«12» как зеркало российской политики

На государственном телеканале идут анонсы фильма Никиты Михалкова «12». Одобренный президентом Путиным фильм будет показан всей стране. Кандидат экономических наук, доцент Волгоградского государственного университета Карэн ТУМАНЯНЦ, посмотрев это кино, решил обсудить увиденное с читателями «ДП».

Национальность - не главное

Фильм «12», видимо, обладает высокими художественными достоинствами, поскольку: 1) его хотелось досмотреть до конца; 2) после его просмотра возникло желание обсудить увиденное. Не являясь специалистом, не буду далее касаться культурных характеристик кинокартины, но гражданская позиция Н. Михалкова, заявленная в фильме, нуждается в подробном анализе опять же по двум причинам. Во-первых, она очень характерна для современного общественно-политического цикла в России. По сути, этот фильм стал художественной квинтэссенцией восьмилетнего президентства Путина. Во-вторых, содержит весьма опасный посыл обществу, следование которому может привести нас к трагическим последствиям. Причём фильм официально одобрен и политическим, и кинематографическим сообществом России, что вызывает особую тревогу. Претензия режиссёра на постановку социального диагноза раскрывается в тщательном подборе 12 присяжных заседателей, каждый из которых не просто человек, а представитель определённого слоя российского общества. Большинство героев олицетворяют профессиональные группы - врач, учёный, артист, рабочий, служащий, офицер, продюсер, таксист и т.д. Кроме того, политический спектр общества представлен демократом, а национальный - старым евреем и врачом-кавказцем. Этому сообществу предстоит решить судьбу молодого человека, а в более широком авторском контексте - сделать выбор дальнейшего развития страны. Причём чеченская национальность подсудимого необходима авторам скорее как приём обострения эмоционального накала сюжета за счёт актуальной и широко известной насущной проблемы российского общества. С точки зрения событийного ряда, национальность парня и «чеченская» линия фильма не имеют значения. Обвинение в убийстве приёмного отца могло быть предъявлено и русскому сироте, что не существенно отразилось бы на сценарной основе картины. Таким образом, «чеченский след» волею создателей фильма становится лишь символом развилки в построении российской государственности. Впрочем, национальность мальчика даёт возможность Н. Михалкову отметиться по теме «дружбы народов» и продемонстрировать настоящую заботу России о Чечне. Явно не случайны и некоторые детали фильма. Например, упоминание про литовца-фашиста в рассказе еврея, видимо, призвано обозначить отношение автора к современным событиям в Прибалтике. Авторский вклад в кампанию по дискредитации казино выполнен в виде соответствующей части монолога пожилого рабочего. Параллели между «продюсером» и создателями канала Рен-ТВ матерью и сыном Лесневскими видны невооружённым глазом. Отношение Н. Михалкова к политическим партиям правого толка демонстрируется не слишком привлекательным внешним обликом присяжного-«демократа», лысиной и толстыми губами напоминающего Е. Гайдара. Всё это указывает на стремление кинематографистов выйти за рамки художественной интерпретации отдельной истории и предложить собственные общественно-политические обобщения.

Председателем коллегии присяжных в самом начале фильма как-то незаметно, без голосования, становится герой Н. Михалкова. Его участие в дальнейшем обсуждении сводится исключительно к проведению процедуры голосования. К развязке сюжета выясняется, что этот неприметный руководитель - офицер в отставке, как можно догадаться, спецслужб. Более того, он единственный из всех присутствующих сразу понял истину в судебном деле. Раскрыть карты и объясниться его заставила угроза вынесения не запланированного им вердикта. Смысл позиции офицера сводится к тому, чтобы осудить невинного ради его же блага. Он присоединяется к оправдательному приговору, подчиняясь большинству, но он единственный из 12 присяжных теперь вынужден взвалить на себя бремя защиты жизни парня от настоящих убийц и их наказание.

Во всём виноват бизнес

Зритель, особенно молодой, выходит из кинозала с пониманием того, что, кроме спецслужб, ответственность за судьбу страны и восстановление справедливости в современной России взять на себя не может никто. Надежд на официальные органы, судя по фильму, никаких. Следствие проведено предвзято. Одиннадцати неспециалистам хватило менее суток, чтобы опровергнуть все пункты обвинения. Адвокат куплен настоящими убийцами и фактически подсудимого не защищал. Суд разбираться в деталях не стал. Авторы педантично, переходя от одного присяжного-«делегата» соответствующих слоёв российского общества к другому, внушают нам мысль, что решительно никто сегодня не способен взять на себя роль «спасителя Отечества». Больше всего не повезло бизнесу. Он представлен в фильме тремя эпизодами. Во-первых, выясняется, что убийство произошло по экономическим мотивам. «Заказали» боевого офицера и подставили его приёмного сына алчные строители, конечно, элитного, а не доступного дома, которые таким образом освобождали территорию под застройку. Второй тип бизнеса представлен присяжным-продюсером. Живёт он богато, но источник происхождения средств больно несерьёзный - частный телеканал. Несмотря на внешнюю солидность, ведёт он себя инфантильно: от придуманной страшилки ему даже становится плохо и он чаще всех меняет мнение по приговору. Очевидно объективности ради режиссер, в противоположность «весёлому» бизнесу продюсера, представил ещё и самый «грустный» вид бизнеса - похоронный. Его хозяин, тоже один из 12, помогает родному селу и даже построил на свои средства школу, но источником этих денег является мошенничество на кладбище. Правда, обман на похоронах носит оттенок робингудства, так как плата взимается сообразно материальному положению хоронящих. Но, чтобы ни у кого из зрителей не осталось никаких сомнений насчёт этого внешне очень привлекательного героя, он сообщает, что ему некогда разбираться в судьбе парня, так как его ждут любовные утехи с молодой подругой. Итак, собирательный образ российского бизнесмена глазами кинематографистов выглядит так - трусоват, беспринципен, похотлив, ради личной корысти не остановится ни перед чем святым, богатеет лично, но никакой пользы обществу не приносит, благотворительность есть способ обеления награбленного. Нужно отметить, что в данном случае Михалков лишь присоединяется к сложившемуся штампу образа отечественного бизнеса в современном российском искусстве. Отношение старшего поколения мастеров кинематографа вполне объяснимо возрастом и идеологическими установками периода их становления как личностей. Даже Э. Рязанов, славящийся как критик социализма и демократ, невысокого мнения о бизнесменах. Достаточно вспомнить его «Старые клячи» и «Карнавальную ночь-2». Но и у молодых режиссёров и сценаристов предпринимательство не в чести. Например, в «Иронии судьбы. Продолжение» отталкивающий имидж героя С. Безрукова дополняется его работой менеджером в частной компании. Я далёк от идеализации российского бизнеса, но и пугало из него делать несправедливо. Авторы застряли в «бандитских» 90-х и не хотят замечать цивилизацию предпринимательства в России.

Так кто над законом?

Интеллигенция, по мнению Н. Михалкова, тоже не на высоте. Артист зарабатывает, играя на потребу невзыскательной публики. Талантливый учёный первым усомнился в виновности парня и даже пытался собрать аргументы в его пользу. Но продал собственное изобретение, правда, невостребованное на родине, иностранцам. Способствуя принятию справедливого решения, он не готов, по его же словам, взять на себя ответственность за дальнейшую судьбу чеченца. Врач убедил в своей высокой квалификации, но его облик в глазах режиссёра явно портит работа в собственной, т.е. частной, клинике. Идеалам авторского устройства российского общества помощь больным за деньги явно не соответствует. Трудяга-таксист является носителем антисемитских и антикавказских настроений в этой дюжине мужчин, да ещё, пусть и неспециально, чуть не довёл родного сына до самоубийства. Теперь понятно, почему тайный офицер не счёл нужным изначально делиться своими соображениями с этой публикой. Толка от них никакого. Режиссёр втоптал в грязь всех, кроме себя самого. Им отводилась роль машины для голосования, которая должна была упрятать парня в тюрьму, а потом уже рыцарь без страха и упрёка нашёл бы настоящих убийц и освободил бы молодого чеченца. Теперь же весь этот коллектив правдоискателей нарушил планы председательствующего и тому придётся ещё и заботиться о самом парне. Выражением высшей мудрости от создателей фильма является финальная цитата - «милосердие может быть превыше закона». Фраза о верховенстве закона, вложенная в уста «демократа», ранее уже подверглась обструкции в самом фильме. Только почему автор считает халатных следователей, продажного адвоката и скорый суд «законом», а осуждение невиновного - «милосердием», непонятно. Автор настолько не доверяет российскому обществу, что не может представить здесь никаких других законов? Спасти страну могут только невесть откуда взявшиеся подлинные патриоты, вершащие судьбы людей исходя из высшей справедливости, видимо, известной только им. Если бы такой самосуд, осенённый православной иконой, был бы исключительно мечтой художников, то спор ограничился бы констатацией различий творческих концепций. Но мнение авторского коллектива, возглавляемого создателем фильма «55», снятого Н. Михалковым к 55-летию В. Путина, по всем пунктам совпадает с позицией российского политического руководства. Причём, не только и не столько декларируемой, сколько фактически реализуемой все последние годы. Безответственная трескотня одиннадцати заседателей противопоставляется реальным делам молчаливого председательствующего - в фильме так же, как в российской действительности, рассуждения о рыночной экономике и демократии разбиваются о прагматичность уникального пути России к «суверенной демократии» и «ручному управлению хозяйством».

Крупный бизнес должен работать под контролем государства, губернаторов назначает высшее должностное лицо государства, большинство в парламенте может быть только у партий, одобренных высшим руководством страны, общедоступная информация должна отражать официальную точку зрения, будущим президентом может быть только преемник и т. д. Всё это делается не в силу закона, а ради достижения общего блага, о котором народные массы могут и не догадываться. Не удивительна оценка Путиным этого фильма: «Мне кажется, у нас не много таких картин, которые говорят именно о морально-нравственных ценностях. У нас становится всё больше и больше развлекательных фильмов, мы видим на экране так называемый «экшн», а вот глубоких, волнующих вещей очень мало». Спасибо Н. Михалкову, который смог за 2,5 часа выразить художественными средствами логику политических действий последних 8 лет. Закончить хотелось бы словами Мастера: «Я надеюсь, что некоторые мысли и убеждения у зрителя переменятся после картины в лучшую сторону. Главное, не оставайтесь равнодушными!»