Пошлость

Это ругательное слово всё реже встречается в обиходе. Не так давно за произнесённую вслух скабрезность приличная дама могла вас вполне заслуженно обозвать пошляком. Рассерженный критик мог назвать пошлым низкопробный роман или театральную постановку, а умный человек - дурака. Теперь этим словом почти и не пользуются, а для какого-нибудь совсем юного создания эпохи Ксении Собчак и культурного революционера Швыдкого «пошлость» - нечто совершенно непонятное, как и вышедшие из обихода «понеже», «артель» или какой-нибудь «гоманок».

Ну и правильно. Нельзя же использовать ругательное слово, если то, что оно обозначает, теперь не патология, а норма. Тем более что с пошлостью и раньше было не всё так просто. Как её, бедную, только не определяли: сравнивали и с вульгарностью, и с избитостью, и с неприличным поведением, и даже с банальностью. Многие великие умы и исторические деятели отметились на поприще афористичного определения пошлости. А теперь все их усилия пошли прахом. Определения есть, а слова - уже почти нет.

Зато есть буйство красок жизни. Вот на стены домов на днях наклеили замечательные предпраздничные объявления: «Пасхальный завоз! В магазине секонд-хэнд «Гаврош» - одежда и обувь!». Очень грамотный рекламный ход. Если бывает «рождественская распродажа», то почему бы не быть «пасхальному завозу»? Так и представляю очередь из бабушек с куличами в руках, выстроившихся в очередь за модными новинками. А потом, судя по названию магазина (так звали героя из романа Виктора Гюго), - на баррикады.

Какая же это пошлость? Это жесть, как сейчас принято говорить. Конкретно фишку рубят ребята. В конце-то концов, почему политикам и чиновникам перед телекамерами можно Всенощную стоять и Крестным ходом ходить в первом ряду, а простому бизнесмену нельзя религиозно попиариться? Реклама она, как и Бог, - у всех одна. А вот на магазинной полке ещё одно ноу-хау, но уже к будущему празднику Победы. Симпатичные такие поллитровочки с «Клюквенной настойкой». А на бутылочки надеты яркие картонные ярлычки с названием предстоящего праздника и патриотическим призывом: «За Победу - залпом!». Не надо быть врачом-наркологом, чтобы дать прогноз, что будет с тем, кто поймёт эту инструкцию буквально. А где здесь пошлость? - спросят меня. И ответить нечего, прибыль - дело серьёзное. Здесь всё в тему: и Пасха, и секонд-хэнд, и День победы, и развесистая клюква на спирту.

Только вот вспоминаются слова одного немца-атеиста, звали его Фридрих Ницше, который говаривал, что «пошлая натура отличается тем, что она никогда не упустит из виду своей выгоды...». Под конец жизни он свихнулся - туда ему, безбожнику, и дорога. Мы же на такие глупости и условности внимания обращать не будем. Что у нас там дальше по календарю?

Виктор ПИЛИПЕНКО