Сказать себе «нет»

Можно назвать Волгоград культурным городом? Об этом генеральный директор ЗАО «Институт Волгоградгражданпроект» Андрей КУПРИКОВ распрашивал заместителя директора Волгоградского музея изобразительных искусств Татьяну ГАФАР.

- Татьяна Викторовна, сегодня вновь идут разговоры о том, какова нынешняя интеллигенция, какое место она занимает в нашем меркантильном обществе. Масса мнений, неоднозначных. Есть ли у вас своё определение интеллигенции, и согласны ли вы с тем, что люди искусства, не связанные с государством, со службой, - всегда должны находиться в оппозиции к власти?

- С одной стороны, интеллигенция - это принадлежность к определённому типу профессий, а с другой - образ жизни, мыслей. Всё пошло от разночинцев - когда появился этот пласт промежуточный, который не относился ни к аристократии, ни к крестьянству, ни к купечеству: люди, которые занимались медициной, учительством. Сюда же стали примыкать поэты, писатели. Что же касается протестности... Вряд ли в советское время вся интеллигенция была протестной. Это, я думаю, связано с внутренней жизненной позицией. Но люди, которые связаны с творчеством, всегда должны помнить, что их деятельность в первую очередь направлена на пробуждение светлых сторон жизни человека, которые связаны не столько с интеллигентностью, сколько с культурой. Что отличает человека от животного? Только наличие культуры. Это не инстинктивная вещь, это то, что человек вырабатывает в себе сам. Мне понравилось одно определение: человек культурен настолько, насколько может сказать себе «нет». Почему мы связываем культуру только с походами в театр, музей, концертный зал? Извините меня, не писать под деревом - это тоже элемент культуры. И может быть, культура должна начинаться именно с того, что человек должен запретить себе делать это.

- А как вы относитесь к фразе, что о высоком искусстве лучше думать на сытый желудок? Может быть, не очень богатый русский народ больше озабочен пропитанием, чем высоким искусством?

- И это тоже правильно. Когда человек 24 часа в сутки думает о том, как прокормить свою семью, своих детей, требовать от него что-то ещё... Понимаете, это всё закладывается с детства, только тогда это станет такой же потребностью.

- Так это годы нужны, поколения...

- Но есть хороший пример. В 60-х годах XIX века Перов написал картину «Приезд гувернантки в купеческий дом», там купчина стоит со своим слащавым сыном, и очень милая, интеллигентная женщина. Раньше эту картину как трактовали - вот оно какое, жуткое купеческое сословие, какие они сволочи. Но даже если это было так - это купечество 60-х годов. А 90-е? Третьяков, Мамонтов, Морозов, Щукин - это тоже купцы, просто прошло время после приезда гувернантки.

- Как вы считаете, сегодняшний Волгоград культурный город?

- Я бы не сказала... Есть какие-то островки, но мы находимся на периферии в содержательном, идейном, управленческом контексте. Даже в управленческом контексте. Очень многие инициативы, которые могут сделать Волгоград конкурентоспособным в культурной сфере, если и находят какую-то поддержку, то чаще всего извне, а не внутри.

- Все знают о питерской интеллигенции, которая порой обращается: сударь, не желаете ли скинуться на троих? Питер этим очень гордится, и это не смогли убить ни 70 лет совка, ни 15 лет нашего безвременья. Вот Волгоград - много вузов, институтов, предприятий, на которых работает элита рабочего класса, тоже достаточно образованного. Почему же мы оказались на периферии? Как культура может изменить облик, атмосферу города?

- Ещё недавно на культуру были возложены определённые функции - формировать человека определённого образа жизни. И культура это делала. Кто-то талантливо, кто-то бесталанно и льстиво, кто-то - никак. Но был принципиальный вектор, направление. После того, как этот вектор ушёл, роль творческой интеллигенции свелась к тому, чтобы вскрыть язвы, пороки, показать, как плохо было, научить людей любить свободу. А потом - у меня сложилось ощущение - массовая культура, телевидение, глянец ушли в абсолютно экономический сектор, на заработки. А зарабатывать проще всего на самых низких инстинктах. И в культуре, в элите начались брожения - что делать? Зарабатывать деньги или воспитывать доброе, вечное? Да и сами учреждения культуры, находившиеся долгое время в ситуации госзаказа, не думали, что им придётся существовать в других условиях. Ростки есть, менеджеры от культуры уже появились. Надо просто перезагрузиться, чтобы стереотипы снять. У нас есть мать-Родина - замечательно. Есть казачий ансамбль - прекрасно. Но давайте посмотрим, что у нас ещё есть. Фестиваль видео-арта, художники, которые очень востребованы в Москве, есть Серов, которого канал «Культура» называет в числе лучших детских и молодёжных режиссёров-постановщиков. Шире надо смотреть. И перестать жить планами мероприятий. Что будет после того, как вы это сделаете? Надо в процентах, в цифрах, в количестве людей, которые перестанут колоться и плевать мимо урн! А у нас до сих пор пишут: «Цель проекта - воспитание гуманной, гармоничной личности». Всё начинается с того, что люди вокруг чего-то объединяются. Я начала верить, что можно изменить ситуацию к лучшему после того, как стали ремонтировать здание Детско-юношеского центра.