Скрипичных дел счастье

Как и любой творческий человек, волгоградский музыкальный продюсер, известный скрипач и отец-основатель оркестра «Солисты Волгограда» Александр СИВАЕВ с удовольствием ответил на вопросы ресторатора Алексея ТОРУБАРОВА о себе и музыке в своей жизни.

- Александр Николаевич, в каком возрасте вы впервые взяли в руки скрипку?

- Я начал играть в четыре года. Мне нравилось, как играет на ней моя старшая сестра. Сразу понял: это - моё, и никогда скрипке не изменял. Думал научиться играть на гитаре, но, понимаете, после неё образуются мозоли на подушечках пальцев, и тонкие скрипичные струны потом просто не чувствуешь. Так что оставил эту затею. Зато благодаря тому, что оба ребёнка в нашей семье выбрали скрипку, мой отец научился их делать профессионально - его имя сейчас в энциклопедии Союза скрипичных мастеров России. Всю жизнь он работал художником-оформителем, любил возиться с деревом, но после того, как и второй ребёнок потянулся к скрипке - а хороший инструмент тогда было невозможно достать - поехал учиться в Москву, к известному мастеру. Я играю на скрипке отца, её очень часто принимают за итальянскую работу, просят продать... А благодаря сестре я практически до шестого класса, будучи уже лауреатом многих конкурсов, играл, не зная нот! Мне давали задание, я просил сестру сыграть, всё запоминал, и спокойно повторял в школе. Ноты учить было лень. Но, конечно, чтобы поступить в музыкальное училище, пришлось заниматься с репетитором.

- Как родители боролись с вашей ленью? Надо ли заставлять ребёнка заниматься музыкой?

- Бороться не приходилось - я очень любил скрипку. Хотя, бывало, гулять не пускали, я даже плакал из-за этого. Зато часто пользовался тем, что ни мама, ни отец ничего не понимали в музыке, и вместо того, что задавали в школе, играл, что в голову приходило - а на пюпитре поверх нот лежала какая-нибудь книга. Музыка - тяжёлый труд, и, конечно, родители должны подталкивать ребёнка, настраивать на занятия. Но сделать выбор должен он сам - если у него загорелись глаза, всё получится. Вот у моего сына скрипка «не пошла», зато на занятия по вокалу он ходит с удовольствием. Можно родиться гением, но чтобы чего-то достичь, чтобы покорить публику, заставить себя полюбить - нужно много работать.

- Как вы попали в Волгоград? Считаете ли вы его своим городом?

- Конечно, считаю. И очень горжусь тем, что живу в Волгограде. У меня сын здесь родился. Сам я из Северодвинска, но у нас там нет консерватории или музыкальных училищ, и я, как Ломоносов, уехал покорять страну - через Волгоград. Помню, приехали мы сюда с женой в пять утра, дождались, пока на вокзале ресторан откроется - нам буфетчица и указала путь к Серебряковке. И получилось, что приехал на войну с большим городом, а нашёл - любовь.

- Скрипка - это тоже любовь? Для вас она только инструмент или существо одушевлённое?

- Одушевлённое и непорочное - на ней нет никакого греха. Я могу быть грешен, у меня есть свои недостатки, а в скрипке нет изъянов. И она обижается, если я её кому-то даю поиграть - чувствую потом, от неё отдача не такая идёт, как будто она на меня обиделась.

- Я знаю, вы часто ездите на гастроли вместе со своим оркестром «Солисты Волгограда». И как у каждого гастролирующего, у вас наверняка есть забавные, запомнившиеся истории...

- Одна из таких историй отучила меня от мечтательности при переходе границы. Финские таможенники приняли мой скрипичный футляр - а он действительно был не совсем стандартный - за футляр от винтовки и раздели меня до трусов. Им показалось, что я нервничал, а я просто расслабился и барабанил пальцами по футляру. Как-то во Флоренции мы встречали новый год на сцене, которая была открыта всем ветрам. Итальянский дирижёр, которому страсть как хотелось поруководить русским оркестром, потом сказал, что он никогда не видел на одной сцене столько пьяных музыкантов - а мы просто пытались хоть как-то согреться. А самая безбашенная публика - в Южной Корее. У меня есть фишка: я вытаскиваю на сцену любого человека, даю в руки смычок - он его держит, как ниндзя меч - а сам скрипкой играю «Чардаш». Впервые тогда увидел, какими широкими у корейцев могут быть глаза, и как они рвутся за автографом. Еле удрали тогда!

- Я сам когда-то закончил культурно-просветительское училище по специальности «дирижёр хора», а в студенческую пору подрабатывал в ресторанных ансамблях. Мне кажется, что сейчас рестораны стали своеобразными проводниками музыкальной культуры. Вы согласны?

- Безусловно. Через ресторан можно донести искусство до тех людей, которые либо в силу своей занятости, либо боясь показаться малообразованными, не ходят на концерты и в театр. Считать, что «рестораны - это низко» - удел тех, кто не может себя грамотно преподнести, подать. Поль Мориа почему-то не считал зазорным играть со своими музыкантами в ресторане. А люди, которым понравилось, обязательно сделают потом следующий шаг - может быть, отдадут учиться музыке своих детей.