с дедушкой, которого нам пришлось нести. Автобусы подвозили ветеранов к концертной площадке на кургане сзади, оттуда не так далеко идти, да и под горку всё-таки. А он поехал с родственниками, и их не пустили. Никто в ГИБДД не стал разбираться, ветеран - не ветеран. Вот он и пошёл по лестнице. А у него коленка раздроблена в войну... Полпути прошёл, а дальше никак. Мы увидели, что он долго стоит у стеночки, подошли, предложили помочь. Ничего сложного в этом не было, даже приятно, но одновременно - и неприятно, что такое вообще могло произойти, а когда он стал нам руки целовать, стало просто больно.

- Вы довольны своей работой?

- Все проекты, которые затевали, выстрелили, как надо. Главное, что мы упустили, - у нас не было своего пресс-центра. Больше надо аниматоров, патруль должен быть не один, а пять-десять, групп с баяном - двадцать, тридцать... Хотя баянистов у нас мало, попробовали заменить баяниста патефоном - получилось отлично. В будущем году используем. Идею с блиндажом тоже надо дорабатывать, строить их в разных районах. Жалею, что не сделал блиндаж в парке Гагарина. Но я узнал о них, когда у нас уже начался скандал с курганом. Теперь сделаем. В Волгограде очень не хватает военной техники. Нет даже Т-34. Я в детстве лазил в танк, который стоит у тракторного, а потом люк заварили. А ведь посидеть в танке - это особое впечатление, его стоит испытать, чтобы представить, как в нём воевали. Это даёт понимание, что война - это тяжело. А сейчас сформировалось романтическое представление о войне: мой дед - Рэмбо, который несётся на крыльях и всех врагов убивает. У меня оба деда были разведчики. И один дед обморозился так сильно, что, когда вернулся обратно в блиндаж, пил кипяток и не чувствовал, и у него выпали все зубы. Я его стал понимать только сейчас, после вот этой своей анимационной деятельности, лишь чуть-чуть прикоснувшись к теме. Меня раньше никогда не интересовал боевой путь моих дедов. А сейчас я стал интересоваться. Брат деда был Герой Советского Союза. Я почему-то всегда думал, что он погиб под Сталинградом. А теперь нашёл в интернете, что он погиб под Витебском, узнал, как он погиб, почему стал героем, что он сделал хорошего для других. Здорово помог сайт Минобороны «Мемориал»*. Нашел информацию и о деревне, где он погиб, и его могилу. Планирую туда съездить. Жалею, что не знал раньше, я ведь был в Витебске полтора года назад. Мне важно, чтобы наши анимашки подтолкнули людей поинтересоваться своими предками. Мы же ничего о них не знаем.

- Они и сами не рвались рассказывать, по своим дедам знаю.

- Моя бабушка в войну прятала у себя раненого матроса, потом он её нашёл, предложил пойти в военкомат, зафиксировать, ей же медаль дали бы, и льготы были бы не лишними - 8 детей всё-таки, а всего она родила 13. Она отказалась - не для медалей это делала. Наверное, поэтому и я сразу забыл про ветерана, которого нёс, просто вычеркнул из памяти, мне неприятно об этом вспоминать: помог тому, кого ты и так на руках должен носить, а он мне ещё и руки за это целует. Стыдно очень.

* http://www.obd-memorial.ru/

Анна СТЕПНОВА